Гарринча

Имя бразильского спортсмена Гарринчи известно, пожалуй, каждому, кто интересуется футболом. Прогремело это имя в 60-60-е годы прошлого века.

У Маноэля Франсиско душ Сантуша было прозвище Гарринча (гарринча — довольно редкая маленькая птичка, которая обитает в горах Бразилии и приносит, по поверью, счастье людям).

Родился Гарринча 28 октября 1933 года в пригороде Рио-де Жанейро, поселке под названием Пау-Гранде. Его семья была очень бедной. С детства мальчишка любил футбол и играл в городской команде, хотя у него имелся физический недостаток — одна нога (правая) была искривлена и была короче другой на несколько сантиметров (последствия перенесенного полиомиелита). И все же это не смогло остановить юного футболиста: его желание играть оказалось сильнее физического недостатка. Возможно, даже наоборот, имея именно такой недостаток, Гарринча научился делать свои незабываемые и феноменальные финты.

Вместе с друзьями Свинге и Пилсе Маноэль играл в нападении. И это трио творило настоящие чудеса. Однако особое внимание всегда обращали именно на Гарринчу. На правом крае ему удавалось обыгрывать сразу по нескольку защитников и делать прострельную передачу в центр, где один из форвардов просто подставлял ногу, чтобы забить очередной гол.

Следует заметить, что в то время Гарринча не помышлял о карьере футболиста. Его интересовало зарабатывание денег на фабрике. Кстати, его не обошли вниманием и предложили играть в команде соседнего городка, однако Гарринча посчитал, что этот обмен ничего заметно интересного не принесет в его жизнь. Поэтому он не оставил свой родной городок и, как позже выяснилось, оказался прав. Спустя довольно короткое время городок навестил игрок запасного состава столичного клуба «Ботафого» Арати. Он был приглашен на судейство воскресного матча двух футбольных команд, в котором принимал участие Гарринча. Маноэль так замечтально играл, что привел в восторг Арати, и тот без промедлений уговорил Гарринчу на поездку в столицу. Приехав, Арати занял у друзей денег, купил парню бутсы, форму и новел на тренировку, которую проводил известный футбольный специалист Жентил Кардозо. Тренировка уже заканчивалась, когда он вспомнил О парне и попросил его вывести на поле. Когда Манэ (сокращенно от Маноэль) вышел на поле, трибуны болельщиков (на тренировках крупных клубов в Бразилии всегда присутствуют болельщики) буквально заливались слезами от смеха. К тому же и тренеру он явно пришелся не по душе. И действительно, в те времена Гарринча был мало похож на настоящего футболиста, да и вообще на спортсмена-профессионала. Из-за того, что одна нога его была на несколько сантиметров короче другой, чтобы удержаться на ходу, он должен был вытягивать более длинную ногу вперед. Жентил решил долго не затягивать с «разоблачением» этого провинциала и предложил штатному левому защитнику сборной страны, лидеру «Ботафого» Нилтону Сантосу, «проверить» парня. Гарринча предупредил тренера, что не любит стоять в воротах и предпочитает игру на правом крае. Гарринча не испугался встречи лицом к лицу со «звездой» сборной, ведь он практически не знал того в лицо.

И вот начался матч. Дойдя до правого фланга команды запасных, Гарринча вздохнул и неожиданно увидел летящий к нему мяч и выбежавшего Сантоса. То, что произошло потом, все, кто находился на стадионе в тот день, запомнили, вероятно, на всю жизнь. Гарринча получил мяч, сделал пару обманных движений и послал мяч между ногами опешившего Нилтона. Известный защитник хотел преследовать игрока противника, но утратил равновесие и упал. Однако это не остановило Гарринчу, который продолжал вытворять с защитниками противника все, что ему вздумается.

После тренировки состоялся настоящий триумф Гарринчи, мастерство которого было оценено по достоинству. Спортсмена предупреждали о том, что Сантос может сделать все возможное для того, чтобы уничтожить парня как игрока.

Однако этого не произошло. Наоборот, Сантос пришел к руководству клуба с требованием взять Манэ в команду. Его послушались, и Гарринча начал свою футбольную карьеру.

На протяжении 12 лет (1953-1965 гг.) Гарринча играл за клуб «Ботафого» из Рио-де-Жанейро. В его составе он пропел 579 матчей, забил 249 мячей, три раза выигрывал звание чемпиона этого штата. В сборной Бразилии Гарринча сыграл 57 матчей, забив в них 15 мячей.

Впервые о нем услышал весь мир в 1958 году на чемпионате мира в Швеции, куда Гарринча приехал в составе сборной Бразилии как запасной игрок. Перед игрой со сборной СССР Беллини, Нильтон Сантос и Диди обратились к тренеру Феоде с просьбой поставить на этот матч Гарринчу и Пеле. Тот был не против. После того матча Гарринча стал не только основным игроком сборной Бразилии, но и одним из героев первенства в Швеции наряду с Пеле, Диди, Сантосами, Вавой.

Первые два матча чемпионата мира в Швеции Манэ отсидел ни скамейке запасных. И только в третьем, против команды СССР, под давлением лидеров команды тренер сборной Висенте Фиола уступил: на поле вышли два самых талантливых: игрока Бразилии за всю историю — Гарринча и Пеле. Бразильцы чувствовали себя несколько скованно, ведь они знали о прекрасных игроках сборной Советского Союза. И все же Гарринча не спасовал и уже в первые три минуты матча разорвал оборину противника. На 15 секунде Диди посылает мяч Гарринче, тот на правом фланге дважды подряд обыгрывает левого за щитника Кузнецова, затем еще двоих: Войнова и Крижевского, которые бросились на помощь, и пушечным ударом попадает в штангу. Спустя всего несколько секунд Гарринча вторично проходит по краю, навешивает в штрафную, и Пеле попадает в штангу. Но правый край нападения бразильцев не сломался, наоборот, на 3-й минуте матча в ворота Яшина влетает мяч, который был забит с новой подачи Гарринчи.

Этот чемпионат мира закончился для бразильцев на мажорной ноте. Они выиграли мундиаль, а молодые Гарринча и Пеле стали одними из лучших в составе чемпионов.

Спустя четыре года в Чили, когда бразильцы во второй раз подряд завоевали звание чемпионов мира, Гарринча в отсутствие травмированного Деле сыграл так, как не играл никогда, и буквально в считанные дни стал чуть ли не кумиром нации. Его называли не иначе, как «радость народа».

Славу Гарринчи принес его знаменитый финт, на который поддавались самые сильные и опытные левые защитники. Манэ замирал с мячом в ногах и имитировал движение корпусом — обычно влево. После чего стремительно уходил в другую сторону. Любил он и пробрасывать мяч между ног. Защитники в этом случае, как правило, теряли равновесие и падали, становясь посмешищем для многотысячной толпы. Однажды игрок «Фиорентины» головой едва не снес штангу после финта Гарринчи, а бразилец под гомерический смех итальянцев вошел с мячом в ворота.

Гарринчу любили и превозносили все, кроме тренеров, а все потому, что Манэ не вписывался ни в какие «футбольные рамки». На поле он был творцом, который заметно отличался от всех других футболистов. Он играл настолько нетрадиционно, что ставил не только соперников в тупик, но и собственных тренеров. А они в бессильной злобе не могли ничего поделать, ведь Гарринча считался звездой.

Но чувствуя поддержку миллионов фанатов, Гарринча никогда не зазнавался, к тому же у него была щедрая и добрая душа. Как-то раз произошел такой случай на поле. 27 марта 1960 года на «Таракане» шел матч «Флуминенсе» — «Ботафого». Защитник «Флу», выбивая мяч, подвернул ногу, и тот отскочил к Манэ. Гарринча ворвался в штрафную, оказался один на один с вратарем, замахнулся, но, увидев, что соперник лежит на газоне, послал мяч за боковую линию. Такое могло прийти в голову только ему. Журналисты дали ему прозвище Чарли Чаплин футбола за походку вразвалочку (ведь одна нога была заметно короче другой) и за элегантное, артистическое обращение с мячом, которое выражалось в точнейших пасах, в искусстве обводки, в мощных и точных ударах по воротам.

Четыре года, с чемпионата мира 1958 года и до чемпионата 1962 года, прошли для Гарринчи неплохо как в футболе, так и в личной жизни. Именно в этот отрезок судьба свела его с будущей второй женой: Элзой Суарес. В шестидесятых годах, когда Гарринча был уже очень популярным футболистом, на подмостках бразильской эстрады расцвела слава молодой певицы, мулатки, исполнительницы бразильской самбы Элзы Суарес. На карнавалах известная школа самбы «Мангейра» с Элзой во главе выигрывала немало призов.

На чемпионат мира 1962 года 28-летний Гарринча приехал игроком, который считался вторым лидером команды после Пеле. Но так сложилось, что Пеле на чемпионате по существу и не сыграл: в самом его начале он получил травму. Специалисты тут же решили, что для бразильцев все кончено. Однако они ошибались. Сборную за собой повели Гарринча и Амарилдо. Первый пасовал, а второй забивал. Эта команда показала просто фантастический футбол и в финале буквально разгромила сборную Чехословакии. Счет 4:1 в финале с этой командой доказывал, что бразильцы справедливо вторично завоевали золотую богиню Нику. Много дней в Бразилии шли празднества по этому поводу.

Однако для Гарринчи все складывалось отнюдь не сказочно. Известно, что руководство клуба платило ему лишь одну пятую цены этого футболиста. Руководители просто приходили в хибару к футболисту, дарили его семье подарки и подписывали новый контракт. Гарринча никогда не требовал больше, чем было указано в документе. Но в 1963 году он решил «взбунтоваться», следуя советам своей жены. Гарринча всего лишь попросил об увеличении заработной платы, что, естественно, не понравилось руководству клуба. Ранее Гарринче приносили чистый бланк контракта, а потом, после заполнения, проставляли сумму, из-за чего Манэ очень сильно проигрывал в заработке. Однако судьба оказалась благосклонной к игроку, и новый контракт, подписанный спустя 4 месяца, составили при непосредственном вмешательстве банкира Жозе Магальяэса Линса, ценившего талант Гарринчи и изредка покровительствовавшего ему.

Гарринчи всегда было присуще мальчишество, которое выражалось в том, что он любил «финтить». Порой он повторял на поле то же, что делал на пустырях в Пау-Гранде. Вошел в историю футбола случай, который произошел во время товарищеского матча со сборной Коста-Рики. Матч подходил к концу, а счет все не изменялся, словно застряв на цифрах 1:1. В это время Гарринча на своей половине поля подбирает мяч и начинает сольный проход. По пути к воротам он обыграл всех игроков противника, вышел один на один с вратарем и замер с мячом. После этого снова обыграл защитников и снова не ударил. Еще серия финтов, около кромки поля вне себя разъяренно кричит тренер сборной, а Гарринча еще раз всех обыгрывает и снова не бьет. И только с четвертого раза он посылает мяч между ногами вратаря. После игры на вопрос, почему он сразу не бил, Гарринча ответил очень просто: «А вратарь не хотел расставить ноги».

Однако первенство мира принесло не только мажорное настроение для футболиста. Скорее, наоборот. Врачи категорически запрещали Гарринче выезжать куда-либо на футбольные матчи, однако впереди игрока ждало турне по Европе в составе клуба. Гарринче очень хотелось остаться в команде, к тому же и руководство клуба поставило ультиматум: или едешь, или покидаешь клуб. Гарринча предпочел первое.

После этого турне колено Гарринчи очень сильно разболелось. Он и во время поездки играл на одних обезболивающих, но после не помогали даже они. Полгода он не играл, а только лечился. Отношения Гарринчи с руководством клуба резко ухудшились, и вскоре он перешел в другой клуб. Руководство команды надеялось, что приход бикампеона (дважды чемпиона мира) поможет команде выиграть чемпионат своего штата, но эти надежды не оправдались. Гарринча так и не смог заиграть в этой команде.

Долго кочевал Манэ по футбольной периферии Бразилии. Играл даже в 3-м дивизионе. Ездил в Колумбию, но нигде не задерживался. Он считал, что вскоре снова вернется на «Маракану». И это наконец произошло. Гарринчу взяли в команду «Фламинго». 100 тысяч болельщиков приветствовали его на первой игре в новой команде. Но опять он не смог показать достойный класс. Еще в первом тайме его заменили, и больше в составе клуба он на поле не появлялся. Вскоре он стал тренером одной из команд, но не задержался и тут. Его хитроумные финты не мог повторить ни один бразильский мальчишка, а учить командной игре он не умел. Опять Гарринча ушел и снова стал искать место работы. К сожалению, он не мог ничего делать, только играть в футбол. Семью тянула на себе его жена Элза Суарес, которая в то время стала очень известной исполнительницей самбы. Гарринча начал пить. В конце концов он пристрастился к алкоголю и 21 января 1983 года скончался в больнице, не дожив нескольких месяцев до своего 50-летия.

Клубы:

1947-1953 гг. — «Пау Гранде»;

1953-1964 гг. — «Ботафого»;

1965-1968 гг. — «Коринтианс»;

1968-1969 гг. — «Фламинго»;

1968 г. — все клубы — Бразилия; «Атлетико», «Колумбия».

Достижения:

двукратный чемпион мира (1958, 1962 гг.).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.