Борьба классов

Диалектическое рассмотрение марксизмом взаимоотношений между экономикой и политикой обусловливает особый подход марксистской социологической теории к вопросу о различных областях классовой борьбы, в особенности в ее экономической и политической формах. Хотя марксизм исходит из того, что источники классовой борьбы заключаются в противоположных позициях различных классов в способе производства, однако ему чужда упрощающая этот сложный вопрос предпосылка, будто классовая борьба ведется исключительно за материальные блага, за обладание собственностью, как это приписывает марксизму Ростоу.

В действительности именно созданная марксизмом четкая и свободная от вульгаризации теория классовой борьбы позволяет понять, каким образом в социально политических конфликтах соединяются различные интересы и стремления, как экономические, так и неэкономические. При этом разделение общества на классы и вытекающая из этого классовая борьба опираются на экономический фундамент. Тот факт, что экономическая структура является основой классовой структуры и вытекающей из нее борьбы классов, отнюдь не означает, что классовая борьба ведется исключительно или даже главным образом вокруг экономических проблем. Рассматривая ход великих классовых боев, основоположники марксизма — К. Маркс в работах «Классовая борьба во Франции» и «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта» и Ф. Энгельс в работе «Крестьянская война в Германии»— показали, каким образом противоположность объективных позиций в экономической структуре приводила к формулированию целей и программ, принципиально противоположных не только в сфере экономических требований, но и в сфере политических идей и Целей. Только в некоторых случаях можно установить, что цели, которые ставит перед собой борющийся класс, соответствуют его экономическим интересам и что вообще борьба, которую он ведет, является борьбой за

осуществление его экономических интересов. Иногда же бывает так, что движущей силой этой борьбы становятся утопические идеалы, сформировавшиеся не из осознания актуально существующих возможностей, а под влиянием воспоминаний о прошлом Следует ли говорить в таком случае, что классовая борьба ведется за материальные блага? Или скорее, что она ведется за достижение различных и разнородных целей, которые, однако, становятся целями классовой борьбы, так как существующая социальная структура, определяемая экономическим строем, вызывает поляризацию массово проявляющихся идеалов вокруг таких именно ценностей?

Исходным пунктом анализа различных областей классовой борьбы является, следовательно, не то, что эта борьба является экономической по своим целям, а то. что она определяется местом в способе производства, которое занимают отдельные классы. Однако это место не является лишь особенностью их экономического положения, а одновременно и особенностью их политического положения, или, подходя к этому вопросу несколько иначе, является особенностью положения данного класса в совокупной общественной структуре.

Ошибочность сведения причин классовой борьбы исключительно к экономическим мотивам становится очевидной, если вспомнить о крупных столкновениях — религиозных, национальных и «чисто политических» (то есть разыгрывающихся в сфере соперничества за власть между различными группами или даже лицами). В то же время от экономических условий общества зависят:

а)    общее соотношение классовых и других общественных сил, определяемое прежде всего характером способа производства и этапом развития, на котором находится этот способ производства;

б)    потенциал отдельных классов и общественных слоев — как непосредственно экономический, так и политический, военный, пропагандистский и т. п. — в той мере, в какой этот потенциал определяется благами, находящимися в распоряжении отдельных классов, а не их сознанием, энергией, степенью организованности и т. п.;

в) направление развития классовой борьбы и ее окончательный результат, определяемый в значительной мере законами социально-экономического развития, в особенности законом развития способа производства и законом развития социально-экономических формаций.

