Жизнь китов

В отношениях человека и представителей дикой природы немало кровавых и жестоких страниц. Но масштабы бойни, учиненной над китами, уникальны и на этом фоне. Практически все государства мира стремились урвать здесь свой кусок, ведь огромная популяция водных млекопитающих казалась неистощимой. И что же в итоге? Огромные животные стали так редки, что охота на них перестала быть рентабельной. Только тогда люди задумались об их охране.

Киты и китобои

С давних времен эти загадочные существа были объектом активного промысла, приносящего большие доходы. На них смотрели как на огромные плавучие запасы жира и мяса, созданные для пропитания человека, совершенно не вспоминая об уникальности вида. Поэтому практически не проводились исследования этих животных, а все силы направлялись на усовершенствование методов их добычи. Конечно, китобои знали некоторые повадки и привычки разных видов китов, могли предугадать, как поведет себя животное во время охоты или где искать следующую жертву, но эти знания были отрывочными и мало способствовали разгадке тайн жизни морских гигантов.

В настоящее время положение несколько изменилось к лучшему, но китов стало гораздо меньше, а от некоторых популяций особо уязвимых видов осталось всего несколько сотен особей. Их образ жизни претерпевает изменения вследствие активного освоения океанов и морей человеком. И в результате на данный момент очень трудно реконструировать исходный ареал обитания, места размножения, пастбища и т. д. До сих пор многие стороны жизни китов остаются покрытыми мраком, что требует от нас еще более бережного отношения к самым крупным животным в мире.

Происхождение китов

Происхождение китов является одной из интереснейших загадок природы. Их прекрасное приспособление к водной среде доказывает, что они рано отделились от общего эволюционного древа, перейдя от сухопутного к водному образу жизни. Некоторые детали их внутреннего строения подтверждают, что их предки когда-то бегали по земле. Это хорошо видно при изучении эмбрионального развития китов. У взрослых особей задних конечностей нет ни в виде лап, ни в виде плавников. Тем не менее у зародыша на ранних стадиях развития происходит их закладка, так же как и у зародышей сухопутных четвероногих животных, только затем они исчезают, и на свет появляется уже вполне сформированный китенок с хвостиком, но без задних ног. О последних напоминают лишь рудиментарные косточки таза, к которым крепятся мышцы мочеполовой системы. Есть у китов и остатки некогда богатого волосяного покрова. Его можно заметить на голове усатых китов и на клюве речных дельфинов. Это небольшое количество волосков, играющих важную роль во время кормления китообразных при недостаточном освещении. Зубатые киты теряют их еще в раннем возрасте.

К сожалению, предки китов до сих пор неизвестны, и на этот счет ведутся постоянные дискуссии. Предполагают, что предки китообразных переселились в воду около 70 миллионов лет назад. Что заставило их сделать этот шаг, также не понятно. Может быть, так они спасались от хищников, находили более доступные и богатые кормовые участки или избегали конкуренции, кто знает? Но так или иначе, предки китов вторично перешли к водному образу жизни.

Среди ученых распространено несколько версий о предполагаемых предках этих животных. С одной стороны, внутреннее строение китообразных указывает, что они могли произойти от древних Копытных животных. В защиту этой гипотезы говорит схожее строение некоторых органов китов и копытных (например, двурогая матка, сложный желудок, диффузионная плацента). К тому же проведенный анализ числа хромосом подтвердил ее верность. С другой стороны, есть мнение, что китообразные произошли от креодонтов. Такие выводы были сделаны на основании изучения их скелета и зубной системы. Приверженцы следующей гипотезы предполагают, что корни китов уходят еще глубже и берут свое Начало от меловых насекомоядных животных. Еще более интересна версия о различном происхождении зубатых и усатых китов. В строении этих животных слишком много различий, соответственно, они могут происходить от разных предков, а сходное строение вполне могло стать следствием обитания в водной среде.

Изучение происхождения китообразных затрудняется редкостью нахождения их ископаемых остатков. Кости китов имеют губчатое строение и сильно пропитаны жиром. Такие кости быстро разрушаются, не успев превратиться в окаменелости. Поэтому найденные останки древних китов считаются большой ценностью. Наиболее древние останки усатых китов были найдены в верхнем олигоцене, а зубатых китов — в верхнем эоцене.

