Церковь Санта Мария деи Фрари

На кампо Сан-Поло разместилась самая большая францисканская церковь Св. Марии Фрари, в названии которой звучит искаженное «Frati» («братья»). По богатству и разнообразию драгоценных материалов, из которых она построена, и по великолепию хранящихся в ней произведений искусства эиа церковь является знаменитейшим храмом Венеции (после собора Святого Марка). Самые прекрасные мраморы и порфиры, живопись и мозаика, позолота и другое убранство, кажется, спорят друг с другом в изяществе.

Церковь Св. Марии Словущей была заложена в 1250 году по плану архитектора Никколо Пизано, а воздвигалась она почти целое столетие, и строительство было закончено только в 1338 году архитектором Боном.

Грандиозный храм, возводившийся для монахов-миноритов (Fratri-minori (младшие братья) — одна из частей Ордена францисканцев, члены которого впервые прибыли в Венецию в 1220 году, как считается, с Франциском Ассизским), носит на себе все признаки готического стиля и напоминает церковь Сан-Дзаниполо. С набережной небольшого канала можно видеть главный и боковые фасады церкви — строгие, сдержанные и вместе с тем величественные в своей простоте. Глухая стена главного фасада прорезана входом и круглыми окнами и оживляется только плоскими пилястрами. Главный фасад увенчан сквозными, остроконечными башенками — неизменными в готической архитектуре. На боковых фасадах прорезаны узкие стрельчатые окна. Портал отделан многоярусными пучками колонок и статуями Иисуса Христа, Пресвятой Девы Марии и св. Франциска.

Внутри церковь представляет собой латинский крест, разделенный на три отделения. Главный неф почти посередине разделен алтарной преградой, богато украшенной мраморными рельефами и скульптурами пророков, апостолов и отцов Церкви.

Грандиозное впечатление производит на посетителей алтарная часть, где между колоннами высится прославленный шедевр Тициана «Вознесение Марии» («Ассунта»), Художник создал эту картину за два года, и 20 мая 1518 года, в день святого Бернардина, вставленная в раму и помещенная над алтарем, она уже была представлена на всеобщее обозрение. Освещенная вспыхнувшими факелами «Ассунта» предстала перед прихожанами во всем своем великолепии.

Глядя на это полотно трудно сразу определить, что больше поражает — художественное исполнение или же то, как найдено соотношение полотна с окружающим пространством. В этом смысле очень интересен один оптический эффект, на который, несомненно, рассчитывал художник, — входная арка алтарной преграды. Она и стала своего рода обрамлением картины, так как ее полуциркульное очертание повторяется закругленной верхней частью композиции Тициана. Если бы арки не было, то «Ассунта», несмотря на свои огромные размеры (6,9х3,6 м), казалась бы маленькой в пространстве церковного интерьера. Фигура Марии в красных, густого тона одеждах кажется вечно поднимающейся в воздушном потоке, а туманное пространство церкви, мерцающее над полотном неверным светом, усиливает ощущение той бесконечности, в которой возносится Мадонна.

«Красноватый, пурпурный, интенсивный тон окутывает нею картину… и благодаря ему какая-то здоровая энергия просвечивает во всей этой живописи. Внизу — апостолы, бронзовые, как моряки Адриатики… Над ними — Богоматерь… той же породы, здоровой и сильной, без мистической экзальтации или улыбки, гордо стоящая в Своей красной одежде, окутанная синим плащом. У Нее — поза атлета, выражение величественное, и матовый тон Ее лица выступает рельефно в пламени ореола. У Ее ног, по всему широкому пространству, развертывается пленительная гирлянда юных ангелов; их свежие тела пурпуровые, бледно-розовые… Это прекрасный языческий праздник суровой силы и блистательной юности», — так писал об этой картине французский историк искусства И. Тэн, отмечавший, что насыщенное движением и жизнью полотно Тициана не походило на религиозные картины его предшественников и современников (не исключая и великого Джорджоне). Действительно, эта картина поражает своей земной силой: как и Сама Богоматерь, устремляющаяся в небо, так и взирающие на Нее апостолы — люди из крови и плоти, с могучими фигурами.

Монахи-францисканцы с большой неохотой согласились принять картину, потому что в ее религиозное содержание (как и на других полотнах Тициана) проникла живая атмосфера внешнего мира. До 1923 года «Ассунта» находилась в Галерее Академии художеств, а потом эту картину перенесли назад в церковь Св. Марии Словущей, для которой она и была написана.

Вскоре после завершения этого полотна Тициан начал писать большую картину для алтаря Пезаро, который возвышается у левой стены церкви. При работе над этим произведением, заказанным епископом Пафоса, художник отступил от традиции и поместил Мадонну с Богомладенцем на руках, как бы обрамленных колоннами, не в центре картины, а в ее правой части. И образ Богоматери решен здесь в ином ключе: мягкостью и теплотой веет от этой юной женщины, склонившей лицо, чтобы посмотреть на поклоняющихся ей членов семейства Пезаро. Облик каждого из них — от старика до мальчика, обернувшегося к зрителю, — обладает неповторимой индивидуальностью.

Тициан предполагал поместить в церкви Санта-Мария деи Фрари и свою картину «Пьета», но он не успел завершить ее, и «Пьету» заканчивал Пальма Младший.

Совершенная композиция картины представляет собой надгробие и оплакивание. Это безутешное горе обращено непосредственно к зрителю, навстречу которому с криком отчаяния бросается изображенная на полотне Мария Магдалина. В нише по сторонам изображены Моисей и Сивилла, внизу слева — ангел с амфорой, вверху справа — ангел с факелом. Справа на постаменте, закрывая герб Тициана, помещена картина, на которой двое мужчин стоят на коленях перед изображением пьеты. Ученые считают, что на этой картине представлены сам Тициан и его сын, и таким образом, вся композиция приобретает характер трагического реквиема, созданного старым художником в конце жизни. В настоящее время это произведение Тициана находится в Галерее художеств.

Свирепствовавшая в 1576 году чума унесла жизни 76 000 венецианцев. Среди них оказался и великий Тициан, хотя он избежал участи быть погребенным в общей яме, куда сбрасывали зачумленных. Над его могилой была воздвигнута гробница, оконченная в 1857 году.

Саркофаг дожа Джованни Пезаро поддерживают черные мраморные фигуры, которые своей формой несколько напоминают монстров. Некоторым этот памятник, выполненный в стиле барокко, кажется жутковатым, а Джон Рескин даже сказал о нем так: «Кажется, дурному вкусу и низменным чувствам невозможно опуститься еще ниже».

Среди памятников этой церкви следует назвать похожее на арабскую молельню готическое надгробие дожу Франческо Фоскари. Он вверг Венецию в войну и проиграл ее; его сын был изгнан как предатель и убит, и дож впал в глубокое горе. Его вынудили отречься, что было редчайшим случаем в истории Венецианской республики. Через неделю после этого он умер.

На кампо деи Фрари находится и здание бывшего францисканского монастыря, в котором ныне разместился Государственный архив — один из самых больших в мире. Архив этот был устроен еще администрацией Наполеона, а сейчас в нем сосредоточено более 700 миллионов бесценных документов по истории Венеции, начиная с IX века. В трехстах его комнатах и на 70 километрах полок хранятся документы художественных и ремесленных корпораций, распоряжения, которые современному читателю могут показаться бюрократическими. Так, согласно инструкции XVI века, комендант одной из крепостей должен был при сдаче дел своему преемнику сказать определенную фразу. Если он от себя изменял хоть одно слово, то должен был заплатить огромный штраф.

В архиве хранятся интереснейшие географические карты, множество автографов политических и церковных деятелей, писателей и художников, а также «Золотая книга» Венецианской республики. Ученые входят в это хранилище через Ораторий Сан-Николо делла Латтуга, получивший такое название в честь чудесного выздоровления одного прокуратора благодаря целебным свойствами салата-латука.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.