Политическая идеология

Одной из трех областей анализа политического сознания является анализ политической идеологии и ее роли в политической жизни. Идеологию можно определить как относительно систематизированную совокупность взглядов, отличительной чертой которой является функциональная связь с интересами и стремлениями общественной группы и в состав которой входят возникшие на основе исторического опыта и условий жизни данной группы идеи, отображающие и оценивающие действительность, а также директивы к действиям, основанные на этих идеях.

Политическая идеология является одной из форм общественного сознания. Под общественным сознанием мы понимаем, в соответствии с положениями, высказанными К. Марксом в Предисловии к «К политической экономии», совокупность форм духовной жизни, определяемых общественным бытием. Идеологией мы называем ту часть общественного сознания, которая:

а) находится функциональной зависимости от интересов и действий общественной группы (например класса, нации), то есть служит удовлетворению интересов не всего общества, а частичных, групповых интересов;

б) отличается относительно высокой степенью систематизации.

Первая из вышеупомянутых особенностей идеологии отражает двойственный характер процесса общественного познания. Род человеческий познает действительность в общественной жизни, причем процесс познания осуществляется в тесной связи с процессом практической деятельности людей. Можно было бы даже сказать, что познание само является частью, особым аспектом процесса практической деятельности человека. Человеческая практика делится, говоря в самой общей форме, на два вида.

Во-первых, человек воздействует на природу, стремясь активным образом приспособиться к ней, подчинить ее себе. В этих действиях род человеческий выступает как единое целое (если исключить ситуации, возникающие в результате политического и экономического соперничества). Поэтому и познавательная сторона этой практики выражает общие, одинаковые интересы всего человечества. Если в познании природы появляются моменты идеологии (как, например, при открытиях Коперника или Дарвина),  причиной служит не научная суть самого открытия, а социальные причины, например, если это открытие противоречит интересам какой-либо группы или общественного института. В приведенных примерах под угрозу был поставлен престиж католической церкви, которая выступала в защиту суждений, идущих вразрез с упомянутыми открытиями.

Иначе обстоит дело с другой формой познавательной деятельности человека, той, которая представляет собой интеллектуальный эквивалент практики, направленной на преобразование отношений между людьми. В этом втором виде практики род человеческий предстает как дифференцированное, разделенное объективными интересами целое. Эти интересы могут быть различными: экономическими, политическими и т. п. В классовом обществе на первый план выступает противоположность интересов, вытекающая из объективного конфликта классовых интересов. Однако дифференциация интересов происходит не только на классовой основе. Национальные и государственные различия, различия между географическими регионами, профессиональными группами и т. п. дают импульсы для создания (чаще всего неосознанно) образа социальной действительности точки зрения группы, интересы и действия которой лежат в основе интеллектуальной деятельности теоретика, распространителя идей, духовного вождя. Именно в этом случае мы говорим, что определенная совокупность взглядов является функциональной по отношению к интересам и стремлениям общественной группы или что она представляет собой «коррелят группы».

Следовательно, идеология не представляет собой общественного сознания в целом, так как в сферу идеологии входят лишь такие формы сознания, в которых находит интеллектуальное выражение деятельность групп людей с различными интересами.

Однако и этого недостаточно для определения идеологии, поскольку не все взгляды и представления, которые отражают различие интересов разных общественных групп, мы включаем в идеологию. Идеология — это совокупность систематизированных, а точнее говоря, относительно систематизированных взглядов. «В тех границах, в которых люди осознают общественные отношения, — писал, например, Оскар Ланге, — в их умах возникают идеи, в виде которых они осознают эти отношения, а также идеи правовые и политические, моральные и религиозные, философские, научные и художественные, на основе которых люди оценивают общественные отношения. Эти идеи мы называем общественными идеями, а систематизированное собрание таких идей называем идеологией».

Определяя идеологию как относительно систематизированную совокупность взглядов, функциональных по отношению к интересам и стремлениям групп, мы отличаем это понятия двух других: «мировоззрение» и «доктрина». Оба они входят в понятие идеологии.

Мировоззрение — это определенный, особый вид идеологии, в соответствии с которым осуществляется систематизация образа мира, человека, общества, а также Дается ответ на вопрос о смысле жизни и о моральном Долге человека.

Именно поэтому идеология является более широким понятием, чем мировоззрение. Подобным образом обстоит дело и с понятием «доктрина» (например, правовая, политическая, экономическая доктрина). Доктрина — это идеология с очень высокой степенью систематизации, как правило изложенная в виде теоретических обобщений. Хотя мы определяем доктрины такого типа как идеологию, однако не каждую идеологию мы можем назвать доктриной. Разницу здесь установить трудно, и она в значительной степени зависит как от чувства языка, так и от оценки анализируемых взглядов. Одной из важных задач социологии политических отношений является сравнительный анализ различных типов идеологий и их функций в обществе.

Когда мы анализируем функцию идеология, то задаем вопрос, кому и чему она служит, указывая прежде всего на функцию идеологии по отношению к общественным классам и другим большим группам людей. Так, мы говорим, что фашизм является идеологией монополистической буржуазии, поскольку он представляет собой один из вариантов идеологического обоснования интересов и стремлений монополистического капитала в условиях империализма. Мы можем определить функцию идеологии в отношении не только интересов отдельных групп, но и интересов общества в целом, понимая эти интересы как совпадающие с процессом прогрессивного общественного развития. Идеология может быть прогрессивной, консервативной и реакционной.

С точки зрения социальной базы идеология делится на классовую (то есть открыто связанную с каким-либо классом общества), национальную и т. п. Когда мы говорим, что какая-то идеология является идеологией рабочего класса, то имеем в виду границы распространения, влияния и характер ее социальной базы с точки зрения функциональной зависимости классовой идеологией пролетариата является марксизм-ленинизм, однако бывает и так, что общественной базой идеологии верхушки рабочего класса может быть какая-либо иная идеология (например, британский лейборизм).

Во внутренней структуре идеологии мы различаем три пары противоположностей: идеологии религиозные и светские, рациональные и иррациональные, универсальные и партикулярные. Основой различий служат главные ценности, или доминирующие типы обоснований. Различие религиозных и светских идеологий состоит в наличии или отсутствии элемента «сакральности», специфически понимаемого элемента «святости». Впрочем. это отличие не является до конца исследованным, так как элементы сакральности появляются с различной интенсивностью в различных (хотя и не во всех) идеологиях.

Различие рациональных и иррациональных идеологий основывается на том. в какой степени идеология готова подвергнуть свои утверждения логическому и рациональному контролю. Иррациональные идеологии (например, вождистские идеологии фашизма) обращаются к интуиции вождя, «голосу крови» и тому подобным иррациональным критериям. Наконец, различие между универсальными и партикулярными идеологиями основывается на том, кому адресуются лозунги идеологии. Христианство представляет собой универсальную идеологию, поскольку обращается ко всем верующим, а расизм — уже в силу самого определения — идеологией партикулярной, так как обращается к привилегированной расе.

С этой точки зрения марксизм — особая идеология, разрывающая узкие рамки упомянутого подразделения. Он обращается к рабочему классу, но одновременно — вследствие общечеловеческого, универсального характера перспективных интересов трудящихся — является идеологией, утверждающей освобождение всего человечества.

 Наконец, последним критерием различия является устойчивость и сфера действия идеологии. Здесь мы имеем дело с идеологиями, которые существуют дли тельное время (иногда в течение веков), и теми, которые быстро исчезают, идеологиями, охватывающими своим влиянием весь мир или отдельную страну, а также региональными и даже локальными. Эти различия, важные при эмпирических исследованиях, в незначительной степени сказываются на теоретических качествах идеологии.

С точки зрения анализа границ распространения и продолжительности существования идеологии особое значение имеет критика тех концепций буржуазной науки, в которых высказывается (или высказывалось) мнение о том, что рать идеологии неизбежно уменьшается по мере роста благосостояния в «индустриальных» обществах. Эта теория стала одним из самых модных направлений антикоммунизма в послевоенные годы. Появилась она в середине пятидесятых годов (хотя подобные высказывания отмечались и раньше) в качестве своеобразного варианта «теории конвергенции», имевшей в то время широкую популярность на Западе. Все пропагандировали такие философы и социологи, как Р. Арон, Д. Белл, С. Липсет, Р. Лейн. Хотя с самого начала эта теория подвергалась критике многими известными западными учеными, но все же она завоевала значительную популярность и широко использовалась в пропаганде против социалистических стран.

Однако проблема становления отношений между идеологией и политикой остается открытой. В самом обобщенном виде мы можем сказать, что идеология представляет собой интеллектуальную, духовную основу политической деятельности, а следовательно, отношение идеологии и политики является особым примером отношения теории и практики, сознания и действий.

Взаимоотношения между идеологией и политикой можно, следовательно, определить следующим образом:

а) Идеология разъясняет силам, действующим в политике, общую картину мира, ценности, которые лежат в основе действий, указывает средства, обеспечивающие реализацию этих ценностей, а также дает — по крайней мере во многих случаях, если не всегда, — общие директивы для действий. Именно в этом смысле идеология является интеллектуальной, теоретической основой действий. Различные политические движения по разному используют четко сформулированную и последовательно осуществляемую идеологию. Гитлеризм в принципе отрицает постоянные и неизменные идейные принципы, заменяя их волей вождя. Во многих реформистских мелкобуржуазных или рабочих партиях прагматически понимаемая целесообразность заслоняет идейные принципы. Однако каждое политическое движение имеет какие то, более или менее конкретизированные, постоянные идеологические принципы, которые определяют направление и характер его деятельности.

б) Идеология является фактом, объединяющим политическое движение. Убеждение в принадлежности к сообществу одинаково мыслящих (или по крайней мере подобно мыслящих) является важным связующим звеном каждого крупного политического движения.

в) Идеология представляет собой совокупность символов, имеющих эмоциональное содержание, которые содействуют интенсификации действий индивидов и групп. Так, например, идея отечества, нации, которую национальные идеологи подчеркивали в XVIII, XIX, XX веках оказалась способной вызывать более значительные и более героические акты самопожертвования, чем простое чувство долга по отношению к монарху и чувство чести.

Таким образом, идеология выполняет важную функцию как составная часть политических действий, а сфера идеологической деятельности может быть с полным правом признана одной из форм политической борьбы. Не случайно история литературы, философии, публицистики, искусства полна примерами того, как идеологи прогрессивных сил вовлекались в политические действия.

Признание сильного влияния идеологии на политику не исключает, однако, и того, что существует относительная автономия политики от идеологии. Эта автономия проявляется в средствах деятельности. Политик реалист отдает себе отчет в том, что бывают ситуации, когда мало руководствоваться даже самыми благородными идеологическими мотивами, а следует также учитывать фактическое положение дел. Можно быть сторонником идеи создания общества, в котором исчезнут имущественные различия между людьми, и одновременно применять и совершенствовать систему распределения материальных благ в зависимости от результатов труда, так как это необходимо для достижения такого уровня экономического развития, без которого осуществление этой главной цели будет немыслимо.

Можно привести много таких примеров. Поэтому зависимость политики от идеологии имеет относительный характер, она затрагивает основные направления деятельности и выбор основных методов поведения, но не исключает прагматического решения конкретных проблем, тактики политической деятельности. Политик-реалист тем и отличается от фанатика, что умеет соединить приверженность к идейным принципам с эластичностью и конкретностью в решении отдельных проблем, которые присущи любой политической деятельности.

Углубленный социологический анализ проблем идеологии и идеологической борьбы может способствовать такому соединению. Социология политических отношений, исследуя политическую идеологию в ее социальной обусловленности, позволяет лучше понять ее функционирование и тем самым помочь политику найти оптимальное соотношение между принципиальными положениями идеологии и практическими потребностями политической тактики. Для рабочего движения 20 века, политика которого основана на четко сформулированных идеологических принципах марксизма-ленинизма, эта проблема имела принципиальное значение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.