Даосизм и секс

Даосские монастыри

В Китае начинается активное взаимодействие и обмен опытом между южными и северными школами даосизма, которые до тех пор развивались изолированно из-за постоянных войн на севере Китая. Кроме того, все большее влияние на даосизм начинает оказывать буддийское учение. Стали возникать первые даосские монастыри. До тех пор сексуальное воздержание не приветствовалось даосами. Они считали, что целомудрие это величайшее зло для мира, ибо оно нарушает закон Неба и Земли. Но пример буддийского монашества оказался заразительным, и уже в школе Мао-шань для обеспечения «духовного брака» с «небесным бессмертным» приходилось соблюдать целомудрие.

Как бы то ни было, монашеские обеты в даосизме имели меньшее значение, чем в буддизме. В школе «Небесных наставников», например, передача священного сана передавалась по наследству, так что ни о каком целомудрии речь идти не могла. Современный японский ученый Есиока естиое подсчитал, что в X веке в Китае было 348 108 буддийских монахов и 48 417 монахинь, при этом даосская монастырская братия насчитывала 19 680 мужчин и всего 502 женщины. Но, как бы то ни было, благодаря появлению своих собственных монастырей, даосизм продолжал организационно оформляться.

Сексуальные практики

В период правления династии Тан большим спросом пользовались различные руководства, посвященные сексуальным вопросам. Самый известный медицинский трактат на эту тему написал известный даосский врач Сунь Сы-мяо «Бесценные рецепты» — «Цянъ цзинь яофан», впервые изданный в 1066 году. Специальный раздел трактата был посвящен «здоровой половой жизни». В нем помимо общих рекомендаций есть несколько интересных наблюдений. Например, для достижения эффекта «возвращения семени», который широко используется в даосских практиках, Сунь Сы-мяо советует надавливать на акупунктурную точку пин-и в одном цуне выше правого соска. А чтобы избежать бесплодия, рекомендовалось женщине остерегаться ртути, а мужчине — оленьего жира.

Наставления даосских врачей и учителей о воздержании от семяизвержения для продления жизни и достижения бессмертия были несовместимы с продолжением рода. Но обзаведение потомством считалось очень важной обязанностью, на которой до недавних пор основывалось китайское общественное устройство. Даосские трактаты должны были каким-то образом утрясти это несоответствие. В качестве компромисса рекомендовалось компенсировать эссенцию ян, которая утрачивается в результате эякуляции, за счет впитывания женской эссенции инъ. Даос, желающий обзавестись потомством, должен был сначала увеличить свою сперматическую эссенцию цзин настолько, чтобы расход ее не нанес ему вреда, не укоротил срок его жизни. Следовало питать цзин и ци, остерегаться частого семяизвержения и вступать в интимную связь лишь через три-четыре дня после завершения менструального цикла. Считалось, что мальчик, рожденный при этих условиях, будет талантливым, известным долгожителем, а девочка вырастет мудрой, добродетельной и выйдет замуж за богатого знатного человека.

На вопрос о том, как нужно извергать семя, чтобы обзавестись ребенком, однозначного ответа трактаты не давали. Считалось, что каждый мужчина должен регулировать частоту извержений согласно своей жизненной силе. Общие же рекомендации таковы. Сильные двадцатилетние мужчины могут извергать семя дважды в день, а слабые — только один раз. После сорока лет в зависимости от здоровья можно иметь одну эякуляцию за три или четыре дня. После пятидесяти — одну за пять или десять дней. Шестидесятилетние мужчины не должны терять семя чаще одного раза в десять или двадцать дней, а семидесятилетние — не чаще одного раза в месяц. Слабые же не должны вовсе извергать свое семя. По другим представлениям, частота семяизвержений мужчины зависит больше от времени года. Весной — один раз каждые три дня, летом и осенью — два раза в месяц. Зимой же вообще не рекомендуется держать свое семя при себе.

Секс и бессмертие

Даосская сексуальная практика для достижения бессмертия во II-VII веках включала также коллективные оргиастические акции, которые назывались «соединение энергии» — хэ ци. Они подробно описаны в трактате «Осмеяние даосизма» — Сяо дао лунь, который написал в середине VI века Чжэнь Луань, оставивший даосизм и перешедший в буддизм. Из этого текста можно узнать, что праздники хэ ци предназначались для «избавления от греха» ши цзуй, проводились ночью в полнолуние и новолуние после определенного поста. Церемония состояла из ритуального танца под названием «извивы дракона и игры тигра» и заканчивался коллективной оргией. В даосских монастырях эта практика существовала вплоть до Х1-ХПвеков, а среди некоторой части мирян хэ ци праздновался вплоть до недавнего времени. Живучесть этой традиции, с одной стороны, объясняется поисками бессмертия, а с другой — правилами сексуальной гигиены в полигамных семьях. В обоих случаях даосские наставники выступали в роли зачинщиков и наиболее компетентных советчиков.

Последователи «внутренней алхимии», как правило, относились к сексуальным практикам критически. Они считали, что в человеческом теле, как в завершенном микрокосмосе, есть все, что необходимо для достижения бессмертия.

Главными «ингредиентами» внутренней пилюли бессмертия считались «три драгоценности»: семя, или животная (сперматическая) энергия цзин; энергия, (воздух, эфир, пневма, жизненная сила) ци и дух шэнъ. «Выплавив» цзин, можно получить ци, «выплавив» ци — получить шэнъ, «выплавив» шэнъ — вернуться в пустоту, а вернувшись в пустоту, соединиться с Дао. То есть обрести бессмертие.

Первый этап внутренней алхимии начинается с того, что даос берет под контроль сексуальную энергию и направляет ее вверх к нижнему киноварному полю дань тяню. Собранная энергия вызывает ощущение тепла и света, которые человек заставляет циркулировать по каналам тела. В это время энергия открывает запертые проходы тела и удаляет из него все шлаки. Очищенная энергия отправляется к солнечному сплетению в среднее киноварное поле.

Циркуляция энергии продолжается до тех пор, пока не найдет проход к верхнему киноварному полю, расположенному в голове. Вслед за этим происходит прояснение духа, которое проявляется как появление света в пространстве между бровями.

Спустя некоторое время алхимику удается опустить свет духа в среднее киноварное поле. Вслед за этим надо заставить свет вращаться по малому кругу между сердцем и почками и направить его в нижнее киноварное поле, которое становится утробой для зародыша бессмертного тела. Здесь свет жизненности мин и свет духа син очищаются и принимают свою прежденебесную форму, то есть ту, которую человек получает при рождении.

Считается, что прежденебесное сянъ тянъ или изначальное состояние энергии юань ци несокрушимо, в отличие от приобретенной энергии солнца, пищи, дыхания.

Таким образом, алхимик возвращается в состояние младенца, его разум превращается в Дао, иньские и янские энергии ян ци и инъ ци соединяются и происходит зачатие бессмертного зародыша. Как только даос видит золотой круг света с белым кругом в центре, значит зародыш готов к рождению.

После этого практикующий удаляется в уединенное место, чтобы поднять зародыша по каналу в спине к голове. Там-то, через отверстие в макушке, и рождается бессмертное тело. В этот момент перед «младенцем» появляется демон, олицетворяющий остатки психической скверны. «Новорожденный» должен победить «демона», укрепить свое тело и вернуться обратно. После этого оба тела сливаются и становятся единым несокрушимым телом, в котором нет ничего посленебесного хоу тянъ, временного. Бессмертие достигнуто.

Такая схема постоянно описывается в даологичес-ких исследованиях, но вполне возможно, что вариантов достижения бессмертия было множество, впрочем, как и представлений о том, что следует понимать под словом «бессмертие».