Католицизм в XIX—XX веках.

В обычном историографическом обзоре, посвященном политическим, национальным и социальным движениям и экономическим отношениям новейшего времени по самому общему характеру обзора совсем не отводится места историографии, касающейся прошлого духовной культуры, т. е. религии, философии, науки, литературы и искусства, изучение которых составляет предмет более специальных исторических дисциплин. Ближе других сторон духовной культуры к политическим, социальным и национальным движениям в прежние века стояли движения религиозные, которыми так богаты, например, XV—XVII века, когда движения эти выдвигались на первый план. В новейшее время религиозные вопросы утратили свое былое общественное значение, новые церкви более не возникали, а отношения между церковью и государством оставались в том виде, какой приобрели в начале периода. Один только католицизм в данном отношении представляет собою исключение.

Дело в том, что все другие христианские исповедания получили общественную организацию либо в виде национальных, или государственных церквей, более или менее подчиненных светской власти, либо в форме независимых сектантских общин, еще более тесных, тогда как католицизм имеет организацию и иерархию с папой во главе, которые распространяют свою власть на целый ряд стран с католическим населением, на католических подданных иноверных христианских государств и на католиков, рассеянных по всему миру. Это придает католицизму характер международной организации, притом независимой от правительств отдельных стран, наоборот, властвующих над местным духовенством. Такое положение католической церкви имеет своим следствием то, что католики во всем мире, кроме светской власти правительств, признают еще духовную власть главы своей церкви, независящую ни от одного правительства, и что на почве такого двоевластия возможны постоянные конфликты между духовной и светскими властями, бывшие немыслимыми в странах протестантских и православных. Нигде поэтому и не возникало таких политических партий, какие образовались в странах с католическим населением.

И положение, какое занял глава католической церкви в мире, является совершенно исключительным. До 1870 года этот церковный монарх был и светским государем в средней Италии, где- такая его власть просуществовала более тысячи лет. Объединение Италии лишило папу этого положения на Апеннинском полуострове, но от того папство не утратило своего положения в международном мире, как некоторой самостоятельной силы, не состоящей в подданстве ни у одного государства и пользующейся многими прерогативами суверенности, что и позволяет подвластному папе духовенству играть такую политическую роль какая не может принадлежать клиру других исповеданий.

Наконец, ни одно другое христианское исповедание в такой мере и до такой степени не представляет собой средневековые традиции во всех областях мысли и жизни. Вся новая история была эпохой раскрепощения общества от теократических, клерикальных, схоластических и аскетических идей средневекового католицизма, который прошел как бы невредимым через все опасности, какими ему грозили гуманизм, реформация, просвещение XVIII века революция, весь светский дух XIX столетия. Ни протестантизм на Западе ни православие на Востоке не отстаивали так своих традиции, как католицизм, а потому нигде в такой степени церковь не занимала чисто боевую позицию, как-то мы видим в истории католицизма в новейшее время, когда он, то и дело, выступал, как сила глубоко реакционная в политике и притом в политике всех стран, где только ему это было доступно. Другие исповедания так или иначе приспособлялись к требованиям времени, католицизм шел им наперекор или стремился приспособить их к себе.

Вот почему история католицизма не составляет предмета более специальной истории религии, а относится к более общей области политики и культуры, что и заставляет нас выделить этот предмет в особый параграф, притом рядом с рассмотрением других вопросов, выходящих за рамки отдельных национальных историй.

Кроме общих пособий по истории церкви, в которых ХIХ веку отводится очень мало места, имеют для нас значение труды, посвященные именно XIX веку. Таков прежде всего XVI том известных «Etudes sur l’histoire de I’humanitb» Лорана, озаглавленный «Религиозная реакция». Автор был либеральным профессором в такой католической стране, как Бельгия, и постоянно воевал с клерикализмом. Историю папства в большей части XIX века написал датчанин Нильсен, книга которого была переведена на немецкий и английский языки. Заслуживает внимания и «Развитие католической церкви в XIX веке» Зилля. Общие истории католическом церкви в XIX в. Нипполъда и Брюка имеют ближайшее отношение к Германии.

Для более близкого к нам времени большой фактический материал заключает в себе роскошное иллюстрированное издание в двух томах под заглавием «Католическая церковь нашего времени в слове и изображении». К этой общей литературе примыкают биографии пап, начиная с современника Наполеона I, Пия VII, биография которого была написана Арто, потом писавшего и биографии его преемников: Льва XII и Пия VII. О Григории XVI, наиболее реакционном папе первой половины XIX века, также имеются работы, но особенно много было писано о папе Пии IX, пережившем революцию 1848 года и объединение Италии и особенно прославившемся своею непримиримостью к цивилизации и прогрессу. О нем есть книги Пфлейдерера, Виллефранша, Пужуа.