Все ископаемые находки свидетельствуют, что киты уже давно приобрели обтекаемую форму тела. Ради этого произошла редукция ушных раковин, волосяного покрова, передние конечности превратились в ласты, исчезли резкие переходы от головы к телу, кожа стала упругой и несмачиваемой, потеряла все кожные железы, пенис и соски спрятались в специальные карманы под слоем жира.

Впрочем, редукция ушных раковин нисколько не повлияла на тонкость слуха китообразных. Он даже более совершенный, чем у человека. Эти животные воспринимают широчайший диапазон звуковых колебаний: от нескольких герц до сотен килогерц, что шире, чем диапазон современной звукопроигрывающей аппаратуры. Таким образом, киты могут воспринимать инфра — и ультразвуки.

Строение слухового аппарата китов очень сложное; мы не будем здесь рассматривать его подробно, отметим только некоторые особенности. С внешней стороны барабанная перепонка покрыта ушной пробкой, состоящей из ороговевшего эпителия и ушной серы. По ее слоям определяют возраст особей. Среднее и внутреннее ухо изолированы от костей черепа воздушными камерами, заполненными пенистой массой из жировой эмульсии, что помогает китам точно ориентироваться по звуку (колебания, идущие с левой и правой стороны, не перекрываются). Благодаря сложному строению уха китообразные способны к эхо локации. Они могут издавать звуки высокой частоты и воспринимать их отраженное эхо. Поэтому киты хорошо охотятся и в темноте.

Песни китов

В настоящее время уделяется много внимания «песням китов», т. е. сигналам, издаваемым этими животными. Оказалось, что киты активно переговариваются между собой, и их таинственные «песни» хорошо слышны в воде. Трудно передать впечатление от такого концерта, но на всех людей эти звуки оказывают завораживающее действие. В сумраке моря, когда кажется, что из непроницаемой для взгляда толщи вот-вот появится акула или другое чудовище, вдруг начинают звучать почти осязаемые, гулкие стоны, пощелкивания, свистки, скрипы, явно издаваемые гигантскими существами. Мир становится нереальным, зыбким, огромным. И ты ощущаешь свою причастность к великому акту бытия, одновременно осознавая собственную ничтожность.

Мы лишь сейчас начинаем узнавать, о чем говорят киты. Ведь изучение их звуков стало возможным только после изобретения в середине XX века подводного микрофона — гидрофона. Установлено уже большое количество сигналов (песни любви, крики боли, страха, сигналы предупреждения об опасности и т. д.), но это только малая часть наших знаний о языке китообразных, а то, что он достаточно сложен, несомненно. Настоящего голосового аппарата, привычного для людей, у них, конечно, нет, и ученые до сих пор изучают, чем и как разговаривают киты. Предполагают, что звуки производятся с помощью колебания перегородок между воздушными мешками, расположенными вокруг носового прохода. Их стенки снабжены разнообразными связками и мускульными волокнами, позволяющими, возможно, менять натяжение тканей перегородок, в результате чего и появляются звуки разного тембра и высоты во время перекачки воздуха из одного мешка в другой.

Интересно, что песни китов могут быть слышны под водой на огромных расстояниях. Изучая их распространение, ученые узнали О существовании подводных «каналов связи», проходящих на глубине примерно одного километра. По этим каналам звуки могут расходиться на тысячи километров, а это очень важный момент для общения животных, живущих на просторах мирового океана.

Практически все киты способны долго находиться под водой без обновления воздуха, но большинство из них редко пользуется данной возможностью, ныряя на долгое время лишь в случаях появления прямой опасности. Тем не менее есть среди них и настоящие глубоководные пловцы, и, конечно, самым непревзойденным является кашалот. Он может нырять на глубину две тысячи метров И оставаться там до полутора часов! Чтобы достичь таких рекордов, организм китов претерпел ряд изменений. Увеличились емкость легких и содержание гемоглобина в крови, в мышцах повысилось количество миоглобина, рецепторы дыхательного центра Стали менее чувствительными к содержанию в организме углекислого газа. Перед нырянием киты глубоко дышат, насыщая мышечный гемоглобин (миоглобин) кислородом и заполняя легкие воздухом, а затем ныряют. После нырка сердечная деятельность замедляется, и насыщенная кислородом кровь начинает поступать только к жизненно важным органам — мозгу и сердечной мышце. Все остальные ткани существуют за счет накопленного в миоглобине кислорода.