Тем самым экономический аспект классовой борьбы играет свою особую, главную с теоретической точки зрения роль не из-за какой то концепции мотивов человеческого поведения, которая предоставляла бы экономическим мотивам примат по отношению ко всем другим, а скорее исходя из характера общей теории общественного развития и места, которое в рамках этой теории занимает борьба классов как движущая сила развития. Другая же проблема, независимая от рассматривавшейся выше, состоит в том, насколько часто экономическая мотивация лежит в основе классовой борьбы. Исходя из марксистско-ленинской теории классовой борьбы, можно сформулировать две общие гипотезы по этому вопросу:

1.    Наиболее часто отмечаемым в условиях низкого уровня классового конфликта проявлением этого конфликта является борьба, носящая экономический характер, концентрирующаяся на условиях жизни и труда и степени эксплуатации, жертвами которой являются эксплуатируемые классы; в этом смысле можно говорить об этой форме классовой борьбы как об «основной» форме, так как она появляется, как правило, раньше, чем возникают и развиваются другие, более высокие формы классовой борьбы.

2.    На более высоких уровнях классового конфликта он может концентрироваться как вокруг экономических ценностей, так и вокруг ценностей, представляющих собой сублимированное выражение экономических ценностей: религиозных, политических, философских, национальных и других; степень этой сублимации определяет, насколько эти неэкономические ценности автономизируются и становятся самостоятельными целями классовой борьбы.

Реалистический социологический анализ не может поэтому исходить из предположения, что в каждой эмпирически исследуемой ситуации будет доминировать экономический аспект классовой борьбы. Наоборот, как правило, бывает так, что, чем большей зрелостью отличается классовый конфликт, тем более он сублимируется в сознании и поведении действующих индивидов и масс, лишь в исключительных случаях приобретая непосредственно экономический характер.

По отношению к классовой борьбе пролетариата именно эта дифференциация стала основой теории классового сознания, коммунистической партии и социалистической революции. Марксизм исходит из того, что стихийно формирующийся, слабо развитый конфликт между рабочими и капиталистами первоначально выражается лишь в экономической борьбе за улучшение условий продажи рабочей силы, то есть за размеры заработной платы, продолжительность рабочего дня, методы обращения с рабочими на предприятии и т. п.

Сознание, соответствующее этому виду классовой борьбы, не выходит за рамки «буржуазного» сознания, то есть его требования умещаются в границах капитализма.

В несколько ином контексте В. И. Ленин говорил о нем как о тредюнионистском сознании рабочего класса, противопоставляя его революционному, зрелому сознанию. Лишь постепенное развитие классового конфликта, вытекающее частично из обострения объективных противоречий между классами, но в значительной мере зависящее от деятельности революционного авангарда — партии, способствует переходу к более высоким политическим и идеологическим уровням и формам классовой борьбы. Исходя из формулировок К. Маркса, В. И. Ленин развил оригинальную и реалистическую теорию комплексного рассмотрения всех экономических, политических и идеологических уровней и форм классовой борьбы пролетариата.

Ленинская теория пролетарской революции отличается от других теорий, разработанных в марксистском рабочем движении, прежде всего тем, что она придает особое значение вопросу завоевания государственной власти путем переворота, использованию этой власти для перестройки общества и. наконец, роли организации революционеров — рабочей партии как организатора борьбы масс, как штаба, подготавливающего политический переворот, а затем руководящего преобразованием строя. Стихийное развитие борьбы рабочего класса не может, по мнению В. И. Ленина, привести к таким формам борьбы, которые позволили бы превратить локальный конфликт, носящий главным образом экономический характер, в политическую борьбу, то есть такую борьбу, которая может разрешить противоречия, существующие между пролетариатом и буржуазией. Для этого необходима партия революционеров, партия, которая в соответствии с концепцией В. И. Ленина не должна быть ни исключительно, ни главным образом инструментом экономической борьбы и защиты текущих интересов пролетариата. Она должна быть силой, подготавливающей борьбу за государственную власть с целью создания государства диктатуры пролетариата и построения социализма. В. И. Ленин писал: «Социал-демократия — «исполнительные группы» по отношению к экономической борьбе рабочих! Трудно было бы рельефнее демонстрировать, как сбивается мысль «экономиста» с социал-демократизма на тредюнионизм. как чуждо ему всякое представление о том, что социал-демократ должен прежде всего думать об организации революционеров, способных руководить всей освободительной борьбой пролетариата».

