Соборность

Соборность — один из центральных пунктов русской идеи. Она объединяет собой полярности в русской душе и национальном характере. Прообразом всеединства и соборности является Троица, где Бог един и выступает в трех самостоятельно проявленных ипостасях. Догмат о Троице становится мифологемой, на основе которой вырастает учение о соборности и всеединстве. Поэтому соборность и осуществима только в единой соборной православной церкви, где исчезают все границы, где все равны и, отрешаясь от мирского положения, сливаются воедино перед лицом Господа. В соборности осуществляется переход от профанного к сакральному. Соборность — вершина свободы личности, свободы духа. Свобода есть осознанный выбор между добром и злом. Без зла, как и без добра, не может быть свободы. Поэтому и соборность невозможна только на основе добра. Без признания зла нет нравственного выбора, нет свободы, нет и соборности, но соборность дает реальный путь для преодоления зла и слияния с Богом.

Соборность — это общинность уже нетолько на социальном, а на космическом, вселенском уровне; это установление связей не столько от человека к человеку, сколько от духа к духу. «Что же существенно? Что же принадлежит духу? — спрашивает К. Победоносцев. — Любовь народа к церкви, свободное сознание полного общения в церкви, понятие о церкви как общем достоянии и общем собрании, полнейшее устранение сословного различия в церкви и общение народа с служителями церкви, которые из народа вышли и от него не отделяются ни в житейском быту, ни в добродетелях, ни в самых недостатках, с народом и стоят и падают». Дух соборен. Поэтому соборность космична и включает и единение людей, и единение идей, и единение пространства-времени. Она, следовательно, принадлежит к плану трансцендентному, метафизическому. Соборность — явление сакральной реальности, она онтологична и поэтому религиозна и мифологична.

Соборность, спроецированная на социальный план, ложится в основу такого явления, как теократия. Теократия означает «власть церкви», «власть Бога». Фактически теократично любое мифологическое общество, причем теократия сливается с понятием «первобытного коммунизма». На русской почве XIX века теократия означала перерастание государства в церковь, устройство государства как общины наподобие церкви. Понятия теократии, соборности, всеединства здесь сливаются. Идеи теократии легли в основу романа Достоевского «Братья Карамазовы». Под влиянием этого произведения в журнале «Русская мысль» появляется анонимная статья «Социальные задачи христианского общества», где говорилось: «Единственный идеал государственного устройства, о котором можно говорить с точки зрения христианства, — это организация государства наподобие церковной общины, представляющей божественную республику под главенством невидимого свободно избранного Христа». Упорядоченность теократического государства при этом всегда обрядовая (ритуальная). Наиболее полно в это время учение о теократии, определяемой через всеединство, изложено в трактате В. Соловьева «Критика отвлеченных начал». Философ мечтал о подчинении церкви всех сторон государственной, социальной и экономической жизни, называя такой порядок «свободной теократией»: «Так, ограничиваясь тремя главными или основными сферами общества, мы видим, что союз религиозный или церковь, представляя собою абсолютный порядок и утверждая безусловное начало любви как всеобщую цель, в этом смысле совершенно самостоятельна (то есть как царство безусловных целей). … государство является зависимым как от церкви, дающей ему абсолютное содержание или высшую цель, так равно и от общества экономического, в котором оно находит материальное содержание или почву для своей формальной деятельности. Наконец и общество экономическое, имея независимое значение в своей материальной сфере, должно однако подчиняться и примиряющему началу любви, которое оно получает от церкви, и регулирующему началу справедливости, которое дается государством». Иными словами, «свободная теократия» — это всеединство, достигнутое через синтез государства, церкви и экономики, но при том, что именно в церкви заключается безусловная цель существования и государства, и экономики.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.