Интересно, что после такого глубоководного нырка животные быстро и спокойно поднимаются на поверхность океана, не испытывая ни малейших признаков кессонной болезни.

Для многих видов китообразных характерны сезонные миграции. С наступлением холодов киты мигрируют в более теплые воды, а затем возвращаются обратно. При этом они из года в год придерживаются одного маршрута и возвращаются в те же самые районы, где паслись в прошлом сезоне. Например, азиатское стадо финвалов летом откармливается в богатых кормом водах Охотского моря, около Камчатки и Чукотского полуострова. С наступлением холодов они уходят в Желтое море и к южным берегам Японии.

Размножение китов

Все киты производят свое потомство в теплых водах. Поэтому животные, пасущиеся в холодных зонах и совершающие дальние миграции, рожают малышей зимой, уйдя в районы с более высокой температурой воды. Китенок рождается очень крупным и хорошо сформированным. Это стало возможным после утраты животными костей таза, накладывающих ограничения на размеры плода. Малыш сразу поднимается из воды, где происходили роды, на поверхность и делает первый вдох. Он быстро осваивается с новой окружающей средой и начинает хорошо плавать. Первое время детеныш держится рядом с матерью, и не только из-за того, что рядом с ней безопасней, — так легче плыть.

Кормится китенок очень часто, практически каждые 15-20 минут. Он присасывается к соску, и молоко с помощью сокращения специальных мышц само впрыскивается ему в рот. В зависимости от вида китообразных продуцируется различное количество молока: от 200-1200 граммов у дельфинов до 200 литров у синих китов. Молоко очень густое, кремового цвета и в десять раз питательнее коровьего. Его поверхностное натяжение в тридцать раз больше, чем у воды, поэтому струя китового молока в воде не расплывается.

Родительский инстинкт у китообразных сильно развит. Они никогда не оставят своего детеныша в опасности. Если малыш во время отлива попадает на мелководье и не может уплыть, то мать обязательно дождется прилива и уведет его из опасного места. Она смело бросается на помощь к загарпуненному китенку, стараясь оттащить детеныша от корабля, чем часто пользовались раньше китобои.

Кстати, киты удивительно трогательно относятся не только к детенышам, но и к своим товарищам. Они редко когда бросают больного или раненого собрата в беде. В большинстве случаев всегда приходят к нему на помощь. Если он так ослабел, что не может подняться на поверхность, то здоровые особи окружают его и помогают всплыть. Затем долго поддерживают его на плаву, не давая захлебнуться. Иногда вместе с ним остаются на мелководье во время отлива.

Значение китов

Все киты, усатые и зубатые, с древнейших времен служат человеку источником бесценных веществ. В первом ряду здесь — подкожное сало, которое является сырьем для получения жира. Из жира же делают мыло, маргарин, лярд, лампадное масло, смазочные вещества, глицерины, стиральный порошок и т. д. В былые времена жир шел на освещение городов в Европе и Америке. И, к сожалению, именно потребность людей в жире положила начало грандиозной бойне, начавшейся примерно в XII веке.

До этого времени на китов в основном охотились жители Чукотки, Курильских островов, Аляски (эскимосы, алеуты, индейцы) и Японии. Причем эскимосы из Западной Арктики добывали китов еще до нашей эры. Методы охоты были крайне примитивными. В одних случаях на животных охотились с помощью ядовитых стрел, подплыв к ним на необходимое расстояние на байдах, обтянутых моржовыми кожами. В других использовали сети, которые плели из моржовых копченых ремней, толщиной в человеческую руку (С. П. Крашенинников: «Описание земли Камчатки», 1756). Иногда людям удавалось обнаружить и задохнувшегося подо льдом кита — по вспучинам над его водной могилой.

