Экология и современная культура

Современная экономика, требующая все более высокой производительности труда не только в промышленности, но и в сельском хозяйстве, породила многочисленные интенсивные технологии выращивания разных культур. И хотя на первый взгляд такие технологии экономически оправданны и увеличивают производство продовольствия, они связаны с множеством побочных, далеко не благоприятных последствий. Например, интенсивное использование земель южных и западных штатов США в начале нашего века позволило существенно повысить производство пшеницы, кукурузы, ряда других культур. Это привело к снижению цен на хлеб и увеличению его доступности и потребления, но вызвало сильнейшую ветровую эрозию почв и необратимую потерю их плодородия. Потребовались специальные очень жесткие законы по охране почв, чтобы остановить этот процесс.

В послевоенные годы интенсификация земледелия в странах Европы и Америки пошла, кроме традиционного пути усовершенствования техники и методов обработки почв и селекции новых сортов, по пути химизации. Резко возрос уровень применения минеральных удобрений и ядохимикатов для защиты растений от вредителей и болезней. Результатом стал экономический успех и значительное повышение урожайности, но качество сельскохозяйственной продукции стало неуклонно ухудшаться. Резко возрос уровень нитратов в овощах и фруктах, большая часть сельхозпродукции, включая молоко и мясо, получаемые на интенсивно выращиваемых кормах, стали содержать в опасных количествах остатки чрезвычайно токсичных пестицидов. В качестве пути выхода из этой ситуации некоторые фермеры отказались при поддержке правительств от применения ядохимикатов и больших доз минеральных удобрений. На рынке появилась «экологически чистая» продукция. Однако она оказалась в несколько раз дороже, чем полученная по интенсивной технологии, то есть доступной только богатым людям.

Потребность в «экологически чистых» продуктах питания, поддержанная ужесточением предельно допустимых норм содержания вредных веществ и совершенствованием контроля качества продовольственных товаров, заставила обратиться к традиционным методам ведения сельского хозяйства. Ясно, однако, что их более низкая продуктивность не может удовлетворить потребности в продовольствии выросшего человечества. Необходимо насыщение традиционных для каждого народа почвосберегающих методов ведения сельского хозяйства достижениями современной науки. Следует признать, что «лобовая» химическая атака на урожайность провалилась — она привела к снижению естественного плодородия почв и качества продукции. Очевидно, нужно постепенно переходить к методам, сочетающим достижения селекции, физиологии растений и экологии с традиционными технологиями обработки почв.

К их числу относится переход от монокультур к поликультурам, то есть к выращиванию на одном поле одновременно нескольких видов растений. В таком многовидовом сочетании, частично воспроизводящем естественные сообщества растений, гораздо эффективнее используются ресурсы света, воды, минеральных солей, почва меньше истощается, что позволяет существенно снизить расход минеральных удобрений и опасность их передозировки. Каждая отдельная культура может при этом давать меньший урожай в расчете на площадь, но суммарный урожай всех культур всегда оказывается выше. В опытах по поликультурам уменьшалась, даже без специальных затрат на борьбу с ними, численность насекомых-вредителей, лучше сохранялась структура почвы. Основная сложность в распространении поликультур — отсутствие специальной техники, которая вся традиционно ориентирована на монокультуры. Экология в этом случае, по-видимому, еще раз демонстрирует принцип «все связано со всем». Без самого деятельного участия представителей той самой техники, которую обвиняют во всех современных бедах, невозможно решить основные экологические проблемы, в том числе перехода на поликультуры.

Эта же проблема — дороговизна из-за недостатка специально разработанных промышленных технологий — сдерживает и развитие биологических методов борьбы с вспышками численности насекомых-вредителей. Для широкого применения биометодов нужно иметь возможность разводить на биофабриках хищных и паразитирующих на вредителях насекомых, чтобы в нужный момент выпускать необходимое их количество на поля, которым угрожает массовое размножение вредителей. Впрочем, надобность в таких биофабриках может быть существенно сокращена за счет создания системы землепользования, в которой с поликультурными агроценозами смогут взаимодействовать самоподдерживающиеся биоценозы. Например, лесные полезащитные полосы, придорожные заросли кустарников заметно снижают вред, причиняемый насекомыми-вредителями, за счет создания мест размножения хищных насекомых и насекомоядных птиц. Огромные, до горизонта, поля монокультур нигде и никогда не были в традициях коренных земледельцев. Легкость их механической обработки — кажущееся преимущество, поскольку оно многократно перекрывается потерями земель и качества продукции. По-видимому, эта стадия развития сельского хозяйства изживает себя.

