Синопское сражение

Более 150 лет назад, 30 ноября 1853 г., русские моряки одержали блестящую победу под Синопом. В этом бою русская эскадра уничтожила турецкий флот.

Синопское сражение занимает в истории военно-морского искусства нашей Родины особое место. Это было первое столкновение флотов России и Турции в войне 1853— 1856 гг. и последний бой кораблей эпохи парусного флота, в историю которого русские моряки вписали много славных боевых страниц.

В XVIII веке русский парусный флот достиг наивысшего расцвета. Руководимый прославленными адмиралами Спиридовым, а затем Ушаковым, русский флот значительно опередил в военном искусстве флоты Англии и Франции.

Русские матросы, вчерашние хлебопашцы, рыбаки и ремесленники, стали грозной военной силой, которая под руководством выдающихся русских флотоводцев наносила сокрушительные удары по врагу. При этом следует иметь в виду, что лучшие русские флотоводцы тех лет Спиридов, Ушаков, Сенявин умели найти пути к сердцам матросов, воспитывали у них горячую любовь к Родине, патриотическое стремление видеть ее могучей, независимой, непобедимой.

Смелым продолжателем этих славных традиций был и черноморский адмирал Павел Степанович Нахимов, который сыграл выдающуюся роль в Синопском сражении.

П. С. Нахимов родился в 1802 г. Основные его жизненные вехи таковы: в 1818 г. он окончил Морской корпус: в 1822—1825 гг. совершил кругосветное плавание па фрегате «Крейсер»; в 1827 г. на линейном корабле «Азов» участвовал в Наварниском бою; в 1830 г. вернулся в Кронштадт, а в 1832 г., до перехода на Черноморский флот, командовал фрегатом «Паллада». На Черноморском флоте он до 1845 г. командовал линейным кораблем «Силистрия», а затем стал командовать соединениями кораблей.

Нахимов был сторонником передовых взглядов в вопросах воинского воспитания и обучения моряков. «… Пора нам перестать считать себя помещиками, — говорил Нахимов, — а матросов — крепостными людьми. Матрос есть главный двигатель на военном корабле, а мы,—только пружины, которые на него действуют. Матрос управляет парусами, он же наводит орудия на неприятеля. Матрос бросается на абордаж. Ежели понадобится, все сделает матрос, ежели мы, начальники, не будем эгоистами, ежели не будем смотреть на службу, как на средство для удовлетворения своего честолюбия, а на подчиненных, как на ступень для собственного возвышения. Вот кого нам нужно возвышать, учить, возбуждать в них смелость, геройство, ежели мы не себялюбцы, а действительные слуги отечества…».

Чтобы правильно оценить прогрессивное направление взглядов Нахимова, нужно учесть, что эти слова были сказаны в жесточайшую эпоху крепостничества, аракчеевского режима и николаевской реакции, когда на солдата и матроса смотрели, как на живую машину, когда казенное, бездушное отношение к народу было основным принципом государственного управления.

В такую мрачную эпоху Нахимов уважал и ценил матросов, заботился о них и учил этому офицеров флота.

Накануне Крымской войны, в октябре 1853 г., Нахимова назначили командующим эскадрой Черноморского флота.

К началу 50-х годов XIX века обострение англо-русских противоречии в восточном вопросе стало проявляться особенно сильно. В октябре 1853 г. разразилась Крымская война. Военные действия открыла Турция. Англия, Франция, Сардиния также выступили против России.

Ведущую роль в развязывании войны сыграла Англия. Англия и Франция стремились обезоружить Россию на Черном море и, используя на своей стороне Турцию, добиться господства на Ближнем Востоке. Английская буржуазия в поисках новых рынков сбыта стремилась вытеснить Россию из Закавказья, Северного Кавказа и Ближнего Востока. Кроме того, англо-французские правящие круги намеревались отторгнуть от России Польшу, Литву, Финляндию, часть Украины и утвердиться на русских тихоокеанских берегах.

В свою очередь, Россия стремилась захватить черноморские проливы и приобрести выход в Средиземное море. Стремление России к выходу в Средиземное море и к расширению внешней торговли отчасти было обусловлено экономическим развитием страны. Кроме того, России нужно было охранять свои черноморские границы. Ослабление Турции в войне с Россией объективно способствовало освободительному движению балканских народов, боровшихся против турецкого ига.