Затем жители Чукотки придумали способ охоты на кита с гарпуном. Такая охота требовала от людей немалого мужества и ловкости, зато в случае удачи надолго обеспечивала пропитанием. Поэтому смелые охотники выходили в море на байдарах, вооруженные только гарпунами. Методика сводилась к изматыванию животного постоянными бросками гарпунов с привязанными к ним на длинном ремешке дутыми китовыми пузырями.

Но вот наступил XII век, ставший для китов трагическим, ибо на охоту вышли баски, оснащенные гораздо лучше, чем аборигены Чукотки. У них были крепкие парусные корабли и хорошие гарпуны на прочных линях. Они открыли дверь в мир, приносящий людям большие доходы, а значит, погибший мир.

Истребление китов

Первые китобои охотились только на бискайского, южного, Гренландского и серого атлантического китов. И не случайно. Эти Киты обладали большим запасом жира, поэтому их туши не тонули, они обитали в доступных для мореплавателей того времени Прибрежных водах и к тому же были относительно тихоходными. Наиболее многочисленными были бискайские киты. Они населяли умеренные воды Северной Атлантики.

Охота начиналась с высматривания жертвы, которая выдавала Себя фонтанами при дыхании. Заметив подходящего кита, люди старались как можно ближе подойти к нему на корабле. В это время стоящий на носу гарпунщик готовил свое ужасное оружие К бою. Этот человек должен был быть очень сильным, т. к. ему приходилось метать тяжелый, кованый гарпун с привязанным к нему линем так, чтобы он мог прочно воткнуться в тело животного. От первого броска зависела удача всего мероприятия. Раненое животное начинало метаться и мчаться с бешеной скоростью, стараясь разорвать веревку или вырвать гарпун. Но в конце концов, связанное линем с кораблем, так уставало, что его мучителям оставалось просто подплыть к нему на лодках и добить острогами. Добраться до жизненно важных органов кита было довольно сложно из-за Толстого слоя кожи и жира, поэтому ему приходилось умирать долгой, жестокой смертью, пока, наконец, наиболее мощный удар Острогой не обрывал его страдания. У смертельно раненного кита начинала выплескиваться кровь, и вскоре он погибал.

Совершенно чудовищной по своей жестокости была охота на кормящих самок (распространенная и в более поздние годы). Зная Привязанность этих животных к своим детенышам, китобои вначале загарпунивали малыша. Предыдущий опыт показывал, что Самка ни за что не бросит свое дитя и сама подплывет к кораблю, чтобы освободить детеныша. Здесь ее поджидал удар другим гарпуном. Впрочем, даже будучи раненой, мать никогда не покидала живого малыша. Она поддерживала его на плаву, оттаскивала от Корабля, ударами ласт пыталась порвать линь. Такая борьба В большинстве случаев оканчивалась смертью обоих животных.

После этого туши буксировали к берегу, где и производили дальнейшую обработку. С кита срезали слой сала, снимали китовый ус, Я все остальное бросали в море (и это при том, что мясом одного Кита можно было накормить не одну деревню). Из сала вытапливали жир, который в основном шел на освещение городов (заправлялись уличные светильники), а из китового уса делали корсеты, пружины для мебели, посуду, окна. Тонкие пластинки этого упругого материала использовали для ловли пушных зверей, причем данный метод отлова отличался особой жестокостью. Края пластинки заостряли, а затем скручивали ее в пружинку. Адскую спиральку помещали в комочек замерзающего жира. И такие комочки раскидывали в предполагаемых местах появления животного. Естественно, хищник не мог пройти мимо свежего сала и с удовольствием проглатывал наживку. Трагический исход не заставлял себя долго ждать. Жир растворялся в желудке, пружинка раскручивалась и распарывала внутренности животного.

Города быстро разрастались, и потребность в жире увеличивалась. Промысел китов стал настолько активным, что вдоль побережий Северной Африки и Западной Европы в XV веке животных практически не осталось. Вести охоту на бискайского кита стало невыгодно из-за его малочисленности. Исчезли и серые киты из восточных районов Атлантики.

