Сибирь

Мы рассматриваем Сибирь в границах двух «госплановских» районов с добавлением Якутии. Границы Сибири как природного района еще шире — от Урала до водораздельных хребтов на побережье Тихого океана.

Климат Сибири

Имея столь обширную территорию (около 10 млн. км2),Сибирь отличается разнообразием климата. На большей части ее территории он суровый, резко континентальный, но на юге Западной Сибири (особенно, в Алтайском крае) и в Минусинской котловине, называемой «Сибирской Украиной» (на юге Красноярского края), природные условия позволяют возделывать сахарную свеклу и овощи, выращивать фруктовые деревья.

Континентальность климата Сибири нарастает с запада на восток, по мере удаления от смягчающего влияния воздушных масс Атлантики. Разница между средними температурами самого холодного месяца (января) и самого теплого (июля), которая характеризует степень континентальности климата, колеблется от 35° на западе до 68° на востоке Сибири. Средние температуры января от -16° на юге Западной Сибири до -48° на востоке Якутии, где находится полюс холода Северного полушария (абсолютный минимум) и в межгорных котловинах Верхоянска и Оймякона доходят до -70°.

Температура в межгорных котловинах ниже, чем на окружающих склонах гор, так как холодный воздух стекает вниз по склонам и застаивается в котловинах. Образуется температурная инверсия («переворачивание»): температура воздуха с высотой не падает, а растет; поэтому дымы промышленных предприятий не могут подниматься вверх и застаиваются в городах. Если безветренная погода и инверсия продолжаются несколько дней (что часто происходит в Сибирских городах), то содержание вредных веществ резко превышает допустимые нормы, и у населения (особенно у детей) отмечаются вспышки заболеваний.

Зимой над Сибирью господствуют воздушные массы с высоким давлением (поскольку воздух охлаждается от холодной поверхности земли) — Сибирский антициклон и воздушные массы как бы растекаются во все стороны из центра Евразии. Поэтому чаще всего зимняя погода в Сибири — солнечная, ясная, с небольшими ветрами; зимних осадков немного.

Летом ситуация меняется: нагретая поверхность способствует повышению температуры воздуха и снижению атмосферного давления; в эту «воронку» как бы засасывается морской воздух — с Северного Ледовитого и Атлантического океанов, тем более, что для этого пояса характерен общий западный перенос атмосферы (который зимой «блокируется» Сибирским антициклоном). Июльские температуры колеблются от +23° в степях Западной Сибири до +5° на побережье Северного Ледовитого океана.

Осадков выпадает от 200 миллиметров в тундре до 500—600 миллиметров в западной части таежной зоны, а в горах Алтая — до 1000—2000 миллиметров. Основная часть осадков (до 80% годовой суммы) приходится на теплый период года, следствием чего является незначительный снежный покров, и озимые культуры зимой вымерзают, поэтому в Сибири возделывают только яровые культуры.

Низкие температуры и неглубокий снежный покров способствуют глубокому промерзанию грунтов. От еще более холодных ледниковых периодов до наших времен дошла многолетняя мерзлота, занимающая более 60% всей территории Сибири. Над этим мерзлым слоем почва большей частью оттаивает летом лишь на небольшую глубину. Поэтому земледелием на мерзлоте заниматься практически невозможно, единственные пригодные территории — долины крупных рек, под которыми (и вокруг которых) почва оттаяла на достаточную глубину. Поэтому ценность речных долин для Сибири гораздо выше, чем для Европейской России; в зонах распространения мерзлоты — это практически единственные территории, пригодные для постоянного проживания и занятия сельским хозяйством. Затопление речных долин, даже, казалось бы, из лучших побуждений (например, получение самой дешевой в мире электроэнергии и самого дешевого алюминия), наносит местному хозяйству и населению непоправимый ущерб.

В Сибири представлены все основные природные зоны России — от тундры до сухих степей. Наибольшую территорию занимает знаменитая Сибирская тайга с темнохвойными лесами на западе на подзолистых и дерново-подзолистых почвах и светлохвойными на востоке (в основном, лиственница на таежно-мерзлотных почвах).

