Миссисипский аллигатор

Миссисипский аллигатор — довольно крупное животное, способное достигать почти шести метров в длину (достоверно известен экземпляр длиной 5,8 м), чаще, впрочем, встречаются трех-четырех метровые особи. Аллигаторы растут всю жизнь, с возрастом темпы роста лишь замедляются. Живут они в среднем 50-70 лет (наибольший зафиксированный срок — 85 лет), но в настоящее время редко успевают прожить хотя бы половину; соответственно, снизились и размеры встречаемых рептилий.

Как и все представители отряда крокодилов, миссисипский аллигатор обладает прекрасной маскирующей окраской. Верх тела чаще всего темно-зеленый с коричневым и серым оттенками, живот желтоватый. Когда он спокойно плывет по водной глади или лежит на песке, довольно трудно угадать в нем живое существо, чем он великолепно пользуется во время охоты.

Встречается этот вид на юго-востоке США, причем места обитания выбирает самые разнообразные. Его можно найти в прудах, озерах, реках, на болотах, в солоноватых лагунах. Так что, как видим, он совсем нетребователен к составу воды, чем сильно отличается от других видов. Данная особенность дала в свое время возможность миссисипскому аллигатору стать одним из наиболее распространенных видов этих рептилий. Они попадались повсеместно и в большом количестве. По описаниям путешественников, до распространения пароходства аллигаторы сотнями покрывали берега рек и болот.

Для многих людей слова «крокодилы» и «аллигаторы» —синонимы. В действительности, однако, эти рептилии относятся к разным семействам и отличаются строением челюстей. Аллигаторы обладают широкими, довольно короткими мордами. У крокодилов, наоборот, челюсти более вытянутые и узкие. При закрытой пасти у них хорошо видны выступающие зубы. Семейство настоящих крокодилов более многочисленное, включает три рода, и в него входят самые крупные виды этих древних животных.

Семейство аллигаторов хотя и объединяет четыре рода, но включает только семь видов, причем в роду собственно аллигаторов насчитывается только два вида: миссисипский и китайский аллигаторы.

Благодаря крупным размерам аллигаторы имеют довольно разнообразный рацион. В их меню входят практически все живые существа, которых они могут встретить на своем пути. Змеи, черепахи, крокодилы меньших размеров, в том числе и своего вида, рыба, ракообразные, птицы, млекопитающие... Крупные особи справляются даже с коровами, но такие случаи довольно редки. Чаще попадают на обед собаки, свиньи, кошки, т. е. существа гораздо более мелкие, чем крупный рогатый скот.

В отличие от своих более крупных собратьев, крокодилов, миссисипский аллигатор спокойно соседствует с человеком. Хотя известны факты нападения животных на людей, но они редки, и достоверно установленных смертельных случаев не выявлено. Чаще всего «атаки» носят «хулиганский» характер, когда рептилия вырывает рыбу из рук рыбака или поедает ее прямо из сетей. Иногда человек сам провоцирует нападение. В период спаривания аллигаторы-самцы становятся очень агрессивными и легко приходят в ярость при нарушении границ их территории. В большинстве случаев страдают дети, как более маленькие и неосторожные.

Как уже отмечалось, аллигаторы играют очень важную роль в регулировании биологического баланса окружающей среды. Поселяясь в прудах и на болотах, они с хозяйской заботливостью начинают следить за чистотой своего нового дома. Очищают водоемы от лишних зарослей водорослей, тины и ила, которые накапливаются на дне. Выкапывают в болотной грязи с помощью лап и хвостов небольшие прудики и заливчики, углубляют понравившееся место в водоеме. Весь мусор рептилии выталкивают на берег. Естественно, кучи плодородной субстанции сразу же зарастают травой, кустарником и деревьями, образуя участки суши среди болотистой местности. Сами выкопанные ямы становятся прибежищем не только для своего хозяина, но и для большого количества живых существ, образующих определенные сообщества. Во время засух в них собирается много рыбы и самой разнообразной живности. В этот сложный период они оказываются единственными местами водопоя для диких копытных и других млекопитающих.

Таким образом, хищные рептилии не только поедают несчастных зверушек, но и являются помощниками в формировании для них среды существования.

Кроме благоустройства собственного пруда, аллигаторы выкапывают себе и убежище: нору длиной до шести метров, с расширением в конце. Наилучшим местом считается нора, уходящая под корни деревьев. Казалось бы, зачем такому хищнику убежище? Тем не менее аллигаторы стараются спрятаться при появлении опасности, лишний раз не подвергая свою жизнь риску. Эта привычка оказалась весьма полезной во времена массированного уничтожения этих животных человеком. Также убежище служит надежным укрытием при понижении температуры окружающей среды.

Вообще все рептилии любят тепло и солнце. Аллигаторы не являются исключением. Им для нормального существования необходимы солнечные ванны. Выбравшись из воды, они лежат на солнышке, впитывая живительное тепло. Из-за большой массы они прогреваются медленнее, чем маленькие ящерки, но и тепло сохраняют в теле дольше. Поэтому животные не отходят далеко от воды или переползают в тень, чтобы избежать перегрева. К тому же, периодически просушивая свои кожаные панцири, они совершают профилактику грибковых заболеваний и уничтожают кожных паразитов, поселяющихся между щитками.