Зато у басков в конце этого века появились китобойные баржи, на которых были расположены плавучие жироварни. Отпала необходимость тащить тушу на берег. Оставалось лишь найти китов для дальнейшего производства жира. И взоры китобоев обратились на огромные стада гренландских китов, населявших обширные арктические пространства, преимущественно в высоких широтах. В это время существовало три стада этих великолепных животных, достигавших в длину 21 метра и массы в 150 тонн. Первое стадо (шпицбергенское) мигрировало вдоль восточных берегов Гренландии к Шпицбергену, второе (западногренландское) проходило из Девисова пролива в море Баффина и затем возвращалось обратно, третье (берингово-чукотское) мигрировало из Чукотского моря и моря Бофорта в Берингово море и обратно. Все стада были многочисленными, а первые два и довольно доступными для плавсредств того времени. Пришел черед охоты на гренландских китов.

Начиная с XVII века, наиболее активно шел промысел в высоких широтах северного полушария. Основная нагрузка легла на животных из шпицбергенского стада. Около Ньюфаундленда в это время могло находиться до 400 судов разных государств. В 1701 году голландцы и немцы добыли более 2600 китов. Естественно, такое массовое истребление не могло не сказаться на численности животных. И вот, начиная с двадцатых годов XVIII века, количество Китов стало уменьшаться в таком темпе, что вскоре промысел В этих водах прекратился — добывать было уже некого.

Но в 1719 году были обнаружены киты из западно-гренландской популяции, и китобои всех государств направили свои суда в воды Девисова пролива и Баффинова залива. То был период возникновения и расширения многих прибрежных городов, сумевших развиться за счет варварского истребления морских гигантов. Но китов хватило ненадолго. К концу XVIII века их полностью выбили и в данном регионе.

Затем пришла очередь третьего стада. Его обнаружили в 1848 году к Беринговом и Чукотском морях. Опять повторилась вышеописанная картина. Только американцы за один год добывали до 500 особей гренландского кита. И вновь, всего за пятьдесят с лишним лет, к концу XIX века, животные этой популяции практически исчезли.

Так за три века были уничтожены два крупных стада гренландских китов, а от последнего, берингово-чукотского, остались жалкие крохи. И это притом, что охота шла на парусных судах без специального оборудования.

Как уже указывалось выше, главный интерес китобоев того времени в основном вызывали киты из семейства Гладких (гренландский и бискайский). Добывались и серые киты, обитающие и прибрежных субтропических, умеренных и холодных водах Тихого океана и Чукотского моря. Встречаясь близко от берега, они были заманчивой добычей для охотников, поэтому также подверглись массовому истреблению. К началу развития китобойного Промысла существовало три стада серых китов. Одно обитало Н восточных районах Атлантики, второе (охотско-корейское) мигрировало из Охотского моря в прибрежные воды около Кореи И Южной Японии, третье (чукотско-калифорнийское) путешествовало от берегов Калифорнии в Берингово и Чукотское море. Как уже указывалось выше, атлантическая популяция серых китов была уничтожена вместе с бискайским китом. Оставшиеся популяции ждала та же участь. Всего за 28 лет, с 1846 по 1874 годы, из чукотско-калифорнийской популяции было выбито почти 11 000 животных. Причем наиболее активно происходило истребление китов, приходящих на размножение к берегам Калифорнии и Мексики. Здесь не щадили ни малышей, ни кормящих и беременных самок. Эта группа дважды была на грани полного уничтожения, однако к настоящему времени все же смогла немного оправиться, зато от второй осталось всего несколько сот особей. В начале XX века вообще предполагали, что охотско-корейская популяция исчезла с лица Земли, и лишь в 1984 году обнаружили группу примерно из семнадцати китов, которая постепенно расширилась до современного состояния.

Но давайте опять вернемся в XIX век. Напомню, что животные из семейства Полосатиков были практически недоступны для охотников. Конечно, и эти животные порой попадались им на пути, но их гарпунили и убивали просто ради интереса. Огромные туши погибших животных тонули и увлекали за собой неосторожных китобоев. Кроме того, полосатики были слишком быстроходными для парусных судов, развивая скорость до 20 узлов (около 37 км/ч), в то время как максимальная скорость судна не превышала 12 узлов (около 22 км/ч). Являясь от природы очень осторожными животными, полосатики издалека замечали китобоев и уплывали от них.

