Философия Ф. Бэкона и Т. Гоббса

Фрэнсис Бэкон (1561 — 1626 гг.) — английский философ, который считается первым философом нового времени. Несмотря на еще довольно ощутимые остатки ренессансно-гуманистической традиции, он уже достаточно определенно смешивает акценты с ренессансного образа человека-творца на образ человека — части природы. Несмотря на довольно заметную в философии Бэкона гуманистически-ренессансную линию, именно здесь начинается господствующее для философии Нового времени толкования человека как части природы, а его духа (который истолковывается в основном как ум) — как своеобразного механизма созерцания реальности (образом которой отныне выступает природа), предназначенного воспроизводить природу такой, какая она есть, зеркально и потому, наконец, нетворчески.

Фрэнсис Бэкон — английский философ, историк, политик

Согласно Бэкону, «Бог создал человеческий разум подобным зеркалу, способному отразить всю Вселенную». Отсюда — механистическое, по сути, представление об истине как «точном» отражение предметов и процессов природы и о заблуждения как искажение такой зеркальной «копии» вследствие действия разного рода внешних причин. Бэкон называет их «идолами» или «призраками», выделяя четыре группы таких идолов:

  1. «привидения рода», связанные с несовершенством самого человеческого разума; изображения этого рода «призраков» прямо указывает на механистичность Беконового понимание действительности. «Разум человека, — читаем у Бэкона, — уподобляется неровному зеркалу, которое, примешивая к природе вещей свою природу, отражает вещи в искаженном и извращенном виде»;
  2. «призраки пещеры» — искажения, которые имеют своим источником индивидуальные особенности (недостатки) разума индивидов;
  3. «привидения площади» — порождаются общением людей, процесс которого навязывает индивидам те или иные ошибочные, но такие, которые уже стали привычными, представления;
  4. «призраки театра» — порождаются слепой верой людей в авторитеты, старинные традиции и понятия.
Томас Гоббс

В работах систематизатора бэконовского материализма, английского философа Томаса Гоббса (1588-1679 гг.) гуманистическое наследство философии Возрождения теряется окончательно. На первый план выдвигается механистическое толкование реальности. Философия Гоббса — типичный пример толкования человека как части природы, функции которой сводятся к простой (механической) форме движения, а законы разума, как естественного свойства естественного человека — к законам математики. Показательны в этом плане рассуждения, которыми начинается один из самых известных произведений Гоббса «Левиафан»: «Человеческое искусство … есть подражание природе … как во многих других отношениях, так и в том, что оно умеет создавать искусственную животное. Ведь наблюдая, что жизнь только движение членов, начало которого находится в какой-нибудь … внутренней части, разве не можем мы сказать, что все автоматы (механизмы, движущихся с помощью пружин и колес, как, например, часы) имеют искусственную жизнь? И действительно, что такое сердце, как не пружина. Что такое нервы, как не такие же нити, а суставы — как такие же колеса, которые приводят в движение все тело так, как этого хотел мастер.

Впрочем, человеческое искусство идет еще дальше, имитируя разумное и совершенное творение природы — человека. Ведь искусством создан тот великий Левиафан, который называется государством … и который является искусственным человеком, разве что большим по размерам и сильнее, чем естественный человек, для охраны и защиты которой он был создан. В этом Левиафане верховная власть, дающая жизнь и движение всему телу, есть искусственная душа; должностные лица и другие представители судебной и исполнительной власти — искусственные суставы; награда и наказание … представляют собой нервы, выполняющие такие же функции в естественном теле; благополучие и богатство всех отдельных членов составляют его силу; salus populi (безопасность народа) — его занятие; советники, которые обучают всему, что необходимо знать, представляют собой память; справедливость и законы суть искусственный разум и воля; гражданский мир — здоровье.

Гоббс, конечно, вынужден признать, что человек не просто является естественным телом, тождественным всем другим телам природы, но и существом моральным, духовным. Однако эту специфичность человека Гоббс истолковывает механистически, потому что человек в этом отличается от других тел природы тем, что оказывается способен создавать искусственные тела (но творит их, как мы уже видели из приведенных соображений Гоббса, по образу и подобию тел природных). Выработка искусственных тел человеком является деятельностью принципиально нетворческой, поскольку она лишь повторяет естественные образцы.

Соответственно (механистически) толкует Гоббс и свободу, которая является для него просто «отсутствием сопротивления», отсутствием «внешних препятствий для движения» и потому присущей не только человеку, но и вообще всем телам природы. Свобода тем самым теряет свое существенное измерение — характер одной из главных «сущностных сил» человека. Оторванная от человека, «выведенная» за пределы специфически человеческой жизни, свобода (так же как сознание, творчество, практика) теряет всякий смысл, становится «порожней абстракцией».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.