Венецианский Арсенал

На востоке сестьере ди Кастеддо расположен знаменитый венецианский Арсенал — средоточие военной мощи Республики св. Марка. Возведение его началось в 1104 году, когда при доже Оделафо Фальери государство объявило монополию на строительство судов. Арсенал быстро превратился в «город в городе»: он занимал огромную территорию, раскинувшись на двух островах, но имел один-единственный выход в лагуну. На этой территории разместились гавани, верфи, причалы и мастерские, где строили военные и торговые суда.

В XIII веке территория Арсенала была обнесена высокими стенами с башнями, а в 1560-е годы на границе старого и нового Арсенала возвели док для «Буцентавра» — парадного корабля дожа, который представлял собой огромную двухпалубную позолоченную галеру. Тогда же архитектор Антонио де Понте построил 300-метровое здание канатной фабрики.

Арсенал представлял собой неприступную крепость. На его башнях постоянно сменялись часовые, а крепостной гарнизон в любую минуту мог выступить на «защиту не только всех территорий Республики, но и всех государств Италии и даже всего христианского мира».

Чужестранцам вход на территорию Арсенала был запрещен: желающие побывать здесь должны были получить разрешение инквизиции и уплатить пошлину, которая потом делилась между четырьмя писцами Арсенала. Эти писцы в начале рабочего дня отмечали входящих на его территорию, а в конце вели учет выходящим.

Работа в мастерских и на верфях Арсенала шла под строгим контролем властей, которые мастеров подбирали самым тщательным образом, и мастерам надлежало пройти определенную военную выучку. Из мастеров Арсенала вербовали полицию и команду пожарных, им же предоставлялась честь нести вновь избранного дожа вокруг площади Сан-Марко, а также стоять в карауле у Дворца дожей во время заседаний Большого совета.

Самого искусного мастера величали «Верховным Адмиралом», и он был начальником над всеми работавшими в Арсенале. У «Верховного Адмирала» было много привилегий: он имел право носить особенно пышную одежду, а позднее ему предоставили право исполнять обязанности кормчего на корабле дожа, когда тот торжественно вступал в свою должность.

Склады Арсенала были завалены деревьями разных пород: для мачт, перекрытий и обшивки шла пихта; для бимсов — лиственница, для рулей — ореховое дерево, для кабестанов — вяз. Древесину привозили из лесов, росших на материке. Дуб, который шел на кили, ребра и палубы кораблей, привозили из Истрии и Романьи; после обработки его на десять лет погружали в воду, чтобы придать ему твердость и устойчивость к температурным колебаниям. Работа в канатной и в других мастерских, кузницах и линейных цехах шла беспрерывно, и буквально на глазах возникал и оснащался корабль за кораблем.

Арсенал постоянно расширялся, и в XVI веке здесь работало 16 000 человек. Руками этих рабочих, труд которых был организован по конвейерному методу, был построен огромный торговый и военный флот Венеции, а сам Арсенал вызывал восхищение всего средневекового мира. В нескольких десятках мастерских изготовляли различные части кораблей; грохот, треск, лязг и скрежет раздавались в клубах смоляного дыма и сажи. В кузницах ковали гвозди, скобы, наконечники абордажных крючьев, копий и алебард; в литейном цехе отливали корабельные колокола, якорные цепи и ядра для катапульт. Могучие арсеналотти (так называли рабочих Арсенала. — Н. И.) в кожаных рукавицах и фартуках грозно покрикивали на сновавших возле них подмастерьев, и проворные помощники, кряхтя от усердия, скручивали пеньковые канаты, отмеряли огромные куски парусины, раздували огонь в горнах и смолили борта галер.

Своими размерами и размахом работ Арсенал действительно производил такое грандиозное впечатление, что великий Данте посвятил ему 21-ю песнь своего «Ада», где сравнил озеро с кипящей водой, уготованное мздоимцам, с кипящей смолой, которую он видел в Арсенале.

И как в венецианском арсенале кипит зимой тягучая смола, Чтоб мазать струги, те, что обветшали,

И все справляют зимние дела: Тот ладит весла, этот забивает Щель в кузове, которая текла;

Кто чинит нос, а кто корму клепает; Кто трудится, чтоб сделать новый струг; Кто снасти вьет, кто паруса платает…

Упоминавшийся уже П. Тафур, побывавший в Венеции в 1436 году, так писал о том, с какой быстротой оснащают в Арсенале галеры, корпуса которых были уже готовы: «Как только минуешь ворота, перед тобой широкая улица с морем посередине: с одной стороны ее — открытые окна мастерских Арсенала, и такие же окна с другой стороны. На буксире за лодкой выплывает галера, а из окон на нее подают из одного — снасти, из другого — продовольствие, из третьего — оружие, из четвертого — баллисты и мортиры, и так до конца с обеих сторон подают все, что только требуется. А когда галера доплывет до конца улицы, то на ней уже оказываются все, какие надо люди вместе с веслами, и она полностью оснащена. Таким образом, там с трех до девяти часов проходит десять полностью вооруженных галер. У меня нет слов описать все, что я там видел; не рассказать мне всего ни о способах, какими строятся галеры, ни об искусстве мастеровых. Я думаю, что чудеснее этого нельзя ничего найти во всем мире».

Рассказывают, что это гигантское предприятие в 1574 году привело в изумление французского короля Генриха III тем, что в Арсенале ему показали галеру, у которой были установлены только киль и ребра, а за то время (за два часа), что он провел на балу, устроенном Сенатом, арсеналотти достроили, оснастили, вооружили и спустили на воду боевую галеру.

Арсенал был своего рода военным центром Венеции (на Старом Арсенале было построено двести кораблей для IV Крестового похода), но потом наступил период, когда его верфи стали приходить в упадок, и к началу XVIII века число рабочих сократилось вдвое. Во время господства французов доки по приказу Наполеона вообще были уничтожены, а пушки переплавлены на памятники французской революции.

В настоящее время гавань Арсенала используется как порт, а в зданиях долгое время размещался открытый в 1919 году Морской исторический музей (теперь Музей переведен в другое место). От некогда гигантского промышленного центра Венеции остались только стены и ворота, но они являются архитектурной достопримечательностью. Их возвел в XV веке архитектор Витторио Гамбелло, использовавший при их сооружении византийские колонны XII века. А парадный вход рядом с воротами, украшенный аллегорическими фигурами божеств и добродетелей, был сооружен столетие спустя его дальним родственником Антонио Гамбеллой. В 1571 году в честь битвы при Лепанто ворота украсил крылатый лев св. Марка.

Впоследствии перед парадными воротами Арсенала был устроен своего рода «львятник». Кроме крылатого покровителя Венеции здесь «разлеглись» еще несколько львов: два лысых льва, украшающие правую сторону ворот, прибыли, скорее всего, с греческого острова Делос. Других в 1687 году привез из Греции адмирал Франческо Морозини. На боках и груди этого льва и сейчас можно увидеть рунические надписи, которые были сделаны находившимися на византийской службе варягами.

Сейчас Арсенал контролируется военной администрацией, и вход на его территорию запрещен, хотя разрабатываются проекты превратить его в культурный центр.

…Попутно расскажем, что в восточной части сестьере Кастелло раскинулся единственный в Венеции общественный сад. Для расчистки территории под него было снесено много старых домов, в которых прежде ютились мелкие ремесленники и кустари, хранившие традиции венецианского плетения кружев и нанизывания жемчуга. Сад был разбит в 1812 году по приказу Наполеона. Русский литературный критик П. В. Анненков со свойственной ему иронией так писал об этом: «Наполеону во время своего беспредельного могущества захотелось посадить несколько волос на голове лысой Адриатической красавицы, и волоса принялись и уцелели лучше, нежели железная корона на его голове».

К садам примыкает территория Биеннале — Международной художественной выставки, которая впервые была открыта в 1895 году под патронажем королевской фамилии. Тогда в ней приняли участие пятнадцать стран, в том числе и Россия. С тех пор Биеннале проводится летом и осенью в нечетные годы (кроме двух перерывов, вызванных Первой и Второй мировыми войнами). В это время оживает и старый Арсенал; в дни выставок открываются бывшие канатные мастерские, в которых современные художники выставляют свои произведения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.