Экологическая проблема в науках о Земле

В настоящее время общее количество публикаций, в которых затронута экологическая проблематика, составляет десятки тысяч. Особенно сильно увеличилось число публикаций в последние десятилетия. Это обстоятельство очень затрудняет проведение их подробного исторического анализа, тем более что достаточно полная характеристика практически всех изданных работ приводится в коллективной монографии «Теория и методология экологической геологии», вышедшей под редакцией В. Т. Трофимова (1997), а также в учебниках и учебных пособиях С. П. Горшкова (1998), М. К. Бахтеева (1997), Г. Н. Голубева (1999) и др. Исходя из этого, кратко рассмотрим особенности экологической проблемы в науках о Земле. Такое рассмотрение представляется необходимым, поскольку геоэкология и экологическая геология по своей сути являются междисциплинарными науками.

Экологическая проблема в биологических науках. В настоящее время проводятся глубокие теоретические и практические исследования в области биоэкологии. Изучение экологии организмов, сообществ или биоты сугубо биологическими науками, как признают сами биологи, слишком односторонняя проблема и ее нельзя рассматривать в отрыве от других естественных наук и прежде всего от географии. Ведь весьма важную информацию о взаимоотношениях организмов и среды дает сравнительный анализ при рассмотрении жизнедеятельности организмов в географическом аспекте, в частности в рамках биогеографии. Несмотря на такую очевидность, в школе российских экологов утвердилась точка зрения, что сферу экологии следует ограничивать биоценотическим уровнем организации жизни. В противном случае, по мнению В. Д. Федорова и Т. Г. Гильманова (1980), экология из строгой научной дисциплины об экосистемах превращается в биологию окружающей среды, охватывающую все стороны жизни и развития биосферы.

Тем не менее ряд ведущих экологов не согласны с таким подходом, например Н. Ф. Реймерс (1994). Предложенная им иная структуризация современной экологии заключается в отделении биоэкологии от экологии человека и выделении в качестве самостоятельных направлений геоэкологии и прикладной экологии.

В сферу биоэкологии ученые-экологи включают все известные уровни организации жизни — от генов до биосферы и в соответствии с этим выделяют молекулярную биологию, экологию клеток, биогеоценологию, глобальную экологию, или учение о биосфере. Наряду с этим в биологии развиваются экологии отдельных систематических групп. Н. Ф. Реймерс обособляет: экологию среды (воздушной, наземной, морской); экологию природных ландшафтов (Крайнего Севера, высокогорий и т. д.) и экологию культурных ландшафтов. Экология человека и социальная экология, по мнению Реймерса, объединяют медицинскую экологию и экологию поселений, а также экологию личности, экологию социальных групп, экологию человеческих популяций и экологию человечества. Крупные российские ученые академики В. П. Казначеев и А. Л. Яншин (1986) считают необходимым преобразовать научное направление об экологии человека в самостоятельную науку, изучающую закономерности взаимодействия человека с окружающей средой, рассматривающую проблемы народонаселения, сохранения здоровья, совершенствования физических, физиологических и психических возможностей человека. Подробнее экологическая проблема в сфере биологических и медицинских наук рассматривается в соответствующих учебниках, монографиях и учебных пособиях.

Экологическая проблема в географии. В географических науках существует несколько отличающихся друг от друга подходов к рассмотрению экологических проблем. Ряд ученых (А. И. Базилевич, А. Г. Воронин, Д. А. Криволуцкий, Е. Т. Мяло и некоторые другие) развивают в рамках биогеографии традиционную биоэкологию, которую они иногда называют географией природных экосистем. Данное направление занимается выяснением географических закономерностей организации экосистем и классификацией структурных единиц биосферы. В пределах этого направления изучаются экосистемы, имеющие зональные ареалы, оцениваются функции групп организмов, образующих экосистемы, рассматривается роль экосистемы разного таксономического уровня и пространственного распределения в некоторых глобальных процессах и среди них поддержание баланса кислорода и углекислого газа в атмосфере, биологическое воздействие на процессы выветривания и т. д. Таким образом, ученые, работающие в этом направлении, делают акцент на изучение экосистем и за основу своих исследований берут биологическое направление.