Такая концепция роли революционной партии вытекает у В. И. Ленина из следующего понимания революционного процесса. Классовые противоречия, коренящиеся в капиталистическом строе, приводят к тому, что пролетарии выступают против капиталистов, защищая свои экономические интересы. Развитие капитализма

одновременно означает обострение этил противоречий, а также противоречий между капиталистическими государствами, но это не может самопроизвольно привести к пролетарской революции, завоеванию власти. Переходу власти в руки рабочего класса мешает то обстоятельство. что стихийно формирующееся сознание рабочих не является революционным сознанием, оно не выходит за рамки так называемого тред-юнионистского сознания, которое ограничивается лишь экономическими требованиями, в принципе не подрывающими основы капиталистического строя. «…Социал-демократического сознания у рабочих и не могло быть. Оно могло быть принесено только извне. История всех стран свидетельствует, что исключительно своими собственными силами рабочий класс в состоянии выработать лишь сознание тредюнионистское, т. е. убеждение в необходимости объединяться в союзы, вести борьбу с хозяевами, добиваться от правительства издания тех или иных необходимых для рабочих законов и т. п.».

Причины подобной ограниченности стихийного сознания рабочих представляют собой отдельную проблему, которая будет рассмотрена в главе XIII в связи с ленинской теорией развития сознания масс. В данном случае меня интересует связь этой проблемы с пониманием революционного процесса. В. И. Ленин отвергал как мысль о том, что из стихийной борьбы пролетариата может самопроизвольно родиться революционное сознание, что без особой роли партии революционеров экономическая борьба перерастет в политическую (то есть в борьбу за власть), так и мнение о том, что борьба за реформы может сама по себе якобы постепенно привести к осуществлению социализма. Тем самым центральной проблемой ленинской концепции революционного процесса стал вопрос о роли организации революционеров, являющейся теоретическим штабом и руководящим центром борьбы масс.

Такая организация не ограничивается лишь выполнением тех требований, которые массы выдвигают в своей борьбе в данный момент. В ее деятельности про является искусство соединения этой борьбы, которую массы уже в состоянии вести на исторически определенном уровне их политического развития, с перспективой, открываемой революционной теорией. Именно в этом смысле «роль передового борца может выполнить только партия, руководимая передовой теорией». Поэтому партия никогда не может забегать слишком далеко вперед, не должна ставить задач, которые непонятны и чужды массам, а также не может лишь пропагандировать лозунги, выдвинутые до этого рабочими. Она является выразителем их стремлений, но одновременно формирует эти стремления.

При таком подходе к вопросам классовой борьбы пролетариата видно, что ее ни в коем случае нельзя сводить ни к узко экономическим побуждениям, ни к чисто экономической борьбе. Признавая экономическую обусловленность классовой борьбы исторически и логически первичной, марксистско-ленинская теория классовой борьбы пролетариата рассматривает ее комплексно, соединяя в единое целое экономический, политический и идеологический аспекты. Марксистско-ленинская теория также выявляет особое значение политической сферы классовой борьбы как единственной сферы, в которой могут быть решены судьбы всей капиталистической формации — завоевание власти рабочим классом и начало построения социалистического общества. Тем самым в марксистско-ленинской теории классовой борьбы политический аспект отнюдь не отодвинут на второй план экономическим аспектом. Он тесно связан с ним, но одновременно является тем аспектом классовой борьбы, от которого в конечном счете зависит ее результат. Именно этим объясняется особое значение политической проблематики во всей теоретической системе марксистской социологии, о которой уже шла речь выше. По изложенным выше причинам эта «политичность» социологической теории марксизма отнюдь не противоречит важной роли экономики в совокупности общественной жизни. Политика и экономика еще раз предстают в тесной взаимосвязи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.