Возникновение человечества

В предыдущей статье мы постарались показать, что в конце третичного периода па поверхности нашей планеты происходили серьезные изменения, связанные с общим похолоданием и иссушением климата, приведшие к значительным перестройкам природных систем около 3 млн. лет назад. К этому времени размеры оледенения Антарктиды приблизились к современным.

Но наиболее существенный признак четвертичного периода, выделяющий его из всей предшествующей истории Земли, — появление человека как социального существа, начало орудийной деятельности. Постараемся определить время начала этого процесса. Следует сразу же оговориться, четкие границы в истории развития природных процессов установить крайне сложно — слишком отрывочна та летопись, в которой записана история природы. Даже если мы уверены в том, что правильно читаем эту летопись, в ней всегда будет недоставать многих страниц, а то и целых глав. Задача исследования — составить целостную картину по отдельным сохранившимся сведениям, а это всегда порождает различные толкования, разночтения. Сказанное в полной мере относится к процессу возникновения человека. Ученым никогда не удастся точно определить его во времени, потому что в природе не зафиксирован момент, когда существо перестало быть обезьяной и превратилось в человека. Был сложный процесс, растянувшийся на многие тысячелетия, от которого в летописях природы не осталось практически никаких следов. Несмотря на сенсационные находки последних лет, «недостающее» звено, лежащее между человеком и обезьяной, все еще не найдено. Мы знаем обезьян, далеко зашедших в прогрессивном развитии, и мы знаем общество, которое по всем признакам уже можно называть человеческим. «Мост», лежащий между ними, нужно домысливать, моделировать, используя немногие известные данные и общие представления о развитии экосистем.

На основании открытий последних лет, можно сделать два вывода. Во-первых, время образования человека удревняется приблизительно в 2-3 раза по сравнению с тем, что считалось общепринятым раньше. Во-вторых, особую роль в процессе антропогенеза сыграла Африка.

Африка — огромный кристаллический массив, расположенный в самом центре восточного полушария. Неглубокие «внутренние» моря — Средиземное и Красное — отделяют континент от Европы и Азии. На протяжении четвертичного периода значительные пространства суши в северном и южном полушариях неоднократно покрывает мощным ледниковым панцирем. Возникновение оледенений было динамичным процессом, влиявшим на развитие всех элементов экосистем. Изменялся в четвертичное время и климат Африки, правда, не так резко, как в более высоких широтах, — здесь не было катастрофических оледенений, но заметные перестройки строения ландшафтов происходили. Основные изменения в природе тропических стран связаны с колебаниями влажности. Ученые уже давно пришли к заключению, что в сравнительно недавние геологические времена облик пустынь был иным. Ныне безжизненные пески Сахары когда-то были покрыты степной растительностью. По руслам пустых вади текли реки; по их берегам росли леса. На многие километры разливались озера. Ученые до сих пор спорят о том, когда все это происходило и с чем было связано. Сформировались две точки зрения. Одни исследователи считают, что периоды увлажнения (их называют плювиалами) соответствуют оледенениям умеренных широт. По мнению других, в периоды оледенений в тропических странах было очень сухо (наступали аридные условия) и плювиалы соответствовали теплым межледниковым периодам.

Реальная картина, вырисовывающаяся на основании самых последних исследований, значительно сложнее. Лучше всего изучены события самого молодого отрезка и плейстоцена, соответствующего последнему четвертичному оледенению 70-10 тыс. лет назад. Попробуем сопоставить события, происходившие в это время на севере Европы и на Африканском континенте.

По современным представлениям, последнее оледенение в Европе (вюрм, валдай) началось с похолодания, происшедшего 70-50 тыс. лет назад, за которым наступил длительный, довольно холодный, но безлюдный период — 50-22 тыс. лет. Он был отмечен двумя относительными потеплениями: гражданский проспект (50-36 тыс. лет) и дунаево (32-22 тыс. лет), разделенными похолоданием леясциемс. Период максимального похолодания оценивается в 22-18 тыс. лет. Примерно 18-10 тыс. лет назад происходила деградация оледенения, сопровождавшаяся рядом холодных и теплых колебаний.

Период, соответствующий средневюрмскому потеплению (территория Сахары), характеризуется оживлением деятельности рек и разливами озер. На юге Марокко (в предгорьях гор Атласа) и на юге Алжира сформировались мощные отложения, принесенные водными потоками и отложившиеся в озерах. Гораздо интенсивнее увлажнение было к югу от Сахары. В интервале 30-20 тыс. лет зафиксирован значительный подъем уровня озера Чад. Более детально колебания озер были прослежены на территории Афар. Здесь установлена аридная фаза, отвечающая ранневюрмскому похолоданию. Несколько ранее, 40 тыс. лет назад, происходит подъем уровня озера, сменившийся около 30 тыс. лет назад резким понижением уровня. Затем следует новый подъем, достигавший максимума 25-21 тыс. лет назад.

В течение периода, соответствующего максимальному похолоданию Европы, 21-10 тыс. лет назад на территории Африки явно прослеживаются два различных климатических режима. У подножия Атласа, в Северо-Восточной Сахаре усиливаются плювиальные условия. Максимальное увеличение влажности происходит 22-12 тыс. лет, в основном 15 тыс. лет назад. В массиве Оггар (Центральная Сахара) в это время распространяется растительность средиземноморского типа.

Области южнее Сахары охватывает засуха. Резко сокращается вода в озере Чад. Совершенно исчезают озера в Афаре. Аридные условия на востоке (Камерун) и на западе Экваториальной области (понижение растительных зон на 1000 м на горе Кения). Повсюду в этой зоне пересыхают реки, понижается уровень озер, образуются дюны и другие спутники резко засушливого климата. Исчезают озера в Аравийской пустыне. Одновременно, как показали палеотемпературные исследования в Красном мире, значительно понизилась температура.

Отсюда можно сделать вывод, что в периоды, соответствующие оледенениям в умеренных широтах, на всем Африканском побережье сильно падала температура. На большей части Африки, к югу от Сахары, устанавливались засушливые условии.

Особое значение в процессе антропогенеза сыграла область Восточно-Африканского рифта. Рифт — это глубокие раскопы, незаживающие трещины, пересекающие земную кору. Восточно-Африканский рифт начинается на юге континента, у реки Замбези. В глубоких впадинах, образованных параллельными сбросами, лежат озера Ньяса, Рукаву, Танганьика, Киву, Альберт, Эдуард, Рудольф. Затем рифт поворачивает к северо-востоку, в Эфиопию (грабен Афар), выходит к Красному морю. Красное море представляет собой рифтовое образование — глубокий раскол коры, «отодвинувший» Аравию от Северо-Восточной Африки. На севере рифт продолжаете и в виде залива Акаба, долины реки Иордан, впадины Мертвого моря, долины Бекаа (в Ливане); далее к северу он уходит в складчатую систему Тавра. Современный облик Восточно-Африканский рифт начал приобретать в палеогене в связи с усилением тектонических процессов па всем земном шаре. В пределах рифта расположены почти все действующие вулканы Африки. В результате активизации вулканической деятельности (особенно с неогена) огромные потоки лавы излились на значительные пространства.

Сочетание тектонической активности с широким развитием озерных бассейнов, своеобразие растительности и животного мира привело к сложению новых экосистем. Сейчас еще трудно точно установить, какие именно особенности этих экосистем способствовали возникновению орудийной деятельности у высокоразвитых гоминид. Но факт остается фактом: все определенно датированные памятники древнейших гоминид — производителей орудий — лежат в пределах Восточно-Африканского рифта.

Из всех многочисленных памятников, найденных здесь за последние десятилетия, совершенно исключительное место по тщательности исследований и полноте публикаций занимают памятники Олдувейского ущелья. Оно расположено в восточной краевой зоне Восточно-Африканского рифта, глубина 50-80 метров. Мощность плейстоценовых отложений превышает 100 метров. Они представляют собой чередование озерных, речных, эоловых образований со слоями вулканического пепла и туфа. Отложения Олдувейского ущелья осложнены многочисленными сбросами. Геологические исследования в районе ущелья позволили разделить толщу осадочных отложений на четыре основанных стратиграфических подразделения — точнее, пачки слоев.

В основании слоя I залегают речные и терригенные отложения. Выше по разрезу они замещаются озерными осадками. Около 2 млн. лет назад в районе Олдувея, у подножия вулканического нагорья образовалось бессточное озеро. За счет климатических изменений и тектонических процессов уровень его несколько раз колебался в пределах 1,5-3,5 м. При этом менялись размеры озера — от 25 до 7 км в диаметре. В период формирования слоя I произошло несколько крупных извержений вулкана. Образовалось шесть прослоев туфа, обозначенных геологами индексами IA — IF. Установлено, что в ряде случаев туф откладывался на дне озера.

Исследование остатков животных и растений в отложениях слоя I (ископаемая пыльца здесь не сохранилась) показывает, что климат был, хотя и засушливым, но все же более влажным, чем теперь. По берегам озера широко распространялись болота и заболоченные луга. Выше, на склонах гор, росли вечнозеленые леса. По оценкам палеогеографов в то время уровень осадков в районе Олдувея превышал 700 мм в год.

На протяжении образования слоя II природные условия значительно отличались от тех, в которых формировался слой I. Размеры озера сократились. Климат стал более засушливым. Сократилось число животных, обитавших в озерных и болотных ландшафтах. Увеличилось число степных животных. Так же, как и во время формирования слоя I, часто случались вулканические извержения. В слое II обнаружены четыре прослоя туфа. Они обозначены индексами IIA — IID.

Наиболее интересные антропологические и археологические находки приурочены к верхней части слоя I. Они концентрируются в восточной прибрежной части озера. К настоящему времени здесь обнаружено 18 археологических и 14 антропологических местонахождений. Находки сделаны в глинистых озерных отложениях, перемежающихся прослоями туфа. В ряде случаев кости гоминид и орудия труда залегали в погребенных почвах. На стоянке FLK—NH фрагменты черепа Homo habilis найдены в слое глины, перекрывающем туф IB. В том же слое залегали орудия труда, кости животных. Остатки растений, многочисленные кости рыб, водоплавающих животных и амфибий дают основание считать, что древняя стоянка была расположена или на берегу озера, или в болоте. На другой стоянке — FLK — костные остатки гоминида Zinjanthropus boisei были найдены в погребенной почве вместе с костями животных и орудиями труда.

В слое II наряду с находками, сделанными в суглинистых отложениях и в погребенных почвах, археологические материалы встречаются в слоях туфа и речных отложениях, значительно удаленных от озера.

Многочисленные фаунистические остатки позволяют довольно точно восстановить хозяйственную жизнь древних обитателей Олдувейского ущелья. В стоянках слоя I среди остатков фауны больше всего зубов крокодила. Очень много панцирей черепах и костей птиц. Среди костей млекопитающих преобладают остатки быка, отдельные кости обезьян, слонов (в том числе слона Deinotherium), носорогов, гиппопотамов, речных свиней, лошадей, жирафов.

В слое II представлены те же виды, что и в слое I, но пропорции их значительно изменяются. Так, в стоянках слоя II отмечается уменьшение доли водных животных и возрастание крупных млекопитающих (быки, лошади).

Каменная индустрия, обнаруженная на стоянках слоя 1 и в основании слоя II, относится к древнейшей олдувейской. На стоянках найдено 537 орудий, которые образуют следующие типы: чопперы, протобифасы, многоугольники, дисковидные ядрища, сферические ядригца, скребла, резцы. Крупные орудия изготовлялись из галек вулканических пород, мелкие — из кварцита. Залегающие в основании слоя II индустрии развитого олдувея отличаются появлением небольшого количества бифасов и увеличением числа мелких орудий.

В результате комплексных исследований определен возраст олдувейских памятников. Большое число датировок, хорошо согласующихся между собой, позволило определить возраст слоя I : 1,86—1,71 млн. лет.

Ряд памятников ранних гоминид — производителей орудий — был открыт в районе озера Рудольф в Кении. Особый интерес представляет группа местонахождений Куби Фора10, В районе Куби Фора параллельно берегу озера тянется высокий уступ, сложенный дочетвертичными породами. К нему примыкает толща осадочных образований, представляющая собой чередование речных, оперных и болотных отложений с вулканическими слоями. Все ранние археологические памятники Куби Фора налегают в толще осадочных отложений между двумя горизонтами туфов: KBS и Карари. Калий-аргоновая датировка Карари — 1,22+0,01 млн. лет, КВ8 — около 1,8 млн. лет. Датировки промежуточного туфового комплекса, к которому приурочено большое число памятников, — 1,57-1,48 млн. лет. Слои, содержащие памятники, в большинстве случаев обнаруживают обратную намагниченность, т. е. соответствуют эпохе обратной намагниченности Матуямы.

Палеогеографические реконструкции показывают, что во время существования стоянок берег озера представлял гобой низину, пересеченную многочисленными речными протоками, уровень озера значительно превышал современный.

На основании снорово-пыльцевого анализа можно заключить, что местность была более лесистой, чем сейчас, деревья и кустарники (Acacia, Commiphora) росли вдоль рек и протоков. На открытых участках росли травы (злаки, маревые). В составе пыльцы отмечено присутствие в заметном количестве горно-лесных и горно-степных элементов, что свидетельствует о понижении поясов растительности в горах. Климат, по мнению палеоботаников, был более холодный и влажный, чем в настоящее время.

Все обнаруженные в районе Куби Фора памятники связаны с сетью водотоков. Предполагается, что стоянки находились на песчаных берегах протоков, поросших лесами. Исследование фаунистических остатков показало, что основным источником пищи для первобытного человека была охота на обитателей озерно-речных (водяная свинья, водяной кролик, гиппопотам) и степных (газель) ландшафтов.

Найденные на стоянках орудия в большинстве своем сделаны из галек вулканических пород. Среди них преобладают крупные и малые скребла, гораздо реже встречаются чопперы, протобифасы, дисковидные и многоугольные ядрища.

Мощный слой плиоцен-плейстоценовых осадков обнажается на севере озера Рудольф в долине реки Омо. Осадочные толщи, заполняющие глубокую тектоническую депрессию, подразделены на несколько формаций. Наиболее интересна формация Шунгура (до 600 метров толщиной), представляющая собой чередование речных, дельтовых и озерных песков, суглинков и глин, переслаивающихся с вулканическими туфами. Эти отложения образовались за счет меандрирования древней реки Омо в условиях тектонического погружения, колебаний уровня озера Рудольф, периодического извержения вулканов. Всего в толще Шунгура установлено 10 прослоев вулканических туфов. Это позволило разделить толщу на 10 горизонтов (А — I) и датировать их калий-аргоновым методом. Наиболее ранняя дата была получена для туфа В — 3,75+0,20 млн. лет, наиболее молодая для слоя I — 1,84+0,09 млн. лет. Можно предположить, что толща Шунгура формировалась 2 млн. лег. Па протяжении этого времени географические условия неоднократно менялись. Уровень озера Рудольф был значительно ниже настоящего. Изучение ископаемых пыльцы и спор растений показало, что 3—2,6 млн. лет назад климат был сравнительно влажным, 2,6—2 млн. лет назад — резко засушливым, 2—1,4 млн. лет назад — влажным. Согласно геологическим и геоморфологическим исследованиям около 1,9 млн. лет назад началась мощная трансгрессия озера, в результате площадь его увеличилась приблизительно в три раза. На севере образовался глубокий залив. Специалисты подчеркивают, что эта трансгрессия была вызвана климатическими причинами, тектонических нарушений в слоях нет.

Наиболее ранние находки гоминид в долине Омо приурочены к слою В, их возраст около 3 млн. лет. Это зубы существа, названного Paraustralopithecus eathiopicus. Бесспорные следы орудийной деятельности в долине Омо — каменные и костяные орудия — обнаружены в слое Р, калий-аргоновые датировки туфов из этого слоя — 2,04±0,10 млн. лет. В долине Омо найдено большое число орудий, связанных с гораздо более древними слоями. Есть основания считать, что наиболее ранние памятники орудийной деятельности здесь имеют возраст 2,5 или даже 3 млн. лет.

Краткий обзор данных по трем наиболее полно исследованным памятникам Восточной Африки позволяет сделан существенный вывод — орудийная деятельность началась более 2 (вероятно, 2,5-3) млн. лет назад. Сейчас еще нельзя восстановить этот процесс во всех деталях.

Важно лишь то, что нижнюю границу четвертичной системы можно проводить на уровне 3—2 млн. лет.

Как уже говорилось, это время ознаменовалось значительным похолоданием климата, сопровождавшимся оледенением в высоких широтах, в Альпах и в Кордильерах. В это же время происходила резкая аридизация климата на Африканском континенте: исчезали леса, саванны превращались в пустыни, мелели озера, высыхали реки. Этот период, совпавший со стадиями астий-пьяченца в Средиземноморье, с претиглиеном в Северной Европе, с бибером в Альпах, зафиксирован в горизонтах А — Р Омо. Он продолжался 3-2 млн. лет назад.

По-видимому, правы исследователи, считающие, что аридизация климата значительно затруднила добывание пищи гоминидам, обитавшим в плиоцене преимущественно в области саванн. Возможно, тогда же гоминиды нашли единственную пригодную для жизни экологическую нишу: берега озер, небольшие водотоки. В этих ландшафтах гоминиды собирали съедобные моллюски, плоды и растения, эпизодически охотились на животных — обитателей рек и озерных отмелей. Недостаток растительных пищевых продуктов в условиях резко засушливого климата, вероятно, привел сначала к эпизодическому, а позднее к систематическому использованию галек для охоты на животных. Сперва применялись готовые гальки удобной формы. Позднее их стали подправлять несколькими ударами для получения наиболее рациональных пропорций. Процесс постепенного нащупывания разумных типов поведения в этой освоенной гоминидами экологической нише и был процессом становления человека — формативным периодом. Он продолжался в течение аридной фазы, соответствующей оледенению бибер.

Около 2 млн. лет назад на смену аридным пришли плювиальные условия. Продолжительность этого периода от 2 до 1 млн. лет назад. В пределах Восточно-Африканского рифта произошли трансгрессии озер: разлилось озеро Рудольф, образовалось Олдувейское озеро. На основании большого числа фаунистических остатков можно сделать вывод, что уже сложилось человеческое общество с достаточно устойчивым хозяйством (Олдувей, Куби Фора и др.). Множество памятников позволяет говорить о значительном увеличении населения. Обнаруживается известная специализация стоянок: выделяются стоянки-мастерекие, стоянки для обработки мяса, базовые лагеря. Расширяется экономическая зона, пищу добывают в воде, а прибрежной зоне и на высоких террасах. Сложение устойчивых типов орудий свидетельствует об устойчивых стереотипах поведения, а также о существовании способов передачи культурной информации от поколения к поколению, т. е., о сложении блока культуры. Наличие однородных памятников на огромных пространствах указывает на миграции населения и на существование контактов между отдельными группами гоминид.

Таким образом, стоянки олдувейской культуры можно рассматривать как ранние памятники человеческого общества. В течение плювиальных периодов экологическая пиша, освоенная гоминидами в предшествующий аридный период, расширялась. Наличие устойчивого источника пищи обеспечивало рост населения, что опять-таки требовало совершенствования способа получения пищи. Так осуществлялся поиск оптимальных форм адаптации, в основном затрагивавший сферу производства. Но одновременно продолжал действовать и механизм биологической эволюции. Мутациями и отбором закреплялись наиболее целесообразные изменения в строении головного мозга, черепа, зубов, рук гоминид. На каком-то уровне первоначальная экологическая ниша оказывается переполненной. Тогда человек выходит за ее пределы. Начинается открытие мира.

На протяжении длительного времени в Африке происходит развитие ашельских индустрий, характеризующихся наличием в каменном инвентаре ручных рубил и орудий типа кливеров, сделанных на массивных отщепах. Наиболее ранний памятник, отнесенный к ашелю, — это стоянка МNK в Олдувейском ущелье. Культурный слой залегает в средней части слоя II, несколько выше эолового туфа; его возраст оценивают в 1,2-1,3 млн. лет. Большая часть ашельских памятников приурочена к верхним слоям (III в выше); возраст — 800-500 тыс. лет. Как отмечалось, для слоя II характерны значительно более засушливые условия, чем для слоя I.

Предположительно можно сопоставить аридную фазу, зафиксированную в слое II Олдувея, с эпохой похолодании, когда возникло оледенение дунай — эбурон.

Ашельские индустрии в Африке развивались в среднем плейстоцене, 130-100 тыс. лет назад. Многие исследователи утверждают, что климатические условия в ашеле существенно не менялись. Как известно, в раннем и позднем плейстоцене отчетливо выделяются плювиальные периоды, совпадающие с межледниковьями умеренных широт. Есть все основания считать, что плювиальные эпохи существовали и в среднем плейстоцене.

Хозяйство и схема расселения в ашельскую эпоху принципиально не изменились по сравнению с предшествовавшей олдувейской эпохой. Люди по-прежнему селились преимущественно на берегах рек и озер. Отмечается лишь некоторое увеличение доли крупных животных в составе охотничьей добычи; на поздних стадиях охотничья добыча становится более разнообразной. На ашельских стоянках встречаются одни и те же типы орудий, но в различных сочетаниях. Так, содержание двусторонних орудий (бифасов) на стоянках меняется от 0 до 95%.

Исследователь олдувейских памятников М. Лики считает, что эти различия связаны с тем, что на стоянках обитало различное в культурном отношении население (развитый олдувей и ашель; первый связывается исследовательницей с Homo habilis, второй — с Homo erectus). Согласно точке зрения, которую защищает американский археолог Л. Бинфорд, все ашельские памятники оставлены культурно единым населением. Различия в соотношениях типов орудий зависят от того, что эти стоянки отражают различные стороны деятельности ашельских охотников. Для проверки своей гипотезы Бинфорд применил факторный анализ.

О сущности факторного анализа уже говорилось. Подчеркнем лишь то обстоятельство, что факторный анализ позволяет перейти от описания объекта исследования большим числом признаков к описанию сравнительно небольшим числом информативных переменных. Исследуя первобытные памятники Африки, Л. Бинфорд использовал типологическую схему, включающую 12 типов орудий (ручные рубила, ножи, колуны, скребла-ядрища, скребла на отщепах, пики, прочие крупные орудия, чоннеры, диски, сфероиды, малые скребла, прочие малые орудия). В результате вычислений, произведенных на ЭВМ, было выделено б основных факторов. Исследование факторных нагрузок указывает на полярное распределение крупных и малых орудий. Так, ручные рубила, ножи и скребла-ядрища противопоставлены малым скреблам и прочим малым орудиям. Последние два типа, в свою очередь, противопоставлены колунам и скреблам на отщепах, ножи и колуны — пикам, скреблам-ядрищам, чопперам и прочим крупным орудиям.

Такое распределение факторных нагрузок показывает, что на конкретных стоянках выделенные типы орудий никогда не встречаются вместе. Бинфорд это объясняет тем, что на этих стоянках гоминиды занимались различными видами деятельности. Скажем, на одних они жили (это были базовые лагеря), на других производилась разделка туш убитых животных, третьи стоянки были мастерскими, где изготавливались каменные и костяные орудия, и т. д. Следует сказать, что работа Л. Бинфорда была одним из первых опытов по применению факторного анализа в первобытной археологии. Она содержит многочисленные методические ошибки. В частности, американский исследователь не приводит проекций конкретных памятников в плоскости факторов. Без этих проекций выводы автора не могут считаться убедительными.

Методически более правильна попытка применить факторный анализ к исследованию памятников палеолита Африки, предпринятая недавно группой американских и японских исследователей. Были исследованы данные по 69 памятникам эпохи олдувея, развитого олдувея и а июля. При этом использовалась весьма примитивная классификация каменных орудий, включающая всего шесть типов: чопперы, полиэдры-сфероиды, малые орудия, тяжелые орудия, крупные режущие орудия, прочие орудия. В результате вычислений выделены три основных фактора. Первый фактор характеризуется положительными нагрузками па чопперы и полиэдры-сфероиды; отрицательными — на крупные режущие и малые орудия. Второй фактор разделил крупные режущие, тяжелые орудия и чопперы, с одной стороны, и малые орудия и полиэдры-сфероиды — с другой. В третьем факторе положительные нагрузки — на полиэдрах и крупных режущих орудиях, отрицательные — на тяжелых орудиях. В работе приведены проекции конкретных памятников в плоскостях, образованных парами факторов. Эти проекции отделяют олдувейские памятники от ашельских (памятники олдувея и развитого олдувея при этом не разделяются). Совокупность олдувейских памятников выделяется в основном за счет положительных нагрузок первого фактора (чопперы, полиэдры). Ашельские памятники выделились за счет отрицательных нагрузок первого и положительных нагрузок третьего фактора (в обоих случаях — это малые режущие орудия).

Выявляемые машинным анализом группы памятников всецело объясняются фактором времени. Географические или хозяйственные причины никакой роли не играли.

Применение факторного анализа к исследованию древнейших культур Африки показывает, что на их строение оказывали влияние как особенности хозяйства, так н временные различия. Вместе с том методические погрешности и недостатки первичной классификации в большей мере обесценивают эти заключения.

В верхнем плейстоцене ашельские культуры вытесняются иными культурами, которые по принятой теперь классификации относят к так называемому среднему каменному веку. В последнее время получены данные, позволяющие значительно удревнить средний каменный век. Он продолжался от 130 до 40 тыс. лет назад.

Стоянки среднего каменного века располагаются в достаточно разнообразных ландшафтах: в пещерах, на берегах озер и рек, у источников пресной воды. Обнаружены стоянки-мастерские, где изготавливались каменные орудия. Люди среднего каменного века охотились преимущественно на животных мелких и средних размеров: бизонов, жирафов, лошадей, павианов, избегая крупных: слонов, носорогов. Найдено много вымерших или ныне редко встречающихся животных. Высказано предположение о том, что это связано со значительным похолоданием и иссушением климата в верхнем плейстоцене. На территории Африки начинается широкое использование в пищу водных животных и растений.

В среднем каменном веке в Африке появляется современный Homo sapiens. Наиболее ранняя датировка в мире человека современного облика получена на юге Африки, в пещере Бордер-Кейв: 90 тыс. лет назад. Приблизительно 40 тыс. лет назад, в позднем каменном веке на территории Африки распространились культуры охотников, рыболовов и собирателей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.