Крупные российские географы И. П. Герасимов, В. С. Преображенский, Т. Д. Александрова считают необходимым изучать геосистемы с экологических позиций. Цель такого изучения — выявление и исследование связей, существующих между изучаемым с той или иной стороны объектом и окружающей средой. Так, экологический подход в изучении природных систем следует сочетать с географическим. Последний предполагает при исследовании связей внутри геосистем считать их равнозначными. Таким образом, рассматриваются только те связи, которые направлены на глубинные связи системы. При этом опускается взаимосвязь важнейших составляющих геосистем — воздуха, воды; за пределами внимания остаются процессы, происходящие в тех частях литосферы, атмосферы и гидросферы, которые непосредственно не связаны с биотой, хотя в конечном итоге они оказывают большое влияние на изменение окружающей среды.

В последние годы рядом авторов был предложен геоэкологический подход в исследовании географических объектов. На этом основании большинство географов вовлекли в свои исследования не только биоту, но и человека. Они стали рассматривать человека в качестве субъекта среды или объекта, вокруг которого существует среда. По мнению одних исследователей, новая наука может называться наукой об окружающей среде, других — геоэкологией.

Советский географ В. Б. Сочава, выступая в 1970 г. на съезде Географического общества СССР, отождествил географию, которая пользуется экологическими оценками, с наукой об окружающей среде. Он считал, что человек и среда в равной степени являются объектом изучения географии, поскольку последняя рассматривает территорию с позиций отношения к ней человека. При этом ученый особо подчеркивал, что биологические и медицинские аспекты не затрагиваются геоэкологией, так как являются предметом биоэкологии. В своей работе В. Т. Трофимов с соавторами (1997) отмечают, что, основываясь на специфике геоэкологического подхода, большинство географов пересечение своей науки с экологией связывают с формированием новой дисциплины, которая обязательно должна включать человека в сферу своих интересов. Эта наука, по мнению одних ученых, должна именоваться наукой об окружающей среде, а других — геоэкологией. В монографии рассматриваются связи между социально-экономическим развитием и нарушением окружающей среды.

Один из важнейших аспектов учения об окружающей среде — изучение потока химических элементов и веществ технического происхождения — давно и глубоко исследуется в рамках геохимии ландшафта (А. И. Перельман, М. А. Глазовская, Н. С. Касимов и др.). Этими авторами разработаны основы теории ландшафтно-геохимических барьеров, выделены ряды биохимического поглощения элементов, определена их подвижность. Все эти данные активно используются при прогнозе состояния природной среды под действием техногенеза.

В настоящее время географы трактуют содержание геоэкологии значительно шире, чем в свое время предложил основатель этого термина К. Троль в 193Ях Они включают в объект исследования не только природные, но и антропогенные ландшафты и четко обозначают цель исследований, которая заключается в оптимизации природопользования.

Геоэкологию многие географы нередко рассматривают как географию природопользования, как самостоятельное направление в географии наряду с физической и социально-экономической географиями.

Несколько в ином аспекте определяет геоэкологию С. П. Горшков (1992, 1999). Он считает геоэкологию наукой о современных ландшафтах, причем как естественных, так и преобразованных человеком.

В рамках геоэкологии как науки несомненно географической направленности некоторые авторы рассматривают и медицинскую географию, актуалистическую и историческую геоэкологии и даже предлагают считать геоэкологию составной частью социальной экологии, выделяя последнюю в качестве метанауки о взаимодействии природы и общества.

Некоторыми авторами рассматривается и новое направление — инженерная экология (И. И. Мазур и О. И. Молдаванов, 2001), причем как «целостная наука со всеми свойствами комплексной научно-технической дисциплины».

Основополагающими направлениями исследований инженерной экологии являются анализ действия деградационных процессов, количественная и качественная оценка состояния экосистем, разработка экологических шкал по видам технического воздействия, разработка способов получения экологической информации, экологическая экспертиза создаваемых машин и технологий, планирование природоохранных мероприятий и реабилитация ландшафтов и т. д. Таким образом, инженерная экология начинает приобретать черты самостоятельного научного направления, на основе которого разрабатываются терминологическая база и принципы проведения научных исследований в области географических наук.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.