Синопский рейд адмирала Нахимова

6 ноября Нахимов отправился к Синопу, так как получил от пленных турок с «Меджари-Теджарет» сведения, что турецкая эскадра, шедшая на Кавказ, укрылась от шторма в Синопской бухте. 8 ноября вечером Нахимов был уже у Синопа, на рейде которого ему вначале удалось обнаружить 4 турецких судна.

Поднявшийся ночью жестокий шторм, сменившийся затем густым туманом, не позволил Нахимову немедленно приступить к боевым действиям, тем более, что корабли нахимовской эскадры сильно пострадали от шторма — два корабля и один фрегат пришлось отправить в Севастополь для ремонта.

Послав с донесением в Севастополь пароход «Бессарабия», Нахимов со своим отрядом из трех кораблей и брига остался блокировать неприятельский флот у Синопа, ожидая улучшения метеорологических условий.

11 ноября, когда погода улучшилась, Нахимов вплотную подошел к Синопской бухте, чтобы уточнить силы турецкой эскадры. Оказалось, что на рейде Синопа стояло не 4, как было обнаружено вначале, а 12 турецких военных кораблей, 2 брига и 2 транспорта.

Нахимов тотчас послал в Севастополь бриг «Эней» с просьбой быстрее прислать к Синопу отправленные на ремонт корабли «Святослав» и «Храбрый», а также задержавшийся в Севастополе фрегат «Кулевчи». Сам же Нахимов, силами имевшихся у него трех кораблей, приступил к блокаде турецкой эскадры.

Русские корабли, блокировавшие Синоп, держались у самого входа в бухту, чтобы пресечь всякую попытку турок прорваться в море. Этот маневр — держаться вплотную у берега под парусами в жестоких штормовых условиях — требовал большого морского искусства и знания дела; русские моряки наглядно доказали, что они прекрасно владеют этими качествами.

Турки не отважились выйти в море; турецкая эскадра предпочитала оставаться на Синопском рейде под защитой береговых батарей.

16 ноября к Синопу подошла эскадра контр-адмирала Новосильского в составе 3 кораблей и фрегата. Второй фрегат — «Кулевчи» — подошел 17 ноября. После этого Нахимов располагал тремя 120-пушечными кораблями; «Париж», «Великий князь Константин» и «Три святителя», тремя 84-пушечными кораблями; «Императрица Мария». «Чесма» и «Ростислав» и двумя фрегатами: 44-пушечным «Кагулом» и 56-пушечным «Кулевчи». Всего на русских кораблях имелось 710 пушек. Из этого числа 76 орудий были бомбические. Как известно, бомбические орудия XIX в. представляли собой усовершенствованные русские «единороги» Шувалова-Мартынова XVIII в., но качественно это были все же новые пушки, стрелявшие разрывными бомбами большой разрушительной силы.

Турецкая эскадра состояла из 7 фрегатов, 2 корветов, 1 шлюпа, 2 пароходов и 2 транспортов. Кроме этих военных кораблей, на Синопском рейде стояли два купеческие брига и шхуна.

Синопская бухта с глубинами от 13 до 46 м — одна из самых обширных и безопасных бухт на Анатолийском берегу Черного моря. Большой полуостров, далеко выдающийся в море, защищает залив от сильных ветров. Город Синоп, раскинувшийся посредине полуострова, прикрывался с моря шестью береговыми батареями, которые служили турецкой эскадре надежной защитой.

Нахимов решил атаковать противника. Утром 17 ноября на корабле «Императрица Мария», несшем адмиральский флаг, Нахимов собрал у себя второго флагмана контр-адмирала Новосильского и командиров кораблей и ознакомил их с планом атаки. План Нахимова предусматривал фазу тактического развертывания, организацию двух тактических группировок для нанесения удара и выделение маневренного резерва для преследования паровых судов противника. Чтобы сократить время пребывания под огнем противника, обе колонны должны были подходить к месту боя одновременно, имея впереди флагманов, которые определяли боевую дистанцию до противника, и становились на якорь, согласно диспозиции.

Нахимов отказался наносить ряд последовательных ударов по противнику и с самого начала предполагал ввести в бой все свои корабли. На корабли эскадры возлагались раздельные задачи. Концевые корабли обеих колонн «Ростислав» и «Чесма» должны были выполнить чрезвычайно ответственную роль — вести борьбу с береговыми батареями противника на флангах. Фрегаты «Кагул» и «Кулевчи» как наиболее быстроходные должны были во время боя оставаться под парусами и противодействовать неприятельским пароходам. При этом Нахимов, как и ранее, в своих приказах подчеркивал, что каждое судно обязано действовать самостоятельно, в зависимости от складывающейся обстановки, и помогать друг другу.

В 11 часов утра на кораблях эскадры уже читали приказ Нахимова, заканчивавшийся словами: «… Россия ожидает славных подвигов от Черноморского флота, от нас зависит оправдать ожидания!»

Нахимов решил уничтожить хорошо вооруженного и защищенного береговыми укреплениями многочисленного противника, ожидавшего подкрепления из Константинополя.

Начало Синопского сражения

Наступило утро 18 ноября 1853 г. — день Синопского боя. Дул шквальный юго-восточный ветер, шел дождь. В десятом часу на русском адмиральском корабле взвился сигнал: «Приготовиться к бою и идти на Синопский рейд». За короткое время корабли изготовились к бою.

Развевались военно-морские русские флаги. Правую колонну возглавлял корабль «Императрица Мария», на котором находился адмирал Нахимов; во главе левой колонны на корабле «Париж» шел Новосильский. В 12 час. 28 мин. раздался первый выстрел с турецкого флагманского фрегата «Ауни-Аллах», и в то же мгновение открыл огонь корабль «Императрица Мария»…

Так начался знаменитое Синопское сражение, которое имело не только тактическое, но и стратегическое значение, так как турецкая эскадра, отстаивавшаяся от шторма в Синопе, должна была идти для овладения Сухумом и содействия горцам. Современник по этому поводу писал: «В ноябре месяце весь турецкий и египетский флот отправился в Черное море, чтобы отвлечь внимание русских адмиралов от экспедиции, которая имела целью произвести высадку на кавказском побережьи с оружием и боевыми припасами для восставших горцев».

Намерение противника атаковать Сухуми подчеркивал и Нахимов в своем приказе от 3 ноября 1853 г. Упоминается об этом также и в журнале корабля «Три святителя» за 1853 г. Таким образом, Синопский бой был противодесантным мероприятием, образцово организованным и проведенным Нахимовым.

По первому выстрелу с турецкого флагмана открыли огонь все турецкие суда и, несколько опоздав, береговые батареи противника. Плохая организация службы в турецкой береговой обороне (с русских судов было видно, как турецкие артиллеристы бежали из соседней деревни к батареям, спеша занять свои места у орудий) позволила нахимовским судам без особого ущерба пройти мимо батарей неприятеля, расположенных на мысу; только продольный огонь двух батарей — № 5 и № 6, расположенных в глубине бухты, — послужил некоторой помехой продвижению русских кораблей.

Бой разгорался. Вслед за «Марией» и «Парижем», строго соблюдая дистанцию, входили на рейд и остальные русские корабли, последовательно занимая свои места по диспозиции. Каждый корабль, став на якорь и заведя шпринг, избирал себе объект и действовал самостоятельно.

Русские корабли как и предусматривал нахимовский план атаки, сблизились с турками на дистанцию не более 400-500 метров. На «Императрицу Марию» обрушился первый шквал турецкого огня. Пока корабль подходил к назначенному месту, у него была повреждена большая часть рангоута и стоячего такелажа. Несмотря на эти повреждения, корабль Нахимова открыл решительный огонь по неприятельским судам невдалеке от вражеского адмиральского фрегата «Ауии Аллах» и повел по нему огонь из всех орудий. Турецкий флагманский корабль не выдержал меткого огня русских комендоров, он расклепал якорную цепь и выбросился на берег. Такая же частьь постигла и 44-пушечиый фрегат «Фазли-Аллах», на который Нахимов перенес губительный огонь после бегства «Ауни-Аллаха». Объятый пламенем, «Фазли-Аллах» выбросился на берег вслед за своим адмиральским кораблем.

Не менее успешно действовали и другие русские корабли. Воспитанники и соратники Нахимова уничтожали противника, сея в его рядах ужас и смятение.

Команда корабля «Великий князь Константин» мастерски действуя бомбическими орудиями, через 20 минут после того, как был открыт огонь, взорвала турецкий 60-пушечный фрегат «Навек-Бахри». Вскоре метки огнем «Константина» был поражен и 24-пушечный корвет «Неджми-Фешан».

Корабль «Чесма», действуя главным образом против береговых батарей № 3 и № 4, сравнял их с землей.
Корабль «Париж» открыл огонь всем бортом по батарее № 5, по 22-пушечному корвету «Гюли-Сефид» и по 56-пушечному фрегату «Дамиад». Истомин — командир «Парижа» — не упустил случая поразить столь губительным для парусных кораблей продольным огнем (т.е. артиллерийским огнем, ведущимся вдоль всей длины корабля противника) и подбитый флагманский фрегат «Ауни-Аллах», когда последний дрейфовал на берег мимо «Парижа». Корвет «Гюли-Сефид» взлетел на воздух, фрегат «Дамиад» выбросился на берег. Тогда героическая команда «Парижа» перенесла свой огонь на 64-пушечный фрегат «Низамие»; загоревшись, «Низамие» выбросился на берег вслед за «Дамиадом».

Корабль «Три святителя», следовавший в колонне за «Парижем», избрал своими объектами фрегаты «Каиди-Зэфер» и «Низамие», но когда одним из первых турецких ядер у него перебило шпринг и корабль развернуло по ветру, турецкая береговая батарея № 6 продольным огнем нанесла ему большие повреждения в рангоуте, т. е. в деревянной части, предназначенной для постановки парусов. Команда корабля «Три святителя» под сильным неприятельским огнем завезла на баркасах (больших весельных шлюпках) верп (завозной якорь) и, развернув корму своего корабля, снова сосредоточила огонь по фрегату «Каиди-Зэфер» и другим судам. Турецкий фрегат был вынужден выйти из боя и выброситься на берег.

Геройски вели себя в бою русские матросы и офицеры. Матрос Дехта — комендор корабля «Три святителя» — держал запал у только что выстрелившего орудия и, хотя турецким ядром убило стоявших рядом с ним двух матросов, Дехта остался на боевом посту. Мичман Варницкий с корабля «Три святителя», находясь на баркасе для завозки верпа, был ранен в щеку, но своего места не покинул и дело довел до конца. На корабле «Ростислав» мичман Колокольцев с несколькими матросами с опасностью для жизни ликвидировал пожар у помещения для хранения боезапаса, предотвратив взрыв корабля. Старший штурманский офицер линейного корабля «Париж» Родионов, помогая корректировать артиллерийский огонь корабля, указывал рукой направление на неприятельскую батарею. В этот момент его ранило в лицо. Вытирая одной рукой кровь, Родионов другой рукой продолжал указывать направление на турецкую батарею. Родионов оставался на своем боевом посту до тех пор, пока не упал, сраженный неприятельским ядром, оторвавшим ему руку.

Уничтожением около четырех часов дня огнем «Парижа» и «Ростислава» береговых батарей № 5 и № 6 Синопский бой закончился.
Наступил вечер. Дул северо-восточный ветер, временами шел дождь. Вечернее небо, покрытое тучами, освещалось багровым заревом от пылавшего города и горевших остатков турецкой эскадры. Громадное пламя охватило горизонт над Синопом.

В битве при Синопе русские потеряли 38 человек убитыми и 235 ранеными. Турки потеряли убитыми свыше 4 тысяч, много турецких моряков попало в плен, и среди них два командира корабля и командующий турецкой эскадрой вице-адмирал Осман-паша.

Русские моряки стали готовиться к возвращению в Севастополь. Нужно было спешить: корабли имели сильные повреждения, до родного порта было далеко, а путь предстоял в условиях осенней штормовой погоды.

Исправив полученные в бою повреждения, эскадра Нахимова вышла из Синопа и после двухсуточного перехода по штормовому морю 22 ноября прибыла в Севастополь.

Встреча нахимовской эскадры была очень торжественной. Все население города, как в день большого праздника, приветствуя победителей, вышло на Приморский бульвар, Графскую пристань и на берега Севастопольской бухты.

Победа при Синопе показала всему миру героизм русских моряков. Синопский бои прославил русское военно-морское искусство на последнем этапе существования парусного флота. Он еще раз показал превосходство русского национального военно-морского искусства над военно-морским искусством иностранных флотов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.