Политические партии

Хотя генезис политических партий восходит — если говорить об этимологии самого термина — к древнейшим временам, подлинная история политических партий как особых, отличающихся высокой степенью институционализации политических движений датируется концом XVIII и в особенности XIX веком. Это связано прежде всего с вступлением на историческую арену «третьего сословия», а в XIX веке — с введением всеобщего избирательного права.

Что же касается развития политических партий конца XIX—XX века, можно признать в качестве основных факторов формирования современных партий положения, предложенные Мареком Соболевским: а) «введение всеобщего избирательного права; б) пробуждение классового сознания пролетариата и в) пробуждение национального сознания народов колоний».

Анализируя явление исторического развития политических партий, мы наталкиваемся на определенную семантическую проблему. В прошлом, а также и в настоящее время многие крупные организации, имеющие все черты политических партий, то есть представляющие собой организованные группы граждан, стремящихся к реализации общих целей путем борьбы за власть или осуществления власти, выступали и выступают под другими названиями, например «клубы» (в особенности в период Французской революции и в Великобритании в начале XIX века), «объединения» (как, например, Объединение друзей конституции в Польше в 1791 году), «лагери» (как, например, Лагерь национального объединения или Лагерь великой Польши в межвоенные годы), «блоки» (например, Беспартийный блок сотрудничества с правительством в тот же период), «союзы» (например, «Союз за новую республику» во Франции после 1958 года или его преемник, «Союз демократов за республику»).

Вслед за Максом Вебером в настоящее время повсеместно принято деление истории политических партий на три основных периода: партии как аристократические группировки, партии как политические клубы и современные массовые партии. Соболевский справедливо считает два первых этапа предысторией политических партий, подчеркивая, однако, что «граница между массовой партией XIX века и ее предшественницами более ранних эпох не очень отчетлива: напротив, мы имеем дело с преемственностью определенных политических течений»

История американских и европейских политических партий одновременно является историей политического строя и историей социальных преобразований. Именно эти два фактора решающим образом повлияли на появление и развитие политических партий. Партии могут и должны рассматриваться как элементы строя, так и с точки зрения отношений, существующих между ними и социальными, прежде всего классовыми, силами, действующими в обществе. Социологию политических отношений интересует прежде всего вторая из вышеназванных проблем, но она не может игнорировать весьма существенного для понимания характера партий влияния правовых рамок, в которых эти партии действуют. Одновременно в новейших течениях политико-правовых наук все более отчетливым становится понимание рати, которую должен играть анализ общественных сил при исследовании политических партий. На способ мышления современной науки, бесспорно, значительное влияние оказывает марксизм. Подобные тенденции можно обнаружить и у некоторых авторов немарксистов. Рассматривая политические партии в социально-историческом контексте, прежде всего следует выделить следующие моменты:

1.    Политические партии возникают в условиях кризиса феодального общества и формирования капиталистического общества. Они являются политическим проявлением тенденции к привлечению широких общественных кругов к участию в правлении, хотя первоначально это распространяется лишь на экономически привилегированные круги (например, путем введения имущественного ценза). Таким образом, процесс возникновения политических партий является существенным аспектом разрушения традиционных структур масти аристократии и замены их более открытыми объединениями граждан — при ограниченном, буржуазном понимании концепции гражданства. Поэтому буржуазные политические партии наиболее быстрое развитие получили в Соединенных Штатах, где феодализм никогда не имел глубоких корней и где война за независимость привела к созданию буржуазно-демократического государства. Развитие политических партий в Европе связано прежде всего с борьбой буржуазии против феодальных привилегий.

2.    Однако вскоре на политическую арену вступает новый общественный класс — пролетариат. Начиная с середины XIX века рабочий класс создает рабочие партии и борется за все более активное участие в политической жизни, прежде всего благодаря введению всеобщего избирательного права. Это приводило, как правило, к усилению политической и идеологической кристаллизации и придавало европейским партиям идейно-политический характер. Политические и идеологические различия между партиями обычно обозначаются очень четко и во многих странах имеют характер прочных, переходящих из поколения в поколение традиций. Связь между партиями, с одной стороны, и классами и общественными слоями —с другой, прослеживается достаточно четко, хотя и подвергается изменениям в условиях более острых политических кризисов. В то же время в США отсутствие сплоченного рабочего движения, сильное влияние локальных факторов, действующих в отдельных штатах, и слабость европейской идеологической традиции приводят к тому, что партии имеют, как правило, характер аморфных избирательных коалиции, слабо сплоченных идеологически, неоднородных по составу. Во второй половине XIX века происходит изменение характера политических партий в Европе, что приводит к усилению различий между европейскими и американскими политическими партиями. Ключ к этим изменениям следует искать в специфике массовой борьбы пролетариата на обоих континентах.

3.    В XX веке процессы национально-освободительной борьбы в Азии и Африке и усиление прогрессивного общественного движения в Латинской Америке привели к тому, что политические партии начинают возникать также и на этих континентах, где раньше они не существовали или функционировали в очень ограниченных масштабах, часто чисто формально (в особенности в Латинской Америке). Политические партии вырастают здесь чаще всего из национально-освободительных движений, как, например, Индийский национальный конгресс или Фронт национального освобождения в Алжире. В целом можно отметить, что партии в этих странах тем сильнее, чем более тесно они связаны либо с традициями освободительной борьбы, либо с четко выкристаллизовавшимися классовыми интересами. Первое представляется более типичным для стран Африки и большинства стран Азии, а второе — для стран Латинской Америки и некоторых стран Азии. При более высоком уровне экономического развития в странах этого типа происходит кристаллизация партийных различий в соответствии с границами, разделяющими общественные массы, в то время как при более низком уровне экономического развития партии чаше всего имеют характер либо общенациональных освободительных движений, либо локальных, часто племенных организации.

4.    Победы социалистических революций и создание государств диктатуры пролетариата привели к серьезному изменению облика и характера политических партий в социалистических странах. На основе революционных завоеваний рабочего масса и выступающих в союзе с ним классов и слоев (крестьянства, интеллигенции, мелкой буржуазии, в некоторых странах также национальной буржуазии) сформировались политические партии социалистической политической системы с коммунистической партией как ведущей, а во многих странах единственной политической партией. Эти партии являются инструментом общенациональной интеграции на основе осуществления задач и целей социалистического строительства.

Наряду с этими элементами общественно-исторического характера, которые определили основные направления развития политических партий, существуют также обусловленности юридическо-политического и идеологического свойства. Обусловленности юридическо-политического свойства связаны прежде всего с тем, в какой степени в рамках существующей политической системы допускаются политические партии, а также с типом избирательной системы и его воздействием на облик политических партий. Идеологические обусловленности связаны прежде всего с тем, в какой степени партии являются инструментом кристаллизации четко выраженных и противоположных идеологий. Рассмотрим эти элементы по порядку.

Допущение политических партий к участию в общественной жизни не является однозначным с их существованием. Вследствие этого одной из наиболее важных черт партий является их легальный или нелегальный характер, что зависит от политического строя. Революционные партии рабочего класса представляют собой наиболее яркий и часто встречающийся в истории пример партий, которые, несмотря на то что неоднократно они загонялись в подполье, десятилетия существовали на нелегальном положении, становились могучей политической силой.

Именно в подполье сформировались черты ленинской партии нового типа, — партии, которая, несмотря на отсутствие легальных возможностей, сохранила способность вести борьбу и играть революционную, руководящую роль. Победоносное осуществление социалистических революций, руководящей силой которых были нелегальные коммунистические партии, является убедительным доказательством того, что отсутствие легального статуса в рамках системы не представляет собой непреодолимого препятствия, если нелегальная партия пользуется подлинной поддержкой масс. Это относится и ко многим партиям национально-освободительного движения, возникшим в условиях нелегальной борьбы против колониального господства. В период господства фашизма в подполье действовали и партии умеренного центра, и даже правые нефашистские партии.

С другой стороны, формальное допущение деятельности партии еще не означает, что такая партия может быть автоматически признана полностью легализованным элементом системы. Во многих капиталистических странах действуют разного рода ограничения, которые не позволяют коммунистическим партиям вести полностью легальную деятельность. В этом случае мы можем говорить о «полулегальном» статусе некоторых партий. Таким образом, с точки зрения возможности легальной деятельности политические партии можно подразделить на легальные, полулегальные и нелегальные.

Тип избирательной системы косвенно определяет характер партий, содействуя или препятствуя их идейно политической кристаллизации. Как правило, мажоритарная избирательная система, при которой (например, в США или Великобритании) выборы проводятся в одномандатных округах, где побеждает тот, кто получает наибольшее количество голосов, содействует сохранению крупными политическими партиями своих преимуществ в рамках системы

Напротив, пропорциональная система, при которой мандаты делятся в соответствии с полученными голосами, способствует тому, что политические меньшинства обосабливаются от крупных партий и выступают отдельно. Пропорциональная система, таким образом, содействует идейно-политической кристаллизации партий. Наконец, политическая система, допускающая или даже поддерживающая прочные межпартийные коалиции, как это, например, имеет место в Польше и в ряде других социалистических стран, содействует такой эволюции политических партий, которая превращает их не в инструменты политического соперничества, а в формы осуществления политического сотрудничества. Это сотрудничество развивается на основе четко определенных политических и программных принципов, например в условиях Польши — на основе полного согласия с руководящей ратью ПОРП в отношении двух других политических партий и всех общественно-политических организаций.

Говоря об идеологической обусловленности, я имею в виду влияние, которое оказывает на политические партии степень идеологической кристаллизации, проявляющаяся в обществе в целом. Западные авторы уже с давних пор доказывают, что характерной чертой эволюции капиталистических обществ после второй мировой войны является «отмирание идеологии» или, во всяком случае, ослабление идеологических различий между политическими партиями

Это явление значительно более сложное (я показываю это в другой своей работе), так как нельзя говорить о едином процессе «конца идеологии», а скорее о различиях в степени идеологической кристаллизации данной социально-экономической и политической системы. Периоды относительного ослабления идеологической кристаллизации связаны с периодами социально-экономической и политической стабилизации, а периоды кризисов приводят к усилению идеологических разногласий, в том числе и внутри политических партий.

Таким образом, общий идеологический климат влияет на характер политических партий, вызывая у них больший или меньший интерес к идеологии, или, другими словами, определяя их идеологический либо прагматический облик.

В результате можно сказать, что хотя политические партии объединяют основные, общие для всех черты (сформулированные в определении политической партии), однако в их характере имеются значительные различия. Эти различия касаются классового характера партий, типа их организации, места, занимаемого ими в системе власти, их идеологического облика. Это можно представить следующим образом:

 1.   Политические партии в зависимости от своего классового характера делятся на

1.1. Классовые партии, например рабочие, буржуазные, крестьянские, мелкобуржуазные, помещичьи.

1.2. Межклассовые, например буржуазно-помещичьи.

1.3. Партии классовоподобных групп, например состоящие из представителей прослоек, групп.

2.    В зависимости от типа своей организационной структуры партии делятся на

2.1. Кадровые партии.

2.2. Массовые партии, в том числе

2.2.1. с рыхлой организационной структурой,

2.2.2. с прочной организационной структурой.

3. По месту, которое партии занимают в системе власти, они делятся на

3.1. Легальные партии, в том числе

3.1.1.       играющие существенную роль в рамках политической системы или

3.1.2. играющие незначительную роль.

3.2. Нелегальные партии.

4.    В зависимости от доминирующего в них идеологического облика партии можно разделить на

4.1. Идейно-политические партии, в том числе

4.1.1. революционные.

4.1.2. реформистские,

4.1.3. консервативные,

4.1.4. реакционные, или контрреволюционные.

4.2. Прагматические, или, говоря иначе, избирательные партии.

4.3. Харизматично-вождистские партии

Перечисленные выше типы политических партий взаимно не исключают друг друга, напротив, они часто совмещаются, создавая хорошую основу для анализа. Так, например, коммунистическая партия как классовая партия обычно бывает массовой (хотя в период нелегальной деятельности чаще всего она носит кадровый характер; о зависимости от системы, в которой она действует, партия может быть легальной или нелегальной, с точки зрения идеологии — революционной (как кадровой, так и массовой партией); для нее характерна сильная внутренняя организация; в политических системах она играет различную рать — от главенствующей (в социалистической системе) до побочной (в условиях, когда она или лишена массового влияния, или в результате юридических или других ограничений искусственно отодвинута на второстепенные позиции).

Социология политических партий показывает их функционирование как в качестве организованных групп деятелей и сторонников, так и в качестве составной части политической системы. В этом смысле анализ политических партий как политического института приводит к анализу партийной системы как существенного элемента политической системы.

Эти партии не могут быть полностью исключены из партийной системы. они входят в нее постольку, поскольку вступают в отношения, основанные на соперничестве или сотрудничестве с другими партиями партийной системы. Многие совсем незначительные, сектантские партии, по существу, не удовлетворяют этим критериям и тем самым оказываются на периферии или даже за рамками партийной системы. Что касается партий, занимающих позиции, кардинально противоположные существующей системе (например, коммунистические партии в буржуазных партийных системах), то я считаю, что они являются составной частью системы, хотя их присутствие в рамках системы выражается в борьбе против существующего строя. Ибо такие партии находятся в отношениях борьбы с другими партиями системы и тем самым сами представляют ее часть, хотя эта часть дисфункциональна по отношению ко всей системе, поскольку партии борются за то, чтобы заменить существующую систему другой.

Во-вторых, следует ли исключать из партийной системы те партии, которые действуют нелегально? Партийная система, действовавшая в Польше в период гитлеровской оккупации, охватывала конспиративные политические партии, которые вступали в разнообразные отношения друг с другом. То же самое можно сказать о нелегальной партийной системе франкистской Испании. когда конспиративные партии поддерживали взаимоотношения, контактировали и доопределенной степени координировали свои действия. Можно предположить, что делегализация всей партийной системы является проявлением нестабильности политической системы, и рассматривать такую ситуацию как переходную, предвещающую формирование в будущем нормальной, легальной партийной системы. В то же время акцентирование внимания на том обстоятельстве, что к партийной системе относятся партии, действующие легально, необходимо, чтобы определить типичную платформу функционирования партийной системы. Ею является соперничество или сотрудничество в борьбе за власть или за осуществление власти в конституционно установленных рамках.

В-третьих, в литературе, посвященной данному предмету, спорным остается вопрос, можно ли отнести к партийным системам однопартийные системы. Соболевский, ограничиваясь в своих рассуждениях лишь эпохой капитализма, допускает такую возможность на той основе, что «однопартийная система — это система, исключающая существование других, в особенности конкурирующих, партий» Именно это он считает наиболее характерной и самой важной чертой однопартийной системы. Это правильное утверждение, и нет оснований распространять его только на капитализм. И в социалистических однопартийных системах не делают тайны из того, что организация оппозиционных партий не умещается в правовых рамках строя. Но является ли исключение конкурирующих партий, как отмечает Соболевский, самой важной чертой таких партийных систем — это уже совсем иной вопрос. Во всяком случае, в применении к социализму такое утверждение не представляется мне обоснованным, и в этом смысле я понимаю оговорку М. Соболевского, ограничившего свои рассуждения партийными системами капиталистического общества. По мере упрочения социалистического строя отсутствие оппозиционных партий все в большей мере становится проблемой сложившихся традиций, чем проблемой фактически действующих ограничений. Существом этой системы становится не столько исключение других партий из легальной политической жизни, сколько, как указывает Г. Шахназаров, согласование интересов различных классов и общественных слоев «в рамках одной партии и одной партийной политики». Именно это — согласование стремлений и интересов в рамках одной партии — представляет собой существо социалистических однопартийных систем.

Многочисленные спорные проблемы возникают не только при определении, но и при классификации пар тинных систем. В буржуазной литературе почти безраздельно господствует обычай классификации партийных систем по количеству партий, эффективно участвующих в борьбе за власть; в результате все партийные системы делятся на много, двух и однопартийные. В литературе социалистических стран уже много раз указывалось, что подобного рода классификации затемняют проблему, так как

а)    опираются на чисто формальные критерии и не вникают в определяемые строем различия между партийными системами;

б)    оперируют лишь количественными критериями и тем самым игнорируют качественные аспекты межпартийных отношений;

в)    не позволяют увидеть ни многих видов партийных систем в рамках многопартийности, ни многих партийных систем, которые не умещаются в такой тройственной классификации

И в немарксистской литературе можно иногда встретить критику классификации партийных систем, основанных на количественных критериях. В свое время Дюверже вышел за рамки такой классификации, предложив особый тип партийных систем под названием «системы доминирующей партии» Сартори вообще отбросил тройственную классификацию партийных систем и предложил поделить все системы на 1) однопартийные, 2) партии гегемона, 3) доминирующей партии, 4) двухпартийные, 5) умеренно многопартийные, 6) крайне многопартийные, 7) авторизированные. И такая классификация имеет свои слабые стороны, в особенности если учесть, что она не учитывает в достаточной мере различия строя. Однако эта попытка является самым большим в немарксистской литературе шагом к преодолению формальных схем, которые до сих пор господствуют в ней.

Основываясь на предложенной типологии партийных систем, которую я представил ранее вместе с Котари, а также на интересной типологии буржуазных партийных систем, разработанной М. Соболевским, я хотел бы предложить следующую развернутую типологию партийных систем:

1.    Партийные системы капиталистических государств

1.1. Альтернативная система, в которой по крайней мере один альтернативный коллектив политиков организован в виде политической партии или политических партий и имеет реальные шансы заменить коллектив, правящий в данный момент; в рамках этой группы могут иметь место:

1.1.1.       Система многопартийной раздробленности, в которой ни одна партия или группа партий не имеет явного преобладания, а власть осуществляется коалициями, изменяющимися по составу.

1.1.2.       Двух блоковая система, в которой существуют нисколько политических партий, но они делятся на два постоянно соперничающих политических блока.

1.1.3. Двухпартийная система, где хотя и существуют более мелкие партии, но подлинное соперничество за власть происходит между ДВУМЯ самыми крупными партиями системы.

1.2. Неальтернативные системы, в которых либо конституционные принципы, либо фактическое соотношение сил приводит к тому, что нет подлинного соперничества между политическими партиями за власть; в рамках »того могут иметь место:

1.2.1. Система кооперации партий, характеризующаяся блокированием главных политических партий и фактическим исчезновением оппозиции.

1.2.2. Система партий национального соглашения (или доминирующей парши), в которой хотя и существуют многочисленные политические партии, соперничающие на выборах, но одна партия постоянно доминирует над всей политической системой и безраздельно осуществляет власть, а другие партии действуют либо как критики правительства, либо как представители отдельных групп интересов, имея четко ограниченную и, как правило, локализованную базу влияния.

1.2.3. Ограниченные партийные системы, в которых существуют разные политические партии и между ними осуществляется соперничество за политическое влияние, но власть находится в руках одной политической силы — чаще всего армии, заявляющей, что она независима от партий и стоит над ними.

1.2.4. Однопартийная система, исключающая существование других политических партий, кроме правящей.

2. Партийные системы социалистических государств

2.1. Однопартийная система, в которой согласование интересов классов и общественных слоев осуществляется в рамках одной пар тин, партии рабочего класса, и где эта партия постоянно является руководящей силой по отношению ко всем другим общественный и политическим организациям

2.2. Система партии гегемона, в которой гегемония одной партии. партии рабочего класса, основывается на том. что другие существующие в рамках системы политические партии, как и остальные общественно-политические организации, признают ее руководящую роль: в этой системе коммунистическая партия осуществляет руководство многопартийной коалицией партий, стоящих на принципах социализма, а другие политические партии не допускаются к участию в политической системе.

Сконструированная таким образом типология основывается на известных до сих пор политических формах социалистической государственности. Нельзя утверждать, что партийные системы социалистических государств будут всегда иметь форму однопартийных систем или систем партии гегемона. Первый период истории советского государства, когда власть находилась в руках коалиции большевиков и левых эсеров, указывает на то, что существовали потенциальные возможности функционирования системы, более близкой тому, что Соболевский называет (правда, анализируя капиталистическое общество) системой кооперации партий. В этот период подчеркивалось, что однопартийность отнюдь не является обязательной чертой строя диктатуры пролетариата. Г. Шахназаров указывает на то, что на Втором всероссийском съезде Советов большевики получили абсолютное большинство в избранном съездом законодательном органе (ВЦИК) и имели возможность сформировать однопартийное правительство, но не воспользовались этим. Позиция партии, пишет Г. Шахназаров, исходила из стремления привлечь к участию в правительстве левых эсеров, но это продолжалось недолго, так как последние перешли в контрреволюционную оппозицию. Одно партийность системы оказалась следствием развития исторических событий. Подобным образом обстояло дело и в ряде других социалистических стран, где в конечном счете сформировались однопартийные системы. В других же странах иной ход событий, связанных с борьбой за власть трудящихся, привел к созданию систем партии гегемона, в рамках которых под руководством коммунистических рабочих партий действуют в прочном союзе другие партии трудящихся масс. Такими партиями являются: в Польше — Объединенная крестьянская партия и Демократическая партия, в ГДР — Либерально-демократическая партия Германии, Христианско-демократический союз, Национально-демократическая партия Германии и Демократическая крестьянская партия Германии; в Чехословакии — Чехословацкая социалистическая партия, Чехословацкая народная партия, Партия словацкого возрождения и Словацкая партия свободы; в Болгарин — Болгарский земледельческий народный союз; в Китае — Революционный комитет гоминьдана, Демократическая лига, Крестьянско-рабочая демократическая партия, а также другие небольшие партии локального характера; в Корейской Народно-демократической Республике — Демократическая партия Кореи и религиозная партия Ченудан; в Социалистической Республике Вьетнам — Социалистическая партия и Демократическая партия. Существование в этих странах систем партии гегемона указывает на существенную роль, которую эти системы — наряду с действующими в других социалистических странах однопартийными системами — играют на современном этапе строительства социализма.

Открытым остается вопрос о том, как будет формироваться партийная система в условиях перехода к социализму, в особенности в случае осуществления мирного пути к социализму. Завершившийся контрреволюционным переворотом и установлением фашистской диктатуры трехлетний период правительства Народного единства в Чили (1970-1973 годы) показал, что коммунисты и другие левые партии были готовы лояльно относиться к принципам многопартийной системы, не исключая из нее даже партий правого направления. В Португалии после свержения существовавшей почл1 полвека фашистской диктатуры в 1974 году сложилась система, в которой левые партии создали политическую коалицию, от участия в выборах были отстранены правые партии и маоистские «ультралевые» группы, а Революционный совет вооруженных сил сохранил верховные политические полномочия. Такая система, имеющая, впрочем, черты переходной системы, содержит элементы различных партийных систем, и в частности многопартийной кооперации партий и ограниченной партийной системы. Наконец, следует отметить, что в программах итальянской, французской и других коммунистических партий Западной Европы ясно говорится, что в условиях перехода к социализму будет сохранена многопартийная система.

Все эти проблемы требуют внимательного анализа в свете изменяющихся исторических условий. Однако неизменным остается принцип марксизма —независимо от типа партийной системы руководящей силой борьбы за социализм всегда является коммунистическая партия. Меняются лишь формы осуществления коммунистической партией своей руководящей роли, но не существо проблемы.

Партия рабочего класса

Коммунистическая партия представляет собой партию нового типа как вследствие ее классового содержания и исторической рати, так и ее организационных форм и методов деятельности. Она является революционной партией рабочего класса, опирающейся на принципы марксизма-ленинизма и ставящей перед собой цель победоносного осуществления социалистической революции, установления диктатуры пролетариата и построение коммунистического общества. Это массовая партия, построенная на принципах демократического централизма, действующая в качестве руководящей силы рабочего класса и масс трудящихся, а после победы социалистической революции — в качестве руководящей силы всего социалистического государства.

Положение о том, что революционная, марксистско-ленинская партия должна стоять во главе классовой борьбы пролетариата и что ее политическое руководство является условием победы, относится к основополагающим принципам марксизма. Эту мысль сформулировал Уже К. Маркс, указывая — прежде всего в Коммунистическом манифесте — на важную роль коммунистов в революционной борьбе рабочего класса. Вопрос о руководящей роли партии подробно развил и обосновал В. И. Ленин, в особенности в работе «Что делать?». В. И. Ленин указывал, что рабочий класс, лишенный политического руководства в липе революционной партии, не в состоянии полностью осознать свои задачи и возможности, иначе говоря, рабочий класс не в состоянии стихийным образом выработать революционное классовое сознание; поэтому необходима постоянная деятельность партии как идеологического руководителя и воспитателя масс, который вносит революционную теорию в ряды рабочего класса, стихийно поднимающегося на борьбу; на основании этой теории партия должна выработать применительно к существующим условиям конкретную программу революционных действий; тем самым партия становится штабом, планирующим направление борьбы рабочего масса; будучи штабом, руководящим классовой борьбой пролетариата, партия одновременно является передовым отрядом (авангардом) рабочего класса; в ее рядах сплачиваются наиболее самоотверженные и наиболее преданные деятели, которые собственным примером указывают всему рабочему классу, трудящимся массам путь борьбы за свержение капитализма и построение социализма.

В этом состоит руководящая роль партии в подготовке и победоносном осуществлении социалистической революции. Эту роль партия может выполнить только в том случае, если имеет революционную идеологию и руководствуется ею в определении целей и средств борьбы; построена на принципах демократического централизма и придерживается железной дисциплины при осуществлении задач, которые демократическим образом определяются руководящими партийными органами и которые находятся под контролем всей партии; находится в тесной связи с массами, воспитывает их, а одновременно и учится у них.

В. И. Ленин следующим образом разъяснял характер партийной дисциплины в революционной партии. Отвечая на вопрос, на чем держится, чем проверяется и чем Подкрепляется эта дисциплина, он писал; «Во-первых, сознательностью пролетарского авангарда и его преданностью революции, его выдержкой, самопожертвованием, героизмом. Во-вторых, его уменьем связаться, сблизиться, до известной степени, если хотите, слиться с самой широкой массой трудящихся, в первую голову пролетарской, но также и с непролетарской трудящейся массой. В-третьих, правильностью политического руководства, осуществляемого этим авангардом, правильностью его политической стратегии и тактики, при условии, чтобы самые широкие массы собственным опытом убедились в этой правильности».

Формулируя таким образом характер и задачи партии рабочего класса, В. И. Ленин особо подчеркивал следующие четыре основных принципа деятельности партии:

1. Принцип авангардной роли партии, выражающийся в том. что партия руководствуется передовой идеологией и объединяет наиболее передовых рабочих и других трудящихся.

2. Принцип членства партии, содержащий высокие политические, идеологические и моральные обязанности ее членов; с этим принципом связано строгое соблюдение качественных критериев приема в партию и забота о том, чтобы позиция членов партии соответствовала ее характеру.

3. Принцип построения партии на основе системы первичных партийных организаций.

4. Принцип демократического централизма, в соответствии с которым для всех членов партии обязательна одинаковая партийная дисциплина и все члены партии должны оказывать действенное влияние на определение линии партии и иметь возможность контролировать все партийные органы.

Принцип демократического централизма составляет основу силы коммунистических партий, а любое отступничество от него ведет к ослаблению руководящей роли партии.

В качестве организатора рабочего класса и всего народа партия определяет конкретные цели действий не только для партийных инстанций или организаций, но и для органов государственной власти и общественных организаций, в которых работают члены партии. Через свой актив партия заботится о том, чтобы вся организационная деятельность в области политической, экономической и культурной жизни соответствовала принципиальной линии партии, то есть вырабатываемой партией программы строительства социализма. Партия делает это как политический организатор строительства социализма. Ее роль состоит в определении конкретных задач социалистического строительства в данный отрезок времени; выдвижении, воспитании и контроле за деятельностью кадров актива, который в партийных инстанциях, государственных органах и общественных организациях реализует линию партии; мобилизации членов партии и беспартийных на активное участие в осуществлении этих задач.

Руководящая роль партии в организационной области не означает передачу ей обязанностей и прав государственной администрации, руководства хозяйственными и другими органами. Партия не должна подменять их, не должна слишком детально контролировать их начинания. Но в то же время она должна придавать их деятельности общее политическое направление и заботиться о том, чтобы партийный актив, действующий в различных областях жизни, сумел сплотить вокруг себя массы для осуществления поставленных партией задач.

Из особого характера и новых задач коммунистической партии как партии нового типа вытекает особый характер социологии партии в условиях социалистического общества. Социологический анализ жизни партии, способа ее функционирования, путей осуществления ею своей руководящей рати, а также социологический анализ отношения беспартийных трудящихся к партии — все это представляет собой не только тему для интересных теоретических исследований, но и непосредственную теоретическую основу для практики.

Этот анализ должен помочь найти еще более совершенные более эффективные формы деятельности партии в условиях дальнейшего строительства социализма.