Ситуация изменилась с появлением кораблей с паровым двигателем. Они развивали достаточную скорость и были гораздо маневреннее парусных судов. Но окончательный приговор всем китам вынесло изобретение в 1864 году норвежцем Свендом Фойном гарпунной пушки. Адское оружие продолжали постоянно усовершенствовать, пока оно не приобрело современной формы: гарпун нес гранату и имел раздвижные лапы. Помимо гарпуна была придумана и компрессорная установка, накачивающая через полую пику тушу кита воздухом.

Теперь настал черед полосатиков отправляться на бойню. Технология охоты стала очень простой. Следовало найти кита и метко выстрелить. Гарпун втыкается, граната разрывается и превращает в клочья китовые внутренности, одновременно раскрывая гарпунные лапы. Они крепко вцепляются в еще трепещущее тело, и вырвать гарпун из раны становится практически невозможным. Потом, глубоко вогнав в тушу полую пику, кита накачивают воздухом и буксируют к жироварне.

Обработка китов после изобретения в 1904 году, опять-таки норвежцем Карлом Ларсеном, флотинга превратилась в относительно легкое дело. Флотинг — это комплекс по переработке китов, корабль-матка, оснащенный специальным трапом с лебедкой для Поднятия туш на палубу, где происходила разделка. Отходы производства скидывались прямо в море.

Таким образом, китобойный промысел снова стал приносить очень Хорошие доходы. На первом месте по добыче китов стояла Норвегия, в основном благодаря стараниям своих изобретателей. Уже в 1904 году на берегу Ньюфаундленда было оборудовано 18 баз, перерабатывающих за год более 1200 китов.

Основная нагрузка теперь падала на китов из семейства Полосатиков. Сначала в основном добывали горбатых китов. Они были менее быстроходными и осторожными. Их средняя скорость не превышает 10 км/ч. Но, будучи ранеными, горбачи развивают скорость до 25 км/ч. Вскоре, в начале XX века, численность животных резко упала, и китобои занялись другими полосатиками: синими китами, финвалами и сейвалами. Синих китов уничтожили практически полностью всего за двадцать лет промысла.

Наша страна играла довольно незначительную роль в этой трагической истории. Еще Петр I пытался организовать китобойный промысел в северных водах, но все окончилось провалом. У русских моряков не было опыта по добыче китов, а иностранные китобои отказывались их обучать, боясь появления новых конкурентов. Русские китобойные суда появлялись в XVIII столетии в водах Охотского моря, но все же наиболее активно стали охотиться только начиная с середины XIX века. Зато американцы вовсю пользовались свободой в русских водах, добывая за год до 1500 гладких китов. Вскоре запасы Охотского моря иссякли, и им пришлось искать другие районы промысла, как, впрочем, и нашим китобоям.

Активизация русского китобойного промысла началась с организации в 1904 году на острове Южная Георгия китобойной станции. Уже с 1925 года наши суда стали добывать китов вдоль восточного побережья Камчатки. К этому времени корабли-матки превратились в настоящие плавающие базы со стопроцентной переработкой трофеев. В этом регионе работало четыре китобойца 0 одной плавбазой. Всего за пять месяцев было добыто 286 китов, Причем туши утилизировались не полностью. Китобойная матка Не справлялась с потоком убитых животных, ведь она была рассчитана всего на пять-шесть штук в день, а добывалось нередко по десять особей. Поэтому снимали только жир, а все остальное выбрасывали в воду. Морские хищники не успевали поглощать такое количество мяса, и останки начинали разлагаться. Отмечалось даже скопление ободранных китов в бухтах, что явно отрицательно сказывалось на всей окружающей среде. К тому же туши привлекали косаток, нападавших на колонии котиков.

Затем промысел переместился на Командорские острова, и к 1935 году здесь добывали до 500 китов за сезон. Но вскоре количество китов стало уменьшаться, причем это было повсеместным явлением, хотя уже в 1932 году страны, участвующие в китобойном промысле, подписали конвенцию об охране этих животных. В нее были включены, в частности, пункты, запрещающие охоту на гладких китов, на детенышей, в зоне размножения и т. д.

С началом Великой Отечественной войны активный промысел приостановился, что дало возможность китам немного восстановить численность своих популяций. Тем не менее с возобновлением в 1948 году добычи животных в Курильских водах их количество опять быстро снизилось до такой степени, что уже в 1959 году пришлось закрыть за ненадобностью три перерабатывающие базы.