Первые русские землепроходцы и завоеватели, начиная от Ермака (1581 год), шли таежной и тундровой зонами, именно здесь основывая на реках — единственных транспортных путях — первые укрепленные города или остроги (крепости): Тюмень (1586), Тобольск (1587), Сургут (1594), а затем закрепились на юге тундровой зоны, основав в 1595 году Обдорск (нынешний Салехард), а в 1601 году — знаменитую «златокипящую» Мангазею на берегу реки Таз, ставшую центром пушной торговли. Проникавшие сюда сотнями промышленники собирали здесь в начале XVII века ежегодно десятки тысяч соболиных шкурок (иногда более 100 тысяч). В итоге пушной зверь в бассейне Таза скоро был повыбит, и промышленники двинулись дальше на восток.

В 1604 году был основан Томск, 1618 — Енисейск, в 1626 — Красноярск, 1636 — Якутск, 1649 — первый порт на Тихом океане — Охотск.

Позже, с начала XVIII века, когда к России была присоединена лесостепная и степная полоса Западной Сибири, основной поток переселенцев направился туда. Дадим более подробную характеристику этой наиболее освоенной части Сибири.

Лесостепь, на юге переходящая в степь, а на севере (километрах в 100—150 к северу от Омска) отделяющаяся от тайги узкой полоской лиственных (березово-осиновых) лесов, имеет почти черноземные, очень плодородные, но земледелие местами страдает от периодически повторяющихся засух.

В лесостепной (и степной) полосе выделяют 4 части: Ишимская лесостепь, Барабинская лесостепь, Кулундинская степь и Степной Алтай.

Ишимская лесостепь, по обе стороны Ишима, левого притока Иртыша, хорошо увлажненная, местами даже заболоченная, заселялась ранее всего, как наиболее близкая к Европейской части России; она сильно распахана и имеет довольно высокую плотность заселения.

Барабинская лесостепь (Бараба) лежит между Иртышом и Обью, по обе стороны Сибирской магистрали. Она слегка всхолмлена пологими и низкими (5—10 м) «гривами», идущими с юго-запада на северо-восток. Кое-где встречаются так называемые «колки» — рощицы из густого, но мелкого березняка. Осадков здесь недостаточно, речная сеть редкая, много мелководных озер, из которых самое большое Чаны, образующее внутренний бессточный бассейн. Из-за недостатка хорошей питьевой воды приходится рыть колодцы. Переселенцы из Европейской России долгое время шли мимо Барабы на Степной Алтай; Бараба стала заселяться поздно, в начале нашего века.

Еще позднее, в последние годы перед началом Первой миро вой войны, стала заселяться Кулундинская степь, расположен ная к югу от Барабы по границе с Казахстаном, засушливая к безлесная, если не считать сосновых боров, тянущихся узкими лентами по аллювиальным пескам вдоль левых притоков Оби, Почвы черноземные и довольно плодородные, но из-за частых засух урожайность так резко колеблется, что земледелие здесь приходится считать неустойчивым.

Горько-соленые озера Кулундинской степи богаты ценным минеральным сырьем (глауберовой солью и содой) для химической промышленности.

Наиболее удобен для сельского хозяйства так называемый Степной Алтай (Бийск—Барнаул—Рубцовск), представляющий редкое для Сибири сочетание плодородных черноземных почв с достаточным увлажнением и довольно теплым вегетационным периодом, допускающим культуру сахарной свеклы и фруктовое садоводство.

На востоке за Обью полоса степей и лесостепей резко суживается, так как южная граница тайги здесь заходит дальше на юг, а с юга подходят покрытые лесом отроги Алтайских гор. У Мариинска северная тайга смыкается с тайгой горной.

Освоение горных районов юга Сибири началось с 1-й половины XVIII века, когда в предгорьях Алтая строятся первые металлургические заводы (выплавки меди, свинца, серебра), в тоги числе в Барнауле, где знаменитый механик Иван Ползунов создал первую русскую паровую машину (в 1766 году). Другой район горной промышленности возник в районе Нерчинска (серебро-плавильные и свинцовые заводы). В горной промышленности Сибири с самого ее начала широко использовался труд каторжников.

Большое значение в жизни Сибири играла торговля с Китаем, отсюда через Кяхту (возле пересечения границы России рекой Селенгой) везли по сухопутью ткани и чай.

Приток переселенцев в Сибирь резко возрос после отмены крепостного права, а особенно после строительства железных дорог.

Железнодорожная магистраль начала строиться в 1891 году одновременно из Челябинска и Владивостока, а к 1903 году, в основном, была построена (кроме участка вокруг Байкала, который был завершен лишь в 1905—1906 годы; до этого перевозки осуществлялись зимой по льду озера, а летом — паромами). Дорога проходила через Маньчжурию (так называемая Китайско-Восточная железная дорога — КВЖД), а участок Чита—Хабаровск на территории России был построен лишь в 1916 году.

Подавляющее число переселенцев осело в южной части Западной Сибири, в лесостепной и степной зонах. В результате там создался новый сельскохозяйственный район, вывозивший (в том числе и в Западную Европу) зерно и сливочное масло.

Население Сибири

Что из себя представляло к началу XX века русское население Сибири, можно судить по следующему описанию:

Русское население Сибири мы можем разделить на 2 резко отличающиеся друг от друга группы: на староселов, коренное население Сибири, предки которых уже давно покинули Европейскую Россию, и новоселов, основавшихся в Сибири всего каких-нибудь 15—20 лет назад. Староселы отличаются высоким уровнем благосостояния и представляют и по характеру, и по своей внешности, и по особенностям культуры совершенно своеобразный тип. Постоянная борьба с суровой природой выработала в сибиряке стойкость характера, предприимчивость, сметливость, практичность. Отсутствие крепостного права позволило развиться в нем независимости и самостоятельности; притеснения чиновников, действовавших совершенно самовластно на этой далекой окраине России, способствовали развитию замечательного умения приспосабливаться ко всяким условиям, сделали его скрытным, недоверчивым, «себе на уме». Уединенная жизнь сообщила его характеру черты грубости и диковатости; отсюда же отсутствие общественного интереса (см. так же статью «Население Земли«).

По своей зажиточности старосел стоит гораздо выше русского крестьянина. Живет он в больших избах — домах, крытых тесом и украшенных резьбой. В каждой избе 2 или даже 4 горницы. Внутреннее устройство поражает чистотой и опрятностью: на окнах цветы, вдоль стен стоит городская мебель, диван, стулья, стены украшены дешевыми картинками. На степень зажиточности указывает и то, что сибиряк никогда не носит лаптей. Новоселы, не успевшие за короткий промежуток времени устроить своего хозяйства, резко отличаются от староселов сравнительно низким уровнем благосостояния. Часто неблагоприятные условия новой обстановки заставляют их бросать свои участки или искать новые, более удобные места, или возвращаться обратно в Россию. В отношении типа, языка, особенностей быта они не представляют чего-либо однообразного, так как являются выходцами из различных областей Европейской России.

В годы первых пятилеток Сибирь развивалась, прежде всего, как продолжение и дополнение Урала в рамках «Урало-Кузнецкого комбината»: был создан новый промышленный район — Кузбасс, с угледобычей и черной металлургией. Одновременно резко увеличились лесозаготовки; в низовьях Енисея был построен новый город и порт Игарка, доступный для морских судов, через который сибирский лес пошел на экспорт.

После 1929 года (начала массовой коллективизации) Сибирь стала принимать сотни тысяч ссыльных и «спецпереселенцев», а также заключенных; их трудами построено большинство сибирских предприятий. Таким образом, своего рода «отрасль специализации» Сибири — ссылка и каторга — получила еще большее развитие в советский период. Позже именно сюда шли основные потоки других видов насильственной миграции: «враги народа» и члены их семей, в 1939—1941 годы — поляки и жители Прибалтики из вновь присоединенных к СССР территорий, а также немцы Поволжья, в 1943—1944 годы «наказанные народы» Кавказа, далее «бендеровцы», «власовцы» и многие другие. Большая их часть (из тех, кто остался в живых) была освобождена в 1956—1958 годы, но и после этого концентрация заключенных и ссыльных в Сибири оставалась (и остается до сих пор) гораздо выше среднероссийской.

Такая концентрация лиц этой категории (начиная с 1960-х годов, главным образом, уголовников), конечно, не могла не сказаться на жизни населения Сибири. Многие из отбывших наказание, не желая или не имея возможности вернуться в родные места, оставались жить в Сибири. Многие сибиряки, в свою очередь, работали в лагерной и тюремной охране, близко общаясь с заключенными. Значительную долю заключенных освобождали досрочно для работы «на стройках народного хозяйства». Поэтому уголовная мораль в той или иной степени проникала в сознание и в поведение населения Сибири. Это выразилось, например, в более высоком уровне преступности в Сибири по сравнению с другими районами России.

В годы Великой Отечественной войны Сибирь, подобно Уралу и Поволжью, приняла оборудование тысяч заводов, в основном, оборонных. С тех пор доля военной продукции в промышленном производстве Сибири остается очень высокой (более половины общего объема производства).

В послевоенные годы направления развития Сибири — гидроэлектроэнергетика, цветная металлургия, лесопереработка, целлюлозно-бумажная промышленность, ВПК (здесь было сосредоточено более трети оборонного машиностроения России), и пожалуй, самое главное — развитие нефте- и газодобычи в Приобье.

Подводя итоги историческому образу Сибири, можно сказать, что на протяжении всей своей истории она выполняла прежде всего функции поставщика сырья и материалов в Европейскую Россию. Вначале это была пушнина, затем серебро, позже — зерно и масло и до сегодняшнего дня — нефть, газ, уголь, цветные металлы, древесина и целлюлоза. Изменения касаются лишь степени обработки сырья. Например, вместо транспортировки топлива и электроэнергии можно вывозить электроемкую энерго- и водоемкую продукцию (алюминий, пластмассы и химические волокна).

Таким образом, Сибирь работала на общесоюзный народнохозяйственный комплекс (а не «на себя») и доля тяжелой промышленности здесь была гораздо выше общероссийской. И это одна из причин того, что товары народного потребления в Сибири дороже, чем в Европейской России.

Население Сибири, создающее своим трудом возможность повышения эффективности экономики всей России, имеет уровень жизни, по крайней мере, не выше, а часто и ниже, чем в Европейской России. Поэтому все чаще в Сибире звучит вопрос: кому принадлежат ее богатства?

Ответ на него непростой. Например, кто владелец гигантских запасов нефти в Ханты-Мансийском автономном округе: ханты и манси (которые составляют менее 2% его населения)? Все население округа (1,2 млн. человек), в основном, приезжее? Население Тюменской области? Всей Сибири или всей России? От ответа на этот вопрос зависит, кто будет получать главный доход от вывоза этой нефти.

В экономическом отношении Сибирь разделяется на несколько районов:

— Обь-Иртышский (Тюменская, Томская, Омская и Новосибирская области) — нефтегазовый, на юге — с машиностроением и зерновым хозяйством;

— Кузнецко-Алтайский (Алтайский край, Горный Алтай и Кемеровская область) — угольно-металлургический, с химической промышленностью, машиностроением и зерновым хозяйством;

— Ангаро-Енисейский (Красноярский край, Иркутская область, Хакасия и Тува) с гидроэлектроэнергетикой, цветной металлургией, машиностроением и лесопереработкой;

— Забайкальский (Читинская область и Бурятия) с добычей руд цветных металлов и овцеводством;

— Якутский (республика Якутия) с добычей руд цветных металлов, алмазов и угля (в Южно-Якутском бассейне).

Особо следует выделить так называемую «Зону Крайнего Севера» — территорию с наиболее суровыми природными условиями и очаговым освоением: на необъятных пространствах тундры и тайги население сконцентрировано лишь в отдельных «очагах», например, в районе Норильска, Уренгоя, Магадана и другие.

К этой зоне относится большая часть территