Даосизм и буддизм

Религиозная философия или философская религия

В VII-VIII веках под влиянием буддизма произошел новый расцвет даосской философии. В это время были созданы трактаты, которые до сих пор имеют огромное значение для даосизма. В первую очередь это «Книга о единении сокрытого» — Инь-фу цзин и книга «Мудрец Инь с заставы» — Гуанъ Ицъ-цзы. Этот трактат приписывается тому самому начальнику заставы на границе, по просьбе которого Лао-цзы накануне своей эмиграции на Запад написал «Дао-дэ цзин». По легенде, Гуанъ Инъ-цзы была найдена в стене древнего дома в 742. Но по версии современных ученых, авторство этой книги принадлежит Тянь Тун-сю, который и сообщил императору Сюань-цзуну о местонахождении новой реликвии. Слишком уж сильно влияние буддизма на этот текст. Здесь, например, процесс возникновения мира сравнивается со сновидениями, созданными силой мысли. До тех пор тема сновидений, восходящая еще к Чжуан-цзы с его знаменитой притчей про бабочку, употреблялась для объяснения хаотического единства всего сущего, перетеканием одного в другое и бесконечными превращениями, а также об относительности разделения сна и бодрствования. Ни о какой порождающей силе сознания речи не было.

«Ведь людей в поднебесной так много, что их не сосчитать и миллиардами. И все они видят сны, и эти сны у каждого различны. И у каждого сон одной ночи отличается от сна другой ночи. В сновидениях видят Небо, видят Землю, видят людей, видят вещи — все это создано мыслью. Ведь все это не исчислить и числом роящихся пылинок. Откуда же знать, что эти Небо и Земля не порождены мыслью?» (перевод Е. А. Торчинова).

Что касается «Книги о единении сокрытого», то полное название — Хуан-ди Инь-фу цзин. Имя мифического императора Хуан-ди в заглавии книги говорит о том, что настоящее авторство принадлежит ему; даос Ли Цюань, представивший ее, выступает в роли посредника. Считается, что Хуан-ди жил в III тысячелетии до н.э. и стал основателем всей китайской цивилизации. Многие даосские школы ведут свою родословную даже не от Лао-цзы, а от этого императора. Одно время даосизм так и называли «учение Хуан-Лао» — Хуан-лао сюэ. Предполагаемое авторство Хуан-ди ставило этот текст даже выше «Дао-дэ цзина». Издание «Книги о единении сокрытого» Ли Цюань сопроводил комментариями.

Основная идея Инь-фу цзина — это учение о том, что каждая единица мира существует только за счет связей с целым. Обособленно, сама по себе, она существовать не может. Дао в трактате определяется, с одной стороны, как принцип перемен. С другой — как некое начало, несводимое к переменам инь и ян, порождающее все сущее, в том числе и дух. В китайских традиционных учениях вообще был распространен взгляд на дух шэнъ, как утонченную форму энергии ци. Также как лед тает и превращается в воду, тело, то есть конденсированное ци, может превратиться в дух.

На примере этих трактатов можно увидеть, как в эпоху династий Тан и Сун видимое противоречие между религиозным и философским даосизмом надумано.

Ян или инь

В смутное время Пяти династий позиции даосизма поколебались, но после восшествия на престол династии Сун (с 960 по 1279 гг.) былое влияние восстановилось. В 1275 году, в конце правления Южной Сун, школа «Путь Небесных наставников» была переименована императором в «Путь истинного единства» Чжэн и дао. Под этим названием она и выступает до сих пор.

Влияние отдельных даосов при дворе одно время стало настолько сильным, что они даже принялись интриговать и организовывать гонения на буддизм. Один из них по имени Линь Лин-су убедил императора Хуэй-цзуна, начиная с 1117 года, отдать буддийские монастыри под контроль светской администрации, реорганизовать и переименовать на даосский манер. Буддийским монахам было рекомендовано добровольно стать даосами. Были изменены даже ритуалы и иконография. Правда, такие кардинальные преобразования продержались недолго, но экономические санкции к буддийской сангхе применялись еще лет десять.

Во время правления династии Сун все враждебные Китайской империи государства в то время исповедовали буддизм. Таким образом, гонения на сангху можно, помимо всего прочего, расценивать еще и как борьбу с «пятой колонной» внутри страны. Психологическая направленность буддийского учения, которое делало особый упор на работу с сознанием, позволяла даосам говорить об иньс-кой направленности иноземного учения. Считалось, что распространение буддизма на границах Китая открывает путь демоническим силам, погруженным во мрак инь.

Привычка разделять все явления мира на два начала инь и ян отразилась и на отношении даосов к некоторым буддийским практикам. Все очень просто. Тело человека соответствует началу ян, а сознание — инь. Буддисты, как правило, основное внимание уделяли работе с сознанием, значит — развивали темное начало инь. Сознание связано с природной сущностью син, а телесная энергия, особенно изначальная юань ци, это ничто иное как жизненность или судьба мин. Даосы полагали, что только соединение син и мин может одухотворить тело и даст возможность преобразовать не только сознание, но человека целиком, со всеми его мыслями и потрохами. Существует легенда о споре «внутреннего алхимика» Чжан Бо-дуаня, причисленного впоследствии к лику бессмертных, с его другом буддийским монахом по имени Дин-хуэй. Монах обладал чудесной способностью. Он мог в считанные мгновения преодолевать огромные расстояния. Друзья решили устроить небольшое состязание. Нужно было отправиться за несколько тысяч ли, в город Янчжоу, где в то время как раз цвели гортензии. Обратно надо было вернуться с цветком в руке. Несмотря на то, что Дин-хуэй вернулся первым, цветка с собой он захватить не смог. Чжан Бо-дуань несколько замешкался, зато прибыл с цветком в руке. Свою победу даос прокомментировал так: «Когда я изучал путь золота и киновари, я совершенствовал и природную сущность (син) и жизненность (мин). Когда собираю (себя) воедино, тогда имею материальное тело, когда рассеиваюсь, то становлюсь пневмой (ци). Когда я прибыл в (Янчжоу), то был лишь истинным духом, но таи обрел материальное тело. Таков дух ян. Монах благодаря своей тренировке достиг результата быстро: ведь он не видел его материального тела или тени. Таков дух инъ. Дух не может передвигать вещи» (перевод Е. А. Торчинова).

Надо отметить, что даосы отдельно выделяют чань-буддизм в его раннем варианте. До шестого патриарха Хуэй-нэна эта школа продолжала линию Боддхидхар-мы. Того самого, который, увидев в монастыре изнуренных долгим сидением монахов, заставил их делать зарядку, а потом еще и драться научил. Поздний чань уже сосредоточился на коанах, остановке внутреннего диалога и других методов работы с сознанием.

Кроме того, даосским представлениям о единстве тела и духа вполне отвечают многие практики тибетского буддизма, продолжающего тантрические традиции. Практика «тела света», позволяющая трансформировать все тело практикующего йогина в чистую энергию, тоже вполне соответствует даосскому представлению о соединении син и мин.

Даосские учителя предупреждают: увлечение сидячими медитациями создает ощущение ложного покоя и порождает инь, а это приближает смерть. Мало того, даосы считают, что после смерти самые усидчивые практикующие имеют шанс стать призрачными бессмертными или, попросту говоря, призраками, которые не могут больше обрести телесную оболочку.

Учил ли Будду Лао-цзы?

Когда трон в Китае захватила монгольская династия Юань, школа цюанъ чжэнъ жестоко поплатилась за свою приверженность к объединению трех религий.

Поначалу отношения патриархов «Совершенной Истины» с монголами складывались неплохо. Престарелый Чингиз-хан обратился к Цю Чан-чуню, ученику основателя школы Ван Чун-яна, за лекарством от смерти. На это даос честно ответил, что никаких чудодейственных эликсиров не существует, а бессмертие можно обрести только через внутреннее самосовершенствование. Для этого надо отринуть страсти и привязанности, очистить сердце и приобщиться к Дао. Под впечатлением от этой проповеди, Чингиз-хан распорядился в 1224 году отдать Чан-чуню и его последователям старый даосский монастырь в Пекине, который в наше время называется Бай юнъ гуанъ и до сих пор остается центром даосизма Цюанъ чжэнъ.

Но покровительство монголов длилось недолго. В 1255 году буддисты обвинили школу «Совершенной Истины» в фальсификации исторических фактов. Дело в том, что духовные лидеры Цюанъ чжэнъ для того, чтобы найти идейное обоснование для объединения трех религий, использовали теорию «просвещения варваров» хуа ху о даосском происхождении буддизма. Это та самая доктрина, согласно которой Лао-цзы, отправившись на запад, добрался до Индии, встретил там Га-утаму Шакьямуни, после чего тот и стал Буддой. Арбитром в споре выступил император Хубилай. Даосам не удалось отстоять свою правоту. Буддийские истцы довольно легко доказали необоснованность этой теории и потребовали осуждения идеи хуаху, а затем и всего даосизма в целом. Второй раунд этой дискуссии состоялся в 1281 году. Даосы опять проиграли спор, после чего Хубилай, не долго думая, распорядился уничтожить весь даосский свод Дао цзана за исключением Дао-дэ цзина.

Видимо, такой суровый приговор был обоснован не только злосчастной дискуссией. Даосизм как национальная китайская религия не мог стать основой идеологии монгольской империи Юань. «Интернациональный» буддизм лучше подходил для этой роли.