Промышленное рыболовство в мировом океане

В настоящее время промысловое значение имеют примерно 400 видов рыб, но современное промышленное рыболовство базируется лишь на немногих семействах и видах, обладающих большой численностью и обитающих преимущественно в шельфовой и неретической областях океана. Видовой состав мирового улова в морских водах определяют семь-восемь семейств (тресковые, сельдевые, анчоусовые, скумбриевые, ставридовые, тунцовые, корюшковые, камбаловые), на долю которых приходится 70-75% всей добычи рыбы в Мировом океане.

Анализ мирового рыболовства показывает, что общий объем годового улова, доля в нем того или иного семейства, а в семействе — одного или нескольких видов колеблются во времени. Так, на фоне общего увеличения вылова в 1999 г. впервые за последнее время мировой улов был ниже уровня 1998 г., а в 2000 г. снова значительно повысился, в 2002 г. он снизился по сравнению с предшествующим годом, в 2004 г. вылов превысил уровень 2003 г., а в 2005 г. оказался ниже, чем в 2004 г. Эти колебания связаны с изменениями численности основных промысловых семейств и видов рыбы. Более показательно тенденции изменений видового состава мирового улова отражают среднегодовые данные за некоторый промежуток времени в уловах 2001-2005 гг., которые, вероятно, можно считать опорными для изучения рыболовства в условиях существования экономических зон, отмечает рост добычи всех видов рыбы, за исключением сельдевых.

Неравноценна и непостоянна доля каждого из названных главных семейств. Если не рассматривать группу (именуемую «прочие»), в которой рыба не сортируется по семействам и которая все же дает от 17-20 до 30-32% мирового улова, то по основным видовым группам складывается следующая картина.

В течение многих лет, вплоть до 1990 г., резко преобладал вылов тресковых и сельдевых. Затем они уступили первенство анчоусовым, но продолжали оставаться важнейшей составной частью (тресковые — 19-24%, сельдевые — 12-15%) общемировой добычи. С 2002 г. эти видовые группы снова превалируют в улове. Однако внутри каждой из них объем вылова отдельных видов далеко не одинаков и имеет различные тенденции. На фоне общего роста добычи тресковых заметно устойчивое снижение вылова атлантической трески, которая вместе с тихоокеанской в свое время давала почта 1/3 улова всех тресковых. Вместе с тем неуклонно повышается добыча минтая, мерлуз и тресочки Эсмарка, хотя в последние годы уловы отдельных видов мерлуз колебались. Повысился вылов тихоокеанского серебристого хека, но снизилась добыча капской мерлузы. Суммарный вылов минтая, мерлуз и тресочки Эсмарка способствует росту уловов тресковых рыб.

Объем добычи сельдевых преимущественно уменьшался и только с 2002 г. начал несколько увеличиваться. Главное промысловое значение в этом семействе (около 90% общего вылова) имеют океанические сельди, сардины и эстуарная сельдь — менхеден. В последние годы численность атлантической и тихоокеанской сельди значительно сократилась под воздействием естественных факторов и интенсивного промысла. В связи с этим их уловы с 1996 по 2005 г. уменьшились почти вдвое. В настоящее время для того, чтобы восстановить промысловые запасы океанических сельдей, необходимы эффективные мероприятия.

В то же время проявилась тенденция к увеличению вылова сардин, добыча которых за последние пять-шесть лет возросла примерно на 1,0 млн. тонн. С 2001 г. начала заметно расти численность японской сардины — иваси и соответственно повышаются ее улов. В 2006 г. они достигли 0,8 млн. тонн. Специалисты прогнозируют дальнейшее повышение вылова иваси. Существенно увеличились (с 242 тыс. тонн в 2000 г. до примерно 1 млн. т в 2005 г.) уловы шпрот. При довольно стабильном уровне добычи менхедена рост вылова сардин и шпрот дал некоторое повышение улова сельдевых в целом.

Важную роль в мировом рыболовстве играют анчоусовые, для которых характерен значительный диапазон изменений уловов за сравнительно короткий промежуток времени. Начиная с 1958 г. вылов анчоусовых начал бурно расти, и с 1961 по 1971 г. они занимали первое место в мировом улове. Основная часть (более 60%) добычи в этом семействе приходится на долю перуанского анчоуса. На протяжении нескольких лет его годовые уловы достигали 10—11 млн. т, а в 2000 г. было выловлено свыше 13 млн. тонн этой рыбы. Столь интенсивный промысел перуанского анчоуса подорвал его запасы, в результате чего в 2001 г. его улов уменьшился примерно до 2 млн. т, но в 2004 г. снова увеличился до 4 млн. т. Однако вылов перуанского анчоуса еще далеко не достигает прежнего высокого уровня. В последние годы повышаются уловы европейского северотихоокеанского и капского анчоусов. По объему добычи анчоусовые занимают третье место в современном мировом улове.

За последнее десятилетие интенсивно развивался промысел скумбриевых и ставридовых. В 2004 г. их уловы вдвое превысили добычу этих видов в 1995—1996 гг., что связано в основном с активизацией промысла японской скумбрии. Ныне годовой улов скумбриевых и ставридовых превосходит вылов лососевых, камбаловых и тунцовых, вместе взятых.

В течение 1996—2001 гг. мировая добыча тунцовых почти стабилизировалась на уровне 1,2-1,3 млн. т. Высокая ценность их мяса делает промысел этой рыбы выгоднее, чем многих других видов, поэтому уловы тунцовых стали увеличиваться и в 2002 — 2004 гг. достигли 1,5-1,7 млн. тонн, что близко к предельно допустимой норме. Примерно с середины 60-х годов начался массовый промысел мойвы, улов которой в 1995 г. достиг 280 тыс. тонн. Затем ее добыча стала стремительно расти и в 2003 г. превысила 2 млн. тонн, удерживаясь на уровне, близком к этой величине.

Помимо названных в состав мирового улова входят и многие другие семейства и виды рыб. Они добываются в меньших количествах, на сравнительно ограниченных участках, нередко на небольших глубинах и в прибрежных водах.

Районы промышленного рыболовства

При существующем видовом разнообразии промысловой рыбы в районах лова добываются, как правило, представители не одного, а разных семейств и видов. В зависимости от природных условий и биологических факторов тем или иным районам океана свойственны определенные сочетания промысловых видов. Приуроченность их к соответствующим пространственным зонам Мирового океана позволила Т. С. Рассу (1950) ввести понятие промыслов географического комплекса. Он определил его как «совокупность промысловых видов (объектов), зависящую от их численности и распределения и от техники и экономики промысла». Из формулировки ясно, что промыслово-географические комплексы не постоянны во времени. Научно-технический прогресс приводит к усовершенствованию промыслового флота и орудий лова, что изменяет видовой состав уловов, делает иным соотношение компонентов комплекса. Освоение ранее не используемых промыслом районов океана позволяет выделять новые комплексы уточнять границы прежних. Так, в работе Т. С. Расса не фигурирует антарктический комплекс, поскольку когда в этих водах не велся промышленный лов. Но с развитием рыболовства в южнополярной области Мирового океана этот комплекс приобрел самостоятельное значение.

На обширных площадях распространения какого-либо комплекса встречаются участки с большим или меньшим набором присущих ему видов рыбы. К самым полным по видовому составу комплексам обычно приурочены и районы интенсивного промыслового лова.

Основные географические особенности комплексов связаны с неравномерным прогревом воды в океане. Поэтому различают два главных типа комплексов: холодноводные и тепловодные со своими зональными подразделениями. Промысловые объекты каждого из них представлены соответственно холоднолюбивыми и теплолюбивыми видами. Нетрудно проследить, что ареалы промыслово-географических комплексов имеют преимущественно широтное простирание и только в отдельных районах — близкое к меридиональному, что связано с региональными особенностями распространения холодных и теплых течений. Следовательно, состав промысловых компонентов комплексов изменяется главным образом по широтным зонам и в меньшей степени в пределах каждой из них.

Современное промышленное рыболовство ведется на значительной части акватории Мирового океана, от прибрежных и прилегающих к ним вод до открытых океанских просторов. Конечно, интенсивность и результативность промысла далеко не одинаковы от места к месту. До сих пор пространственные различия уловов учитываются по статистическим районам ФАО, на которые для сбора и обработки данных рыбохозяйственной статистики разделен Мировой океан. Статистическим районированием охвачены практически все океанские пространства, свободные от постоянных льдов. Статистические районы занимают разную площадь. Наиболее обширны районы, сравнительно слабо освоенные промыслом, например зона антарктических вод. Относительно небольшие ареалы характерны для традиционных районов добычи, например северо-западные воды Атлантического и Тихого океанов. Эта особенность статистического подхода к разделению Мирового океана позволяет сопоставлять уловы в промысловых районах с весьма неоднородными природными условиями.

Наиболее результативный промысел ведется в четырех районах Мирового океана: в северной части Атлантического океана, в северной, западно-центральной и юго-восточной частях Тихого океана. Их суммарная площадь равна примерно 26% акватории этих океанов, но названные районы дают около 80% общего улова. Это существенная черта географии современного промышленного рыболовства, для которой весьма показательно распределение объектов океанского и морского промысла по странам.

В настоящее время ФАО учитывает уловы 227 стран и территорий, из которых 58 ежегодно добывают более чем по 100 тыс. тысяч каждая, а их общая добыча достигает почти 96% всего мирового улова. Из этих 58 стран и территорий 18 вылавливают в год 1 млн. тонн и более, в сумме они дают около 80% мировой добычи.

Конечно, вылов каждой страны непостоянен во времени. Порой от года к году он изменяется весьма существенно. Причины межгодовой изменчивости уловов в тех или иных странах не однозначны. Например, перелов перуанского анчоуса резко снизил уловы Перу, тогда как до 1972 г. это государство занимало первое место в мире по уровню добычи рыбы.

Общее снижение добычи рыбы развивающимися странами связано с существенным падением уловов Перу и других латиноамериканских стран, занимавшихся добычей перуанского анчоуса. В то же время заметно повысились уловы развивающихся стран Африки и особенно Азии, что несколько улучшило показатели этой группы стран в целом. Изменение уловов в некоторых странах связано с введением экономических 200-мильных зон большинством государств мира. Это создало новые условия для рыболовства в традиционных промысловых районах Мирового океана, на которые приходится до 90% всего вылова. Теперь эти районы оказались в значительной степени перекрытыми экономическими зонами, где объем вылова устанавливается и регулируется прибрежным государством путем выдачи лицензии иностранным рыбакам. Такой порядок, несомненно, отразиться на объемах уловов стран с развитым промышленным рыболовством. Пока еще трудно оценить конкретные последствия введения экономических зон, но можно предположить, что уловы между различными странами не пераспределятся.