Собор Святого Марка в Венеции

Первоначально небесным покровителем Венеции считался византийский святой Федор (Теодор), но в 828 году, в правление дожа Джустиниани, были обретены мощи апостола и евангелиста Марка, который и сменил византийского святого. Тогда же появилась и легенда по поводу этой перемены: будто бы, возвращаясь из Аквилеи, где он проповедовал христианскую веру, св. Марк был застигнут бурей и остановился на одном из островов лагуны. Во сне ему явился ангел и возвестил, что здесь он обретет покой. Слова Божьего ангела «Pax Tibi Marce Evangelista» («Мир тебе, Марк, евангелист мой») впоследствии были начертаны на штандарте Венецианской республики. Святой Марк принял мученическую смерть в Александрии, где и был погребен. Но оттуда его тело тайно вывезли два венецианских купца, объявив таможенникам, что везут солонину.

Собор Св. Марка начали строить в 803 году, а закончили через год после того, как в 828 году священную реликвию доставили в Венецию. Предание говорит, что в пожаре 976 года, который перекинулся сюда от резиденции дожей, пропали и священные останки евангелиста Марка. Вскоре храм был восстановлен с некоторыми добавлениями, а в 1076 году при доже Доменико Контарини приступили к возведению нового здания.

Новый собор, превратившийся в кафедральный собор Венецианской республики, надо было освятить, и незадолго до этого дня власти объявили о всеобщем посте. Был устроен молебен, чтобы с Божьей помощью отыскать пропавшие мощи свитого. Вот тогда-то и произошло чудо: «Когда процессия во главе с дожем медленно двигалась по собору, у одной из колонн воссиял свет: в ней рассыпалась каменная кладка, и из отверстия показалась рука с золотым кольцом на среднем пальце. В то же мгновение по всему собору разлился чудесный аромат. Ни у кого не возникло сомнения, что воистину нашлось тело св. Марка, и все вознесли хвалу Господу за столь дивное возвращение исчезнувшего святого».

Строительство продолжалось еще несколько столетий, и каждое поколение венецианцев вносило что-то новое в облик собора, украшало и обогащало его. Из всех подвластных Венеции стран сюда свозились поистине сказочные сокровища. Капитанам всех венецианских кораблей приказали привозить из дальних странствий все, «что могло украсить собор и содействовать его славе и величию». Венецианские мореходы, ходившие за тридевять земель, в течение нескольких веков доставляли сюда мраморные плиты и колонны редкой расцветки, барельефы и статуи из камня и порфира. Все это в некотором красочном беспорядке, но смонтированное с большим вкусом шло в дело. Много поколений безвестных мастеров вложили свой труд, умение и талант в возведение «золотой базилики». Строителей не смущала разно стильность, не очень заботились они и о симметрии, но в этом, наверное, и было чудо настоящего искусства и истинного творческого взлета. Ни одна из колонн собора не похожа на другую, и из этой, казалось бы, дисгармонии возникает своя чарующая гармония.

В XI-XIII веках Венеция многое переняла от мудрой Византии: оттуда вывозила она богатства, памятники искусства и замечательных мастеров. Полностью собор Сан-Марко украсился трофеями после IV Крестового похода, когда часть его была покрыта мраморами с могил византийских императоров. Греческие мастера исполнили мозаики фасада собора, из которых сохранилась только одна — «Прибытие в Венецию тела святого Марка».

Один русский путешественник в 1855 году так описывал свое первое впечатление от собора Св. Марка: «В храме этом венецианские строители не ограничились одним гармоничным слиянием всех архитектур и всех стилей: они собирали самые камни всех веков, остатки всех цивилизаций, стараясь снова употребить их в дело. Вот порфировая колонна из храма Соломона, вот церковная утварь, вот целая бронзовая дверь Софийской базилики. Здесь несколько колонн из какой-то мечети, мм несколько мраморов из какого-то античного капища. На фасаде вы видите католических святых, опирающихся на сарацинские арки; здесь порфировой чаше со святой водой служит пьедесталом языческий жертвенник, на котором античный резец изобразил тритонов и дельфинов…

Эта богатая коллекция разноцветных колонн, бронзовых статуэток и барельефов, порфир и яшма — под ногами; золотые своды, нескончаемые мозаики — над головой; драгоценные каменья, сверкающие в изумрудах, — все это превращает венецианскую базилику в чертоги какого-то волшебника. Здесь целый музей сокровищ. Венеция приобрела их золотом и мечом. После каждой войны, каждого трактата галеры возвращались в лагуны не без даров своему патрону: были ли то кости мучеников или античные барельефы, порфировые колонны или бронзовые кони. В XII веке мирные купцы облекаются в панцири, кадуцею променяли на меч. Победоносный лев св. Марка истребляет флоты сарацин и приносит своему патрону трофеи, обрызганные кровью. Так, при осаде Акры добыто несколько остатков от Соломонова храма. Но драгоценнейшими своими украшениями собор обязан XIII столетию, ознаменованному завоеванием Царьграда. Сколько памятников античного искусства было собрано в столице Восточной империи — ничто не пощажено: металлы были стоплены в слитки, мрамор разбит. «Зевс Олимпийский» Фидия и «Венера Книдская» Праксителя погибли безвозвратно. Крылатому льву досталась львиная доля военной добычи».

Вначале венецианцы работали под руководством византийцев, затем на равных правах с ними и под конец научились творить самостоятельно. Грандиозное здание собора было построено, видимо, по образцу церкви Двенадцати апостолов в Константинополе. Стиль собора Св. Марка считается византийским, но это верно лишь отчасти; из множества влияний, создававших собор, византийское было только преобладающим (общий вид здания, купола, мозаики). Весь же собор представляет собой фантастическое смешение всех стилей и эпох, разных настроений и вкусов. Готические башни главного фасада, античный лес разноцветных колонн, восточная пестрота и позолота и, наконец, широкая терраса вокруг куполов — все это и есть стиль собора Св. Марка, у которого нет ни предков, ни подражаний.

В собор ведут три бронзовые двери, обложенные серебром и украшенные портретами святых и патриархов. Правая дверь с греческими надписями — та самая, которую венецианцы похитили из константинопольского храма Св. Софии. На средней двери сделана надпись: «de Molino hoc opus fiery iussit» («Лео да Молино это творение повелел сделать…». Лео да Молино в 1112—1138 годы был прокуратором собора Cв. Марка. Над средней дверью, в подковообразной нише, помещена прекрасная мозаика, изображающая Иисуса Христа, сидящего между св. Девой и св. Марком. Это самая древняя дверь во всей базилике.

Внутри собора посетителю сначала кажется, будто он попал в православную церковь: наверху — своды куполов, впереди — решетка иконостаса, вокруг с мозаичных стен глядят знакомые строгие фигуры византийских святых. Своей художественной стороной (рисунком, резкостью красок, блеском золотого фона и т.д.) мозаика удовлетворяла требования итальянского вкуса. Соединяя утонченность содержания с элементарностью формы, она была своего рода серединой между западными картинами и восточными коврами, как и сама Венеция была перепутьем между Европой и Азией. Собор весь покрыт мозаикой: она сияет в изгибах сводов и в углублениях куполов, и кажется, будто она одна освещает храм.

Блеск мозаик и переливы мрамора сочетаются с богатейшим орнаментом пола, на котором разноцветные камни образуют переплетающиеся круги. Когда море наступает на город, вода часто поднимается до уровня галерей собора, и тогда мокрые камни пола создают необыкновенную игру красок.

В конце левого крыла разместилась одна из самых больших мозаик храма, весьма оригинальная по сюжету — на золотом фоне раскинулось ветвистое «родословное древо Мадонны». На отдельных его ветвях представлены крупные фигуры предполагаемых предков Девы Марии; а из вершины дерева поднимается Она Сама. У корня древа изображена фигура родоначальника. Сюжет этот является одним из отступлений в область легенд и апокрифических преданий, весьма характерных для итальянского церковного искусства.

Дож Энрико Дандоло вывез из Византии много сокровищ, и среди них — четырех бронзовых коней с ворот константинопольского Ипподрома. История конных статуй Венеции похожа на приключенческий роман, и о происхождении и авторстве многих из них ученые спорят до сих пор. Официальная версия гласит, что бронзовые кони были созданы в эллинистической Греции мастерами с острова Хиос. Однако некоторые ученые утверждали, что знаменитая квадрига имеет древнеримское происхождение и, прежде чем попасть в Константинополь, она украшала триумфальные арки императоров Траяна и Нерона в Риме.

В Венеции бронзовых коней установили над главным входом в собор. Но в 1797 году, во время итальянского похода Наполеона, из Венеции похитили множество сокровищ. Только захваченные в соборе Сан-Марко золотые и серебряные предметы были переплавлены в 55 слитков. Бронзовых коней, по приказу Наполеона, отправили в Париж, где знаменитая четверка увенчала сначала вход во дворец Тюильри, а потом

Триумфальную арку на площади Карусель. В годы Первой мировой войны квадригу скрывали в Риме, а во Вторую мировую войну — в небольшом городке Доло, расположенном неподалеку от Венеции. Загрязнение атмосферы стало для знаменитой скульптуры страшным врагом. Изъеденные ядовитым дымом ноги в любой момент могли отказаться держать коней, и в 1971 году было решено подлечить скульптуру в помещении Музея Марчиано, расположенном поблизости от Сан-Марко. А на крыше всемирно известного собора водрузили копию.

Напротив алтаря, обставленного барельефами с изображениями св. Иоанна Крестителя, св. Феодосия и св. Георгия, находится вделанный в стену камень, служивший, по преданию, плахой, на которой была отсечена глава пророка. В середине придела Иоанна Предтечи помещена громадная каменная ку-11ель, которая служила для крещения неверных. Купель эта покрыта бронзовой крышкой, барельефы которой в 1545 году выполнили ученики Я. Сансовино — Манио да Падова и Доменико да Фиренца. На крышке установлена бронзовая статуя Иоанна Крестителя; остальное убранство баптистерия составляют гробница знаменитого дожа Андреа Дандоло (последнего дожа, погребенного в соборе Сан-Марко) и часть горы Фавор, на которой произошло Преображение Господне.

Рядом с приделом Иоанна Крестителя расположена капелла Цено (или «Бронзовая капелла»), названная так потому, что вся она покрыта бронзой. Она была выстроена в 1505 году в память погребенного здесь кардинала Джанбатисты Цено. Алтарь капеллы покрыт мозаикой и арабесками; там поставлена бронзовая статуя кардинала, которую окружают изображения шести христианских добродетелей: Веры, Надежды, Любови, Мудрости, Умеренности и Милосердия (работа братьев Антонио и Пьетро Ломбардо). Посреди часовни находится знаменитая старинная скульптура «Madonna della Scarpa». Одна нога Мадонны обута в башмачок из чистого золота.

Из капеллы Цено переход ведет в часовню Della Madonna dei Mascoli, устроенную в 1439 году. Предание гласит, что в эту часовню часто приходили дамы, умолявшие Бога даровать им мужское потомство и дававшие по этому случаю различные обеты перед мраморным изваянием Девы Марии. Стены этой небольшой, но изящной часовни покрыты желтой яшмой, белым греческим мрамором и красным античным.

Отсюда бронзовая дверь ведет в капеллу св. Исидора, построенную в 1350 году дожем Андреа Дандоло, чтобы разместить там мощи св. Исидора, привезенные в 1125 году. Из этой капеллы можно попасть в сакристию; в нее ведет бронзовая дверь работы знаменитого Я. Сансовино, над которой художник, по преданию, трудился 20 лет, изображая сцены Ветхого и Нового Заветов. Некогда из сакристии потайным ходом попадали в подземную часовню, где покоились останки св. евангелиста Марка. Из этой часовни был потайной ход во Дворец дожей, но потом этот ход заделали.

Собор Сан-Марко до сегодняшних дней является своеобразной школой для изучения истории человечества. Так, в атриуме собора на сверкающих красками мозаиках, посвященных Сотворению мира и человека, предстают Каин и Авель, Мой и его ковчег, возведение Вавилонской башни, жертвоприношение Авраама, Иосиф и Моисей… На стенах собора картины повествуют о земной жизни Спасителя и Его страданиях. Все стены и арки Сан-Марко покрыты мозаикой на библейские сюжеты, и в прошлые века даже самый невежественный человек мог читать страницы этой огромной книги величественных мозаик, которые золотом и своими немеркнущими красками сияют и поныне.

Семь входных арок собора украшены барельефами: тут и лев, держащий в раскрытой пасти младенца; и схвативший ягненка орел, и другие животные — реальные и фантастические; жнущий пшеницу крестьянин, мужчина и женщина верхом на драконе, крадущие яйца мальчики и многое другое, а так же символические изображения всех месяцев года. Было резное изображение маленького хромого человека на костылях, приложившего палец к губам. Считается, что это портрет зодчего, имя которого в истории осталось неизвестным.

Однако сохранилась легенда о том, как однажды этот зодчий неожиданно, притом неведомо откуда, вдруг появился перед дожем Пьетро Орсеоло, который заново пытался отстроить собор после разрушительного пожара 936 года. Представ перед правителем, зодчий заявил, что построит прекраснейший в мире собор при одном условии — если ему поставят на видном месте памятник. К несчастью, кто-то подслушал, как в разговоре зодчий признавался, что собор все же не получается голь прекрасным, как бы он мог сделать. Дож не простил это-I о. и памятник зодчему был поставлен не на видном месте. 

Золотой алтарь и сокровищница Сан-Марко

Главный алтарь в соборе Св. Марка «Pala d’Oro» с четырьмя порфировыми колоннами, поддерживающими мраморный балдахин, располагается в капелле св. Климента. Весь он сделан из зеленого мрамора, а колонны украшены горельефами, представляющими различные сюжеты из Ветхого и Нового Заветов. С 7 мая 1811 года под престолом находятся мощи св. Марка, а сам престол сверкает золотом и драгоценными разноцветными эмалями.

Алтарь по редкости работы и особому назначению не имеет себе равных. «Золотой алтарь» был и реликвией, и золотым фондом Республики св. Марка. Занятый перевозкой в Париж бронзовых коней, Наполеон упустил этот трофей, а французские солдаты были уверены, что он не представляет никакой ценности. Предание гласит, что ризничий храма, показывая французам алтарь, не уставал повторять, что все его украшения сделаны из простого стекла, поэтому ничего не стоят. Это была простодушная хитрость хранителя соборных сокровищ, в описи же алтарных драгоценностей, тщательно составленной в 1796 году, содержались совсем другие сведения.

Драгоценный алтарь состоит из 250 эмалей, скрепленных золотыми обрамлениями и украшенных искусно обработанными драгоценными камнями, среди которых — 400 гранатов, 300 сапфиров, 300 изумрудов, 90 аметистов, 75 розовых шпинелей, 15 рубинов, 4 топаза, 2 камеи и 1300 жемчужин. Алтарь был просто усыпан драгоценными и полудрагоценными камнями, общее число которых равнялось 1927.

Согласно традиционной версии, «Pala d’Oro» был заказан дожем Пьетро Орсеоло I константинопольским мастерам в X веке, а создавался он почти 500 лет — в четыре этапа. Самая ранняя часть его состоит из медальонов, сделанных в X веке византийскими золотых дел мастерами. В XII веке алтарь был полностью переделан, и его эмалевые украшения, на которых изображены сцены из Нового Завета и из жизни св. Марка, обрамляющие три стороны алтаря, выполнили уже венецианские мастера. Эмалевые изображения, расположенные вокруг центральной части, созданы в 1209 году. Последним мастером, принимавшим участие в создании алтаря, являлся Джанполо Буонинсенья. В 1345 году (при доже Андреа Дандоло) он придал алтарю завершенную форму, добавив несколько замечательных панно, на которых изображен восседающий на троне Иисус Христос в окружении евангелистов, пророков, апостолов и ангелов. На одном из панно представлена Дева Мария, по сторонам от которой стоят византийская императрица Ирина и дож Орделаффо Фалиер.

В верхней части алтаря имеются шесть закругленных сверху эмалевых пластинок, изображающих сцены из Священной истории. Между ними в центре помещена фигура архангела Михаила. Эмали эти имеют византийское происхождение, и по некоторым предположениям были вывезены из константинопольского монастыря Пантократора (Вседержителя).

За «Золотым алтарем» находится картина на сюжет святой жизни, подаренная когда-то собору венецианскими аристократами. Картина выгравирована из золота, которого пошло 35 кг, и украшена 2500 драгоценными камнями. В сокровищнице собора, некогда переполненной предметами древности и византийского искусства, теперь не осталось и десятой доли из того, что было ранее. Большую часть из них расхитили во время опустошительных войн и революций; многое теперь находится в соборах других городов. Во время своего владычества французы все-таки ограбили часть «Pala d’Oro», и вместо похищенных громадных кабошонов (Кабошоны — отшлифованные, но не ограненные драгоценные камни) впоследствии в «Золотой алтарь» были вставлены менее ценные камни.

Перед «Pala d’Oro» стояли тяжелые золотые сосуды и подсвечники, а позади, между двумя изящными колонными, был расположен алтарь Святого Креста. Когда ризничий с зажженной свечой проходил мимо колонн, их поверхность излучала рассеянный свет. По преданию считалось, что колонны эти были привезены в Сан-Марко из находившегося в Иерусалиме храма царя Соломона.

Средневековые путеводители отмечали, что в сокровищнице собора Сан-Марко хранилось «двенадцать королевских корон из чистого золота, королевские нагрудные украшения, королевские драгоценности и жемчужины, сапфиры и рубины, доставленные с Востока»; часы, подаренные персидским шахом, и огромный алмаз, который был подарен французским королем Генрихом III венецианскому дожу Луиджи Мочениго.

…В южном углу сокровищницы, ближайшем к Дворцу дожей, навечно застыли в крепком дружеском объятии четыре тетрарха, символизируя единство Римской империи. Сделанные из красного порфира в IV веке, они были вывезены из Византии (По другой версии — из Египта). Венецианцы назвали их маврами. Легенда же гласит, что скульптура поставлена в память о неудавшейся попытке ограбления сокровищницы Сан-Марко, предпринятой четырьмя сарацинами. Под скульптурой выбита старая венецианская пословица: «Человек может делать и замышлять все, что хочет, но не должен забывать о последствиях».