Здесь стоит отметить еще одну попытку приостановить варварскую бойню морских гигантов. В 1949 году была образована Международная китобойная комиссия. В нее вошли 14 стран, но это нисколько не снизило темпы уничтожения. Всего за пятьдесят лет ее существования было убито почти два с половиной миллиона китов, что окончательно подорвало мировые запасы крупных представителей китообразных.

Защита китов

В настоящее время охота на многие виды китов во всем мировом океане запрещена. Синие киты, гренландские киты, серые киты, горбатые киты и т. д. стали жертвами бездумного, жестокого истребления ради жира. В нашей стране красно книжными являются следующие виды: косатка малая, дельфины — атлантический белобокий, беломордый, серый, афалина черноморская, свинья морская, нарвал, бутылконос высоколобый, клюворыл, киты — серый, гренландский, японский, горбач, северный синий, ивасевый.

Но, к сожалению, занесение животных в Красную книгу еще не является гарантией их спасения. Это очень хорошо демонстрирует ситуация, сложившаяся на сегодняшний день в нашей стране с тихоокеанским серым китом. Как уже упоминалось, данная популяция насчитывает всего несколько сот животных. Из них лишь около двадцати взрослых самок. Эти животные приходят нагуливать жир в прибрежные воды около острова Сахалин. И вот в 1999-2000 годах там стали обнаруживать истощенных, больных китов, не способных перенести длительные зимние миграции И дать полноценное потомство. Были проведены тщательные исследования, и оказалось, что на животных влияют сейсморазведочные и буровые работы, проводимые поблизости от места их пастбищ компанией «Сахалинская энергия». Уже давно отмечалось отрицательное воздействие мощных звуковых импульсов, использующихся для определения залежей нефтяного газа на морском дне, на китообразных. Киты меняют пути миграции, уходят на менее кормные пастбища, с привычных мест размножения. Именно это и случилось с серыми китами. Особенно пострадали самки с детенышами, и уже в 2000 году было обнаружено всего двенадцать самок репродуктивного возраста.

Попавших на берег или мелководье китов называют обсохшими. Если они не в состоянии самостоятельно сдвинуться с места, то их ожидает печальная участь. Животные могут довольно долго жить, т. к. дышат атмосферным воздухом, но чаще всего погибают от перегрева и удушья, вызванного тяжестью собственного тела. Причины обсыхания этих животных еще плохо изучены. Иногда они случайно попадают на мелководье во время охоты, увлекшись погоней за добычей или зазевавшись во время отлива. Бывает, их выбрасывает на берег шторм. Издавна известны случаи группового выбрасывания китов на сушу, причем, если попытаться вернуть Таких животных в родную стихию, они опять стремятся выброситься на берег. По большей части это пораженные каким-нибудь заболеванием киты, но есть и совершенно непонятные случаи, Когда здоровое животное оказывается на берегу. Высказываются Мнения, что некоторые особи теряют ориентацию в пространстве из-за сильных магнитных бурь. Но данное явление еще требует тщательного исследования.

Установив причины истощения животных, ученые обратились К правительству с просьбой о принятии мер по охране серых китов; речь шла о том, чтобы в период их откорма прекращать сейсморазведочные работы. Вскоре такой приказ был выслан соответствующей компании, но до сегодняшнего дня ничего не изменилось. «Сахалинская энергия» всеми средствами оттягивает прекращение работ, основываясь якобы на неправильной форме отдачи приказа. А серые киты, вытесняемые с обильных пастбищ, быстро вымирают.

Трудно охватить масштабы этой катастрофы, еще труднее представить наши океанские просторы без китов. В настоящее время прослеживаются тенденции к постепенному восстановлению популяций полосатиков. Благодаря своей быстроходности и осторожности они сумели сохраниться лучше других, впрочем, кроме синего кита — его уничтожили практически полностью. Стабилизируется и ситуация с гладкими китами. Может быть, полученный урок пойдет нам на пользу, и мы станем более аккуратно обращаться с природой, какими бы неистощимыми нам ни казались её запасы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.