Почва в бедствии

В настоящее время перед наукой и практикой стоят промежуточные задачи: восстановить плодородие почв там, где оно упало; стимулировать почву к высоким урожаям; эффективно использовать сушу и Мировой океан; расширить число продуктов питания; ввести в продукты древесину и цветы деревьев, крупные и мелкие водоросли, планктон; синтезировать пищу; научиться делать работу первичных и вторичных продуцентов; организовать среду обитания, сохранив самого человека.

По расчетам специалистов США, ввод каждого нового гектара в оборот обходится в 1150 долларов. Мелиоративные работы дороги, но необходимы.

В СССР в 10-й пятилетке было запланировано ввести в строй 5 миллионов гектаров орошаемых земель, осушить 4,7 миллиона гектаров переувлажненных земель, обводнить 37,6 миллионов гектаров пастбищ. Ассигнованы большие средства — 40 миллиардов рублей, что вдвое больше, чем в 9-й пятилетке. В 1985 году с новых площадей уже была получена продукция на 15,5 миллионов рублей. Почва — очень рентабельное предприятие, работающее на энергии Солнца и заботе человека.

Проблемы почвы — эрозия и пыльные бури

Между тем нерациональная распашка склонов и временные дороги стимулируют плоскостную и ручейковую эрозию почв, сведение лесов усиливает овражную эрозию. К этому следует добавить и ветровую эрозию. Эрозионные процессы нормальны для планеты, но неумелые действия людей резко ускоряют эрозию, и она становится бедствием. Великую пустыню Сахару в известной мере создали кочевники. Обычные козы в полном смысле этого слова съели растительный покров Греции, объели Турцию. Ныне голая Сирия некогда снабжала Египет лесом, а Рим маслом и вином. Для армии Ганнибала отлавливали слонов в лесах, которых давно уже нет. Ливанский кедр — строительный лес прошлого, в наше время дерево реликтовое, учтенное до единицы. Поверхностная вспашка плодородных прерий Техаса привела к взрывной эрозии; в результате засухи 1933-1937 годов пастбища и пашни превратились в дюны. Анализируя причины бедствия, установили, что за предшествующее столетие половина лесов штата была сведена или сожжена. Эрозией сносилось до 3 миллиардов тонн почвенного вещества в год! В Китае эрозионные процессы уничтожили 1/4 часть пашни страны. (Только вода уносит до 2,5 миллиардов тонн лёсса в год!)

Особенно страшны пыльные бури. Одна буря способна перенести до 25 кубических километров почвы, а все реки планеты сносят за год в Мировой океан около 12 кубических километров твердых веществ. Подобное бедствие 1968-1969 годов в Приазовье было вызвано неправильной системой землепользования, неразумным ориентированием лесополос. За 2 года в Азовское море поступило больше веществ, чем приносится Доном, Кубанью и добавляется за счет размыва берегов и дна моря. В мо­ре прибавилось (в тоннах): марганца 36 тысяч, никеля 15 тысяч, меди 950, свинца 750, кобальта 410.

Локальный, но крайне опасный разрушительный фактор — сели, или грязекаменные потоки, — природный активный абразив. В 1973 году алматинский сель вынес за два часа 4 миллиона кубических метров камней и грязи. Спасла город могучая плотина. Оказывается, что близкую к катастрофической обстановку спровоцировал человек: выше главной плотины в Медео оставались малые промежуточные плотины, они и выступили в роли аккумуляторов селя, каждый прорыв усиливал мощь потока. Если бы этих малых плотин не было, то до главной плотины домчалась бы главным образом вода.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.