Понтификат его был весьма продолжительным (1846—1878 гг.), как и его преемника папы-дипломата Льва XIII (1878 — 1903 гг.), биографии которого существуют в очень большом количестве.

Главными событиями католицизма во второй половине XIX века были издание Пием IX знаменитой энциклики со списком (Силлабусом) заблуждений настоящего времени, созыв ватиканского собора, провозгласившего догмат папской непогрешимости, и лишение папы светской власти.

Знаменитый «Силлабус», объявивший непримиримую войну всему культурному и политическому движению новейшего времени, представляет одну из характернейших страниц в истории папства в XIX в. О ватиканском соборе и притом в разном духе было написано очень много. В строго католическом смысле историю его изложил на итальянском языке Чеккони, книга которого была переведена впоследствии и на французский язык, а в ближайшее к нам время, тоже в католическом, даже иезуитском направлении издал книгу Т. Грандерат. Не все католики отнеслись так к собору и новому догмату, что проявилось в трудах Фридриха и Фроманна, самым же решительным противником догмата о непогрешимости выступил Деллингер, который издал (под псевдонимом Януса) книгу «Папа и собор» и положил основание отщепенческому католическому движению, известному под именем старо-католичества и сделавшемуся предметом значительной специальной литературы. Из нее отметим немецкие труды Бюллера, Шульте, Веда и русские Беляева, Керенского и Красножена.

Новое положение, которое поневоле занято было папством, после включения Римской области в состав территории Итальянского королевства и в силу особого закона о гарантиях, было предметом еще более обширной литературы, называть которую всю было бы слишком долго. Здесь более других важны работы, рассматривающие новое положение папства с точки зрения международного права, каковы книги Блунчли, Бомпара, Корси, Реша, А. Байкова.

Самой боевой политикой последнего времени своего понтификата Пий IX рассорил папство со многими правительствами, но его преемник, Лев XIII, сумел своею необычайно ловкой дипломатией восстановить внешние добрые отношения между папством и отдельными государствами и значительно вообще поднять авторитет св. престола. Его примирительной политике, однако, совершенно не соответствовал общий боевой тон его энциклик по разным вопросам современности, когда он только продолжал действовать в духе своего предшественника. Самым крупным политическим шагом Льва XIII было издание в 1891 г. энциклики «Rerum novarum», которою папство в интересах католической церкви вмешивалось в рабочий вопрос, в связи с чем вообще находится образование в разных государствах (еще до энциклики) католико-социальных партий. Преемник Льва ХIII не отличался его дипломатической ловкостью, чем вызвал, например, конфликт с Францией, приведший к отделению церкви от государства в этой стране.

История католицизма в отношении между папством и правительствами в отдельных странах имеет свою литературу, иногда даже очень большую. До лишения пап светской власти отношения были миролюбивые, тем более, что и сами правительства в целях политической реакции искали союза с такой консервативной силой, какую представляет собой католическая церковь. Резкие периоды реакции, как-никак, кончились, и с шестидесятых годов началось более свободное время. Грозившее светской власти папы объединение Италии, при котором папа лишался части своих владений, а потом и потеря самого Рима поставили папство в самые непримиримые отношения к новому королевству.

Во Франции духовенство, связавшее себя с монархическими партиями, враждебно отнеслось к третьей республике, которая, в свою очередь, вступила в борьбу с клерикализмом, приведшую к отделению церкви от государства. Объединённая Германская империя, имея во главе протестантскую Пруссию, в числе своих врагов считала католическую партию, на почве чего разыгралась та борьба светского государства с католической церковью, которая известна под названием «культуркампфа». Во второй половине XIX века государство вообще сделало большой шаг к более полной секуляризации, чем прежде, особенно в области народного образования, в которой сами же правительства предоставляли очень много власти и влияния духовенству; в данном случае протестантские страны тоже шли по новому пути. Несмотря, однако, на все неблагоприятные условия, католицизм и в эти десятилетия делал большие успехи. Политически он организовал в разных государствах свои партии, дабы действовать в парламентах на законодательства и на правительства. Для приобретения новых и новых адептов и для противодействия социализму католики стали усваивать его лозунги и организовывать особые христианско-социалистические партии. Мало того, католическая пропаганда делала весьма большие успехи даже в таких протестантских странах, как Англия и Северо-Американские Соединенные Штаты.

Относящаяся к католицизму в отдельных странах литература очень велика, и мы рассмотрим главное в ней здесь же, чтобы не разбивать этого предмета между параграфами, касающимися внутренних отношений в разных странах.

Прежде всего, о положении папства в Италии в последнее время светской власти укажем на русскую книгу об этом предмете Скарятина и французскую Оливара, новые же итальянские церковнополитические отношения рассматриваются в ряде работ, принадлежащих большею частью итальянским авторам: Бруниати, Чешпи, Лампертико, Содерини и др., а из немецких трудов укажем на книгу Гешеля. Особой католической партии в Италии не образовывалось, так как и Пий IX, и Лев XIII не допускали, чтобы верные сыны церкви выбирали и выбирались в парламент, но Пий X в начале XX века отменил этот запрет, хотя после сорокалетнего перерыва оказалось уже не таким-то легким делом начинать чисто католическую партийную организацию.

Для церковно-политических отношений во Франции есть очень солидные, касающиеся вообще католицизма, труды Бургэна и Д. Дебидура, книга которого по истории международных отношений была уже указываема раньше. Один из этих трудов рассматривает историю, отношений между церковью и государством во Франции в XIX веке до 1870 года, другой при третьей республике. О последнем периоде существует книга Д’Эспанье, в которой изложение доводится до 1906 года, т. е. рассматривается и отделение церкви от государства, совершившееся в 1905 г. Об этом последнем писано было очень много, а о создавшемся после него положении есть книга Вивера.

В Германии также происходила борьба между церковью и государством как до объединения, так и после. В первый раз церковный спор возник в Пруссии в тридцатых годах из-за крещения детей от смешанных браков, назначения и увольнения профессоров богословия и т. п., но новый король Фридрих-Вильгельм IV поспешил по восшествии на престол сделать уступки требованиям католической церкви. Освещают историю этого спора Мауербрехер и Фогель. Гораздо большие размеры принял и был более продолжительным так называемый «культуркамф», т. е. борьба за цивилизацию, которую в семидесятых годах вели с папством и с клерикализмом прусское и некоторые другие германские правительства. О нем написали книги Ган, Шульте, Вирлган, Маюнке. В те же годы, когда происходил «культуркамф», в Германии образовалась строго католическая партия «центра», которая часто становилась в резкую оппозицию к правительству и нашла тоже своих историков, например в лице Шпана.

Австрийское правительство было всегда архикатолическим и потому реакционным. Только в конце XVIII века, при Иосифе II, представителе просвещенного абсолютизма, был в монархии Габсбургов издан ряд законов, ограждавших государство и общество от клерикальной опеки, но в эпоху реакции, наступившей после революции 1848 года, австрийское правительство поступилось многим в пользу папства и духовенства по конкордату, заключенному с Пием IX (1855) и представлявшем собой полное возвращение к средневековому учению о главенстве церкви, о первенстве духовенства, о подчинении образования церковному надзору. Позднее, в конституционный период австро-венгерской истории, такие отношения не могли уже более существовать, а в конце XIX века в немецкой части империи происходило даже сепаратистское движение под лозунгом: «Прочь от Рима». Литература об австрийских церковно-политических отношениях менее значительна, чем об итальянских, французских и германских, потому что в монархии Габсбургов они не принимали столь резкого характера, как в других государствах.

Не продолжая дальше этого обзора по отношению к второстепенным государствам, отмечу успехи католической церкви только в двух протестантских странах Европы. Одной из них является Англия, где произошло в XIX веке настоящее возрождение католицизма, о чем говорится даже в заглавиях, посвященных этому книг Тюро-Данжена и Гибера. В середине XIX века Пию IX удалось даже выхлопотать себе право учреждать приходы и епархии в Англии и в Нидерландском королевстве, а при Льве XIII была восстановлена католическая иерархия в Шотландии и в Уэльсе. Громадные успехи делал католицизм в последние десятилетия и в Северной Америке.

Было бы односторонним представлять католицизм новейшего времени, как нечто, в чем не было внутренних оппозиционных течений, хотя и не игравших особенно видной роли. Кроме старо-католичества, по природе своей консервативного, о котором уже было упомянуто, в новейшем католицизме иногда происходили некоторые движения и в духе времени, что относится не только к католическому социализму, но и к тому, что получило название католического либерализма, возникшего еще в первой половине XIX века, и модернизма в последние десятилетия.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.