Проблемы международных отношений

Проблемы международных отношений, подробно рассматриваемая наукой о политике и наукой о международных отношениях (эта область исследований в последнее время становится все более самостоятельной), лишь в очень малой степени изучалась социологией В XIX веке интерес к международным отношениям проявляли только немногие социологи, например Гумплович в теории захвата как источника возникновения классов и государства, Спенсер в теории отношений между «воинственными» и «индустриальными» государствами XX век принес лишь незначительное увеличение числа социологических исследований международных отношений. Эта область в течение длительного времени могла с полным правом считаться запущенной отраслью социологии. Иллюстрацией этого может быть следующий пример.

VI Всемирный социологический конгресс, состоявшийся в сентябре 1966 года в Эвнане, был первым международным форумом, уделившим определенное внимание проблеме международных отношений. На этом конгрессе Роберт Энджелл представил доклад «Социология международных отношений», содержавший анализ социологических исследований по тематике международных отношений. В соответствии с предложенными им принципами классификации из всех публикаций по проблематике международных отношений только 106 работ можно отнести к социологии международных отношений. Более того, к ним относятся работы, написанные не социологами, а политологами (например, Дойчем, Хаасом). В целом, по мнению Энджелла, достижения социологии в области проблем международных отношений невелики.

 Сформируется ли вслед за другими социологическими дисциплинами также отдельная «социология международных отношений», по моему мнению, не столь существенно, но вклад, который социология может внести в научное познание этой области общественной жизни, заслуживает серьезного внимания». В принципе я и сейчас подтверждаю эту точку зрения, хотя в настоящее время следует высказать несколько дополнительных положений. Вопрос заключается не только в том, что может внести социология в теорию международных отношений, но и в том, в какой мере исследование международных отношений представляет ныне потенциально плодотворное и важное направление развития социологической теории. Значение социологии международных отношений состоит в том, что

а) она является основой развития теории международных отношений в направлении анализа «общественных» переменных;

б) она стала основой развития социологической теории в направлении анализа «международных переменных.

Выделение этих двух видов переменных является предварительным и недостаточно точным, поэтому я использую эти термины в кавычках. Попробуем проанализировать характер этих двух групп переменных и из взаимоотношения.

Говоря об общественных переменных, я имею в виду элементы общественной среды, в которой функционирует политическая система, оказывающие и потенциально способные оказывать внешнее воздействие на эту систему («входы» системы).

В то же время представляется полезным воспользоваться различием между общественными (то есть связанными с общественной средой) обусловленностями политической системы и самой системой. В этом значении общественными переменными в анализе политической системы будут составные элементы общественной среды, в которой действует эта система, являющаяся «входом» системы. Говоря точнее, это будут те элементы общественной среды, которые являются постулатами И подкреплениями по отношению к политической системе или же обусловливают появление этих постулатов и подкреплений.

Принятие такой точки зрения предусматривает диалектическое взаимодействие политической системы и среды. Это предполагает отказ от свойственных политическим наукам прошлого попыток жесткого разграничения политической и неполитической сфер общественной жизни, поскольку одни и те же элементы общественной жизни могут приобретать и терять политическое значение в зависимости от конкретных ситуаций (например, от масштабов действий, осуществляемых государством, от потребностей и возможностей регулирования в сфере политики распределения ценностей и т. п.).

Социологию международных отношений интересует, однако, не вся сфера воздействия «среды» на «политическую систему», а только та ее часть, которая имеет значение для интерпретации отношений между по крайней мере двумя системами (или, говоря упрощенно, между двумя государствами).

Проблема, однако, становится более сложной, если мы примем во внимание связи, существующие между государствами. На эти связи оказывают влияние общественные переменные, относящиеся к каждой «национальной» среде, в которой действуют отдельные политические системы, поддерживающие международные связи. Таким образом, на политическую систему А непосредственно влияют общественные переменные, входящие в состав среды А, и косвенно — входящие в состав среды Б, В, Г… и т. д., в которых действуют системы Б, В, Г… и т. д., поддерживающие отношения с политической системой А. Требование учета общественных переменных в анализе международных отношений можно, таким образом, выразить как требование учета следующих влияний:

1) влияния, оказываемого общественной средой на отношения, которые политическая система, действующая в этой среде, устанавливает с другими политическими системами;

2) влияния, оказываемого на эту систему общественными средами, в которых действуют политические системы с которыми исследуемая нами система поддерживает международные отношения.

Иначе говоря, мы можем выделить два уровня общественных переменных, называя их условно а) непосредственными и б) косвенными общественными переменными.

Следует заметить, что политическая система не является лишь пассивным объектом воздействия среды. Наоборот, путем принятия решений и осуществления действий, направленных на реализацию этих решений, она влияет на изменение среды («выходы» системы). Сохраняя выше принятый метод рассуждений, ограничимся при анализе данной проблемы только теми «выходами» политической системы, которые являются следствием ее отношений с другими системами (международных отношений). Тогда мы сможем выделить, как I в случае с общественными переменными, два дополнительных вида международных переменных;

3) влияние действий, предпринимаемых политической системой по отношению к другим политическим системам, на ее собственную общественную среду;

4) влияние действий, предпринимаемых другими политическими системами, на общественную среду интересующей нас политической системы.

Однако этим проблема еще не исчерпывается, так как существует «международная политическая систем»», под которой понимается совокупность межгосударственных политических организаций. Хотя понятие «международная политическая система» вызывает сомнения (поскольку возникает вопрос, имеет ли такая система суверенное право применения силы), однако исследования по проблемам Организации Объединенных Наций 5 дают основания считать, что она имеет по крайней мере некоторые черты международной политической системы. В той степени, в какой эта система могла бы быть объектом, интересующим теорию международных отношений, можно было бы обоснованно применить к ней социологические методы, определив, каковы общественные обусловленности этой системы и как она в свою очередь влияет на общественную среду. Средой международной политической системы явилась бы, по моему мнению, сумма сред отдельных национальных политических систем. В то же время следовало бы эмпирически выяснить, входит ли международная система в контакт со средой исключительно национальных систем (стран — членов данной международной организации), или же существуют непосредственные «входы» и «выходы» международной системы.

В результате мы получили общую типологию пяти видов переменных, анализ которых может стать основой для проведения исследований в области социологии международных отношений:

1) непосредственные общественные переменные,

2) косвенные общественные переменные,

3) непосредственные переменные,

4) косвенные международные переменные,

5) международные общественные переменные.

Постулат выделения социологии международных отношений в самостоятельную отрасль можно было бы, таким образом, сформулировать как постулат создания теории международных отношений и общей социологической теории с учетом зависимостей, существующих между пятью вышеупомянутыми группами переменных. Говоря конкретнее, это был бы постулат исследования — как на уровне анализа отношении между группами государств, так и на уровне анализа международной системы — разнородных зависимостей, которые существуют между международными отношениями государств и общественной структурой.

Что же не входит в социологию международных отношений, понимаемую в том виде, как она представлена выше? Этот вопрос имеет значение для определения границ этой научной дисциплины, то есть для выяснения, остается ли за пределами социологии международных отношений место для других дисциплин, занимающихся этой проблематикой.

Социология международных отношений не является теорией отношений между государствами, рассматриваемой как с юридической, так и политологической точек зрения. Хотя чисто политологический анализ не удовлетворяет требованиям многих исследователей, которые, даже и не будучи марксистами, вскрывают общественные обусловленности и последствия, но мы можем признать такой анализ вполне обоснованным и важным видом исследований. Примером может служить все более часто в последнее время применяемая теория игр и симуляции международных конфликтов. Такой род анализа предполагает, что государства выступают как индивиды, и он не предусматривает обязательного (хотя и возможного) включения внеполитических обусловленностей отношений между ними.

Социология международных отношений не является социологией «чужих» обществ. В польских научных исследованиях принято, что в рамках «международных проблем» изучаются не только международные отношения, но и внутренние проблемы иностранных государств. Возможно, что это полезно для принятия решений по внешнеполитическим вопросам, а также важно для определения обусловленностей внешней политики, но с точки зрения классификации наук эти проблемы нельзя включать в теорию международных отношений и социологию международных отношений. Ибо, когда польский ученый пишет книгу о Франции или Соединенных Штатах, о роли военных в Черной Африке или о бунте молодежи на Западе, он занимается не теорией или социологией международных отношений, а научным исследованием в области политологии или социологии, отличающимся от анализа деятельности политических партий, армии или народных советов в Польше только тем, что исследователь обрабатывает материал, касающийся зарубежной страны.

Наконец, социология международных отношений — это не то же самое, что социология, основанная на международных сравнительных анализах. Иначе говоря, социологическая компаративистика может затрагивать любые проблемы, исследуемые путем сравнения данных различных стран. Следовательно, можно использовать и компаративные исследования в области международных отношений. Примером такого исследования может служить проведенный польскими, норвежскими и французскими учеными анализ общественного мнения по вопросам войны, мира, разоружения. Однако междуродные сравнения сами по себе не дают основания причислять эти исследования к области социологии международных отношений.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.