Сострат Книдский

В 3 веке до нашей эры в городе Книдос в Греции жил знаменитый архитектор Сострат, сын Дексифана. Он заслужил немалую славу в эллинском мире строительством в родном городе живописных про­менад и террас, опирающихся на арках и был известен под именем Сострат Книдский. Известие о спо­собном архитекторе было получено в Египте, которым в те времена управлял царь Птолемей Сотер (309—282 до н. э.). Сказочно богатый правитель, строивший мно­жество монументальных сооружений, пригласил Сострата в свою столицу.

Александрия (несмотря на то, что была основана всего лишь несколько десятков лет перед тем, уже преврати­лась в город с самым многочисленным населением в ми­ре) вела оживленную торговлю. Из Александрийского порта ежедневно десятки судов везли за море зерно, по­лученное в урожайной долине Нила, десятки других при­ставали с грузом вина и предметами роскоши. В те време­на моряки, не имея навигационных приборов путешест­вовали „ощупью”, ориентируясь по характерным топо­графическим объектам берегов таким, например, как вы­сокие горы. Однообразные берега Египта не облегчали им задачу, поэтому крупнейший порт мира они могли заметить только с небольшого расстояния. В заботе о жизненных интересах Александрии, Птолемей решил по­строить вблизи порта башню, которая была бы видна с очень большого расстояния. Строительство он поручил Сострату.

У входа в Александрийский порт расположен небольшой островок Фарос, соединенный с сушей длинным молом. На северо-восточном конце мола Сострат построил вы­сокую башню из белого мрамора. Это был первый в мире морской маяк. Начиная с 1 века н. э. наверху башни ночью горел огонь, который был виден издалека.

К сожалению, мы лишены возможности сообщить точ­ную дату возведения этого сооружения. По-видимому, маяк построен между 280 и 260 годами до нашей эры, еще во времена правления наследника Сотера, Птолемея II Филадельфа (283—246 до н. э.).

По всей вероятности башня маяка имела 130 метров вы­соты и состояла из трех частей, поставленных одна на другую: квадратной, восьмиугольной и круглой. О высо­те башни можно судить на основе дошедших до нас сведе­ний о расстоянии, с которого башня была видна с моря.

В разных источниках это расстояние указано по-разному — от 35 до 100 морских миль (возможно оценка расстоя­ния зависела от погоды).

Можно, однако, с уверенностью сказать, что сверкающая на солнце мраморная башня, оказывала чрезвычайную помощь морякам, направлявшимся к столице Египта. Благодаря этому, Александрийский порт называли „Портом счастливого возвращения”. Гигантское соору­жение Сострата производило незабываемое впечатление на людей прибывавших в порт, поэтому башню отнесли к числу семи чудес древнего мира. И правда, строительст­во башни такой высоты было по тем временам огром­ным достижением!

Легенда гласит, что царь Птолемей велел Сострату поместить царское имя на стене маяка. Но Сострат, желая сохранить себя в памяти людей, написал на мраморной плите „Сострат, сын Дексифана из Книда, посвящает богам всех мореплавателей”, и закрыл эту надпись тон­ким слоем штукатурки, а сверху написал на ней имя царя Птолемея. Спустя некоторое время штукатурка отвали­лась, открыв имя истинного строителя маяка. Имея в виду качество современной штукатурки, способ этот сле­довало бы считать теперь слишком рискованным, так как хитрость могла бы быть открыта преждевременно. Башня Фарос просуществовала до позднего средневе­ковья. Из-за выветривания мрамора она частично разру­шилась в 793 году, а окончательно исчезла с лица земли во время землетрясения в 1326 либо в 1349 году. От назва­ния этого сооружения на многих языках появились выра­жения, определяющие понятие маяка вообще (например французское „phare” или итальянское „faro”).