Церковь Сан Дзаккария

Недалеко от рива дельи Скьявони высится одна из древнейших церквей Венеции — Сан Дзаккария, основанная еще в IX веке, когда венецианцы завладели мощами святого Захарии — отца Иоанна Крестителя. Храм принадлежал монахам-бенедиктинцам, был богатым и всегда пользовался покровительством властей, так что когда поблизости от нее убили дожа Пьетро Традонико, на репутации здешних мест это никак не отразилось.

В 991 году в этой церкви искал спасения дож Трибуно Меммо, но в 1172 году дож Витале Микиэль II не успел сделать это: убийцы скрылись в одном из соседних домов, поэтому следующий дож повелел разрушить все подозрительные здания и запретил в этом квартале каменное строительство (Запрет был нарушен только в 1948 году, когда собрались строить новое крыло отеля «Даниэли»).

Считается, что церковь Сан Дзаккария была заложена по инициативе дожа Джустиниано Партечипацио и византийского императора Льва V, который для возведения ее прислал в Венецию деньги и мастеров. В последующие столетия церковное здание переделывалось, так что от первоначального храма мало что осталось. Окончательный свой облик здание приобрело в XV веке, когда архитектор Антонио Гамбелло начал реконструкцию его двух нижних ярусов, а закончил к 1500 году Мауро Кодусси. Часть постройки XII века сохранилась в виде капеллы в юго-восточном углу здания. Сохранилась и колокольня, а в самом храме — фрагменты первоначального сооружения.

Внутри церковь разделена на три части рядами стройных колонн, которые опираются на многогранные постаменты.

Большая часть скульптур, украшающих как фасад церкви, так и ее внутреннее пространство, принадлежит знаменитому Алессандро Витториа. К ним относятся: фигура святого Дзаккарии (пророка Захарии) на фасаде церкви и статуя святого Иоанна Крестителя у чаши со святой водой, запрестольная статуя первого алтаря, все скульптурные работы второго алтаря… И, наконец, собственная гробница мастера, которую он по странной художественной фантазии начал ваять в 1595 году — более чем за 10 лет до смерти. Заканчивал гробницу его родственник Алессандро Рубини.

Справа к церкви примыкают капеллы Сан Антаназио и Сан Таразио. И сама церковь, и капеллы украшены живописными полотнами. Среди них первое место принадлежит работам Пальмы Старшего. Весь первый алтарь художник заполнил громадным полотном «Св. Дева с предстоящими Ей четырьмя святыми». Во втором алтаре художник изобразил св. Захарию с предвечным Младенцем на руках. Главным шедевром церкви является алтарный образ в северном нефе — знаменитая работа Дж. Беллини «Мадонна с младенцем, святыми и ангелами». Как всегда на полотнах этого художника, Мадонна находится на границе двух миров — реального пейзажа (расположен перед Ней) и райского (изображен за Ней).

В капелле Сан Таразио посетители могут полюбоваться фресками Андреа дель Кастаньо и великолепными алтарными образами Антонии Виварини и Лодовикода Форли. Алтарь капеллы Сан Антаназио раньше украшала картина Тинторетто «Рождение Марии» (трактовалась также как «Рождество Иоанна Крестителя»). Но полотно серьезно пострадало от времени, и теперь оно помещено справа от входа в капеллу.

В прежние времена церковь Сан Дзаккария посещали венецианские вельможи и высокопоставленные лица. Посещали они и располагавшийся поблизости бенедиктинский монастырь, который издавна пользовался привилегиями в память о том, что в конце XII века монахи пожертвовали часть монастырских земель для строительства собора Св. Марка. Считается также, что в конце XII века первую шапку для дожа тоже сделали монахи этой обители и подарили ее Республике. Дожи ежегодно посещали этот монастырь и эту церковь, в которой раньше были даже гробницы некоторых венецианских правителей.

За церковью Сан Дзаккария, на другом берегу канала Гречи, находится район, который населяли греки и далматинцы, о чем до сих пор свидетельствуют названия некоторых улиц. В этом квартале расположена главная православная церковь Венеции — Сан-Джорджо деи Гречи, построенная в конце XV века в ренессансном стиле. Ее возвели греки, переехавшие в Венецию после захвата Константинополя турками (1453), чтобы совершать православные богослужения; возвели они также и собственную школу, фасад которой был закончен архитектором Б. Лонгеной только в 1678 году.

Почти все украшения для церкви Сан-Джорджо деи Гречи выполнены греко-византийскими мастерами XV-XVII веков. И сокровищнице церкви хранятся ценные рукописи XIII-XVI веков и облачения архиепископов.

Пройдя от этой церкви несколько улочек и мостов, можно добраться до небольшой скуолы Сан-Джорджо дельи Скьявони (славянского братства св. Георгия, объединявшего выходцев из Далмации). Главным образом это были моряки и ремесленники — либо издавна обосновавшиеся в Венеции, либо перебравшиеся сюда из завоеванных турками краев. Братство было основано в 1451 году и в первое время своего существования находилось под покровительством кардинала Виссариона — влиятельного и просвещенного византийского прелата, который переехал в Венецию из Константинополя, завоеванного турками.

Братство св. Георгия объединяло наиболее влиятельных и представительных членов патрицианских семей; многие из них прославились подвигами в войне, которую Венеция (в союзе с римскими папами) вела против экспансии турок в восточном Средиземноморье. В 1502 году Республика добилась некоторых успехов и заключила мир с турецким султаном Баязидом II, и родосские рыцари получили от Иерусалимского патриарха частицу мощей св. Георгия. По этому случаю в Венеции была устроена торжественная церемония с многолюдным шествием.

Возможно, именно с этим событием и связан заказ, полученный Витторио Карпаччо — расписать скуолу Сан-Джорджо. Один из самых обаятельных художников своего времени, он писал произведения на сюжеты из жизни святых. Мировую известность этой скуоле принесли четыре цикла картин небольшого размера: один цикл посвящен событиям земной жизни Иисуса Христа, остальные — жизнеописаниям святых Георгия, Иеронима и Трифона, которые наиболее почитаются в Далмации. Истории этих святых под кистью Витторио Карпаччо превращались в чудесные произведения: так, белокурый рыцарь в блестящих доспехах протыкает копьем лопоухое чудовище, маленький мальчик изгоняет демонов из восточной красавицы…

Впечатления от венецианской жизни переплетаются у художника с вымыслом, и среди идиллических пейзажей можно рассмотреть арабских всадников. Уже в самом выборе сюжетов есть явное напоминание о Святой Земле и идее освобождения ее от неверных. Так, эпизоды жизни св. Иеронима в Вифлееме должны были свидетельствовать, что некогда в Палестине разворачивалась деятельность первых отцов церкви и распространялось благочестивое отшельничество; св. Георгий не только победил чудовищного дракона, но и обратил в христианство принцессу и ее родителей, а в композиции «Триумф св. Георгия» герой предстает на фоне исторических зданий Иерусалима.

Одна из самых известных картин скуолы Сан-Джорджо — «Видение св. Августина» — прекрасна сочным, живым и вместе с тем мягким колоритом, который удачно передан освещением. Искусствоведы (в частности, И. А. Смирнова) признают это полотно одним из самых смелых и значительных художественным открытий Карпаччо, представившего реальный мир одновременно и во всей его значительности, и в житейской конкретности (мебель, книги на полках, небесная сфера).

Вплоть до последнего времени эта картина называлась «Св. Иероним в келье», но теперь доказано, что на полотне изображен крупнейший теолог и раннехристианский писатель Аврелий Августин (354-430). Он представлен в тот момент, когда, углубившись в написание письма своему другу Иерониму, внезапно был поражен сверхъестественным светом и услышал голос, что Иеронима уже нет в живых. Такое толкование сюжета объясняет, почему эта композиция следует за картиной «Смерть св. Иеронима», а сам герой не похож на седобородого старца двух первых композиций. К тому же в глубине (на алтаре) стоит епископская тиара, в то время как св. Иероним был кардиналом.

Неподалеку от скуолы Сан-Джорджо расположена церковь Визитацьоне, больше известная как Ла Пьета. Справа от входа в нее можно увидеть редчайший образец почти исчезнувших в Венеции «львиных пастей» — окошечек для анонимных доносов. В окошечки именно этого храма бросали жалобы, по ко торым виновного в неурочном выбрасывании мусора могли и в тюрьму посадить. Ла Пьета принадлежала приюту для брошенных детей, а известен этот приют был тем, что хором в нем руководил знаменитый композитор Антонио Вивальди, которого когда-то любила и слушала вся Европа.

В юности Антонно мечтал идти по стопам своего отца — Джованни Батиста Росси, который был священником собора Сан-Марко. И мальчик стал священником, а в 15-летнем возрасте получил низшее духовное звание, позволявшее ему отворять внутренние врата храма. Позже он обрел более высокое право — служить обедню в соборе Сан-Марко. Во время месс Антонио удавалось тронуть даже искушенных в музыке людей, и многие верующие приходили специально послушать игру на органе «рыжего священника». В такие дни собор заполнялся до отказа, и вскоре сами власти города оценили расцветающий талант Вивальди, предложив ему возглавить одну из самых знаменитых «консерваторий» — «Ospedale della Pieta». В Венеции было четыре самых знаменитых приюта — Инкурабили («неизлечимые»); Дерелнтти («страждущие»), или Оспедалетто («больничка»); Мендиканти («нищие») и Пьета («милосердие»).

Следует отметить, что «консерватории» Венеции возникли из сиротских приютов, которых там было немало, поскольку волшебный город на воде располагал к беспечности и легкости нравов. И так было всегда, к тому же надо упомянуть и о бесконечных войнах, а также о притягивающих взор и тело карнавалах и маскарадах — все это и многое другое приводило к появлению внебрачных детей, которые зачастую становились бездомными сиротами… Поэтому еще в XV веке при монастырях и стали создаваться приюты, к которым впоследствии присоединились «госпитали сострадания» («0$рес1а1е»). Они безбедно существовали за счет государства и частных пожертвований.

Во времена Антонио Вивальди в приютах пребывало более 6 000 детей. В их воспитании большую роль играло хоровое пение, а для самых одаренных были созданы музыкальные классы, в которых обучали сольному пению, основам сольфеджио и игре на различных инструментах — скрипке, клавесине, чембало, валторне, контрабасе и даже на органе. Некоторые патриции специально отправляли своих детей в приюты, чтобы дать им музыкальное образование.

Когда молодому Антонио Вивальди предложили преподавать в знаменитой и богатой церкви Ла Пьета, он был очарован видом молоденьких монашек в белоснежных одеждах, с гранатовыми веночками на иссиня-черных волосах. Для них он готов был писать музыку день и ночь! Именно там заключены истоки множества его гениальных произведений.

…В XIX веке церковь Визитацьоне была почти полностью разорена. От прежнего великолепия остался только потолок, и который вмонтированы изображения святых и пророков. Ученые считают это работой неизвестного мастера, находившегося под влиянием Синьорелли — любимого художника Зигмунта Фрейда.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.