Облюбовав какой-нибудь пруд, самец старается занять определенную территорию, которая может достигать 20—40 га. Хозяин территории ревностно охраняет ее от посягательств чужаков-самцов, зато самок пускает с удовольствием. Поэтому на территории одного самца могут обитать две-три самки, но у каждой из них свой определенный участок, который они также охраняют от посторонних вторжений.

Спаривание миссисипских аллигаторов начинается в апреле— мае. Самцы, как уже отмечалось выше, становятся агрессивными, громко ревут и с яростью бросаются на пришлых соперников, вступая в бой, который редко заканчивается бескровно. В этот период хозяин-самец беспокойно обходит свою территорию, издавая призывный рев. Самки, готовые к размножению, отвечают ему, и он спешит на свидание.

Ухаживая за партнершей, аллигатор нежно покусывает ее, поглаживает своей головой, а затем, находясь сверху, обхватывает ее лапами и, подвернув хвост, спаривается с ней. Проведя несколько дней с одной подругой, самец отправляется на поиски другой, и все начинается сначала.

Перед откладкой яиц самка строит на берегу водоема гнездо из растительного материала: веток, листьев, травы. Это довольно большое сооружение может достигать полутора метров в диаметре и до полуметра подниматься над землей. На вершине она делает углубление, в которое откладывает от 20 до 60 яиц. Затем тщательно закрывает их травой и листьями. Такие кучи играют роль термостата, а перегнивающая растительность поддерживает необходимый уровень температуры.

В отличие от других рептилий, все самки крокодилов и аллигаторов очень заботливые матери. Просто удивительно, насколько нежно и трепетно они обращаются со своим потомством. Самка никогда не отходит далеко от гнезда, охраняя его от желающих полакомиться диетическими яйцами. Во время жары она, встав над кладкой, прикрывает ее от солнца, периодически уходя охлаждаться в воду. Но всегда старается не терять гнездо из вида.

Инкубация длится два - два с половиной месяца (примерно 63 дня). Время появления малышей самка узнает по их писку, который детеныши начинают издавать перед вылуплением. Услышав призыв, мать раскапывает гнездовую лунку и помогает малышам освободиться от скорлупы, причем делает это с помощью своей страшной, зубастой пасти. Маленькие крокодильчики больше похожи на нарядно окрашенных ящериц, чем на своих грозных родителей. Их тело имеет темный, почти черный цвет с яркими желто-оранжевыми полосками.

Вызволив детенышей, мать переносит их во рту в свой пруд. Очень интересно наблюдать, как маленькие черненькие аллигаторы барахтаются между острых зубов мамаши, а она, степенно вышагивая, несет их в воду. Этот момент иногда вводил в заблуждение исследователей, которые полагали, что самка пожирает своих детей.

Выпустив малышей в воду, мать продолжает держать их под своим неусыпным надзором. Слишком много вокруг хищников, способных съесть беззащитного крокодильчика. Птицы, еноты, рыбы, другие, более крупные крокодилы никогда не упустят случая поживиться маленькой рептилией. Мать охраняет их в течение примерно двух месяцев, но и после позволяет детям оставаться рядом с собой.

Несмотря на тщательную заботу, этот период оказывается для крокодилов самым опасным в их жизни. Многочисленные враги окружают их со всех сторон, и мать просто не успевает уследить за всеми опасностями. В результате из каждой кладки выживает всего пять процентов детенышей, а до репродуктивного возраста доходят отдельные особи.

Маленькие аллигаторы питаются разнообразной водной мелочью: насекомыми, моллюсками, ракообразными, лягушками и т. д. Первое время они растут очень быстро и к двум годам достигают в длину 90 см. Первый год они проводят рядом с родовым гнездом, а затем начинают активно расселяться по ближайшим водоемам. Но в неблагоприятное, засушливое время могут оставаться рядом с матерью и до двух лет.

Как и всех других крокодилов, миссисипских аллигаторов не минула участь пойти на сапоги. Их отстреливали тысячами, ежегодный объем продаваемых шкур исчислялся миллионами. Добыча рептилий особенно облегчалась в засушливые годы, когда животные собирались большими группами в непересохших водоемах. Здесь охотникам оставалось только перебить скученных животных, которым некуда было скрыться.

Однако постепенно объем поставок шкур аллигаторов стал снижаться, и как заказчики ни поднимали цен на эту продукцию, количество товара становилось все меньше, а его качество хуже. Поставщики стали привозить шкуры длиной 90 см или чуть больше, т. е. в ход пошли молодые, неполовозрелые особи. В конце концов оказалось, что охотиться стало практически не на кого. Многочисленных кишащих по берегам рек и болот аллигаторов варварски выбили, помогая их исчезновению уничтожением гнезд и мест обитания.

Стало совершенно ясно, что если не предпринять срочных мер, то данный вид животных просто вымрет. Были изданы законы, запрещающие охоту на аллигаторов, созданы питомники по искусственному разведению этих рептилий. Стали охранять нетронутые уголки природы, где еще сохранились остатки популяции миссисипского аллигатора.

Принятые меры оказались очень своевременными. Исследования показали, что количество особей аллигатора было столь незначительным, что еще один засушливый период вполне мог положить предел существованию этого вида. Но постепенно все налаживалось. Конечно, численность животных восстановилась не так быстро, как была уничтожена, но уже в настоящее время в определенных районах разрешен ограниченный отлов рептилий, достигших полутора метров.

Вид миссисипский аллигатор переселился в Международной Красной книге на ее зеленые страницы.