Церковь Сан-Джорджо Маджоре

Большой канал в Венеции за мостом Академиа быстро расширяется, и когда череда дворцов расступается, впереди показывается широкая гладь Бачино ди Сан-Марко — гигантская водная площадь посреди города. Сравниться с ней по красоте пейзажа может только перспектива Невы и стрелки Васильевского острова в Санкт-Петербурге, а больше ничего подобного нельзя увидеть во всем мире. Но в отличие от петербургского ансамбля архитектура здесь в большей мере подчинена природе: низкие набережные островов почти сливаются с кромкой воды, и украшающие их здания будто плывут по лагуне, залитые солнцем и окутанные легкой дымкой воздуха, насыщенного влагой.

Справа на стрелке острова расположено приземистое светло-серое здание морской таможни, построенное Б. Лонгеной. В XVII веке таможню украсили башней, на которой установлен поддерживаемый тремя бронзовыми рыбами позолоченный шар. Его венчает фигура Фортуны, вращающаяся на ветру, как флюгер.

За таможней начинается очень широкий вход в канал Джудекка, через который в настоящее время в венецианский порт проходят современные морские корабли. А по другую сторону Джудекки, прямо напротив Дворца дожей, расположился маленький островок, который в давние времена был покрыт садами и виноградниками. К тому же на нем возвышались высокие кипарисы, из-за чего его даже называли «островом кипарисов».

В X веке на острове был основан монастырь Ордена бенедиктинцев, славившийся по всей Северной Адриатике, а в 978 году здесь построили одну из первых в Венеции церквей во имя Святого Георгия. В 1109 году сюда привезли частицы мощей святого первомученика Стефана, и с тех пор ежегодно — 26 декабря — дож посещал эту церковь. Землетрясение 1221 года разрушило церковь, но дож Виани восстановил ее и отдал бенедиктинскому монастырю.

Гордостью монастыря сейчас является великолепная библиотека, отделку которой выполнил Б. Лонгена. Мастер создал библиотеку на месте сгоревшей, которая была построена Микелоцци (XV в.) по заказу знаменитого Козимо Медичи, когда тот в 1443 году вынужден был покинуть родную Флоренцию.

После падения Венецианской республики монастырь стал постепенно приходить в упадок, и в 1806 году его закрыли. В середине XIX века монастырские здания отдали военным, после чего многие помещения были переделаны и приспособлены для нужд военного ведомства.

Культурная жизнь возродилась на острове Св. Георгия через столетие, но уже в ином виде. В 1951 году монастырские здания купил граф Джорджо Чини, организовавший здесь культурный фонд в память о своем погибшем сыне. Остров вновь обрел свой зеленый наряд, стал историко-художественным и научным центром и вскоре получил всемирное признание.

Многие монастырские здания были отреставрированы и обрели черты стиля Возрождения и барокко. К тому же их украсили произведениями лучших мастеров не только венецианской школы живописи, но и феррарской, флорентийской и сиенской.

На территории монастыря расположился так называемый «Кипарисовый клуатр» (дворик), созданный Андреа Палладио в 1579 году. В глубине его виден монументальный вход в трапезную.

Другой дворик — «Лавровый клуатр» был построен Джо-ванни Боном в романском стиле. Дворик обрамляет здание, на втором этаже которого разместился так называемый «длинный рукав» — монументальный сводчатый коридор (128 м) с кельями по обеим сторонам.

…В 1565 году архитектор Андреа Палладио начал заново отстраивать Сан-Джорджо Маджоре. Фасад церкви он решил сделать белым; таков же храм и внутри. Зодчий считал, что белый и есть цвет Бога. Многие искусствоведы считают храм Сан-Джорджо Маджоре самым прекрасным творением Андреа Палладио. Здесь, как и в других своих творениях, Палладио нашел идеальное равновесие архитектуры и окружающей природы. Однако архитектор не успел увидеть здание полностью завершенным, и в 1610 году строительство заканчивал Скамоцци.

Центральная часть фасада церкви (более высокая, чем боковые) решена в виде портика с четырьмя большими колоннами и треугольным фронтом над ними. В нишах установлены мраморные статуи св. Георгия и св. Стефана (В науке считается, что на этом месте Скамоцци хотел изобразить план внутреннего расположения церкви), созданные скульптором Джулио дель Моро и придающие церкви особое величие.

В плане здание церкви имеет форму латинского креста. Перекрестие покрыто куполом, своды опираются на пилоны (большие столбы), украшенные пилястрами и полуколоннами. У западной стены находится надгробный памятник дожу Леонардо Дона, обложенный драгоценными мраморами и украшенный статуями евангелистов, выполненными скульптором А. Витториа. Леонардо Дона был выдающимся государственным деятелем и другом Галилео Галилея. Он глубоко верил в то, что религию человек обретает в душе, а не в объятиях церкви, тем более Римской. Когда папский нунций привез буллу об отлучении Венеции от церкви за административное непослушание, Леонардо Дона ответил на нее так: «Мы игнорируем ваше отлучение, для нас оно — ничто. А вы подумайте, что будет, если нашему примеру последуют другие».

Изящная колокольня церкви приняла свой современный вид в основном в XVIII веке, когда была восстановлена и обновлена после обвала, случившегося в 1774 году. Венчает колокольню вращающаяся фигура ангела.

Паоло Веронезе еще в 1562 году заключил контракт на написание для трапезной монастыря большой картины, на которой должен был изобразить «Брак в Кане» (Захватив Италию, французы вывезли картину во Францию, и теперь она хранится в Лувре. В монастыре на ее месте в настоящее время выставлена копия). Грандиозное полотно (6,6х9,9 м) с изображением 138 фигур художник выполнил за 15 месяцев. Празднество, на котором Иисус Христос совершил первое чудо, стало для Веронезе поводом для изображения реальной жизни. По существу в основе картины лежит жанровый замысел, и сцена чуда превратилась под его кистью в грандиозное венецианское пиршество, действие которого перенесено в великолепное мраморное палаццо.

Несмотря на огромные размеры картины, ее можно обозреть с первого взгляда, так как она четко делится на три плана — пространственных и смысловых. На первом плане — на огромной открытой террасе, окруженной тяжелыми портиками, вокруг столов, заставленных яствами, собрались приглашенные на пир гости. Но не те, о которых в Евангелии сказано, что им не хватило вина… Судя по роскошной архитектуре, ослепительной красоте одежд, обилию драгоценных сосудов, количеству слуг — здесь пируют и веселятся сказочно богатые венецианцы.

Современники пришли в восторг от сверкания красок и изумительной цветовой палитры. Безудержная фантазия художника не оставила и следа от евангельского сюжета, к тому же на этом полотне Веронезе изобразил многих реальных лиц, иногда современников. Так, в левой части картины среди множества гостей можно увидеть турецкого султана Сулеймана I, английскую королеву Марию, императора Карла V.

В центре полотна Веронезе поместил музыкантов, создав групповой портрет знаменитых художников своего времени, тонко и остроумно выразив характер каждого из них в его позе и инструменте. Так, сосредоточенно трудится за виолончелью великий Тициан, величественно задрапированный в красный плащ; мечтательно склонив набок голову, на флейте «играет» Якопо Бассано — мастер живописания крестьянской жизни; темпераментный Тинторетто узнаваем в музыканте, играющем на виоле. Самого себя Веронезе представил музыкантом в белой одежде.

На переднем плане картины среди гостей запечатлены фигуры распорядителей, карликов, шутов… И только в последнюю очередь мы находим в этой пестрой толпе фигуры Иисуса Христа, Его учеников и Девы Марии.

…Церковь Сан-Джорджо Маджоре совершенна во всем — в прекрасно найденных пропорциях, в изысканной простоте и уравновешенности масс, в сдержанности декоративного убранства. Необычайно красива она и по цвету. Ее белоснежный мраморный фасад, светло-коричневая колокольня с белым верхним ярусом и светло-зеленой кровлей удачно дополняют окружающий пейзаж. Эта церковь неизменно присутствует на всех картинах, которые изображают лагуну у Дворца дожей. А с высоты колокольни открывается восхитительный вид на остров и лагуну; отсюда можно увидеть и утопающий в зелени театр, построенный в виде греческого амфитеатра на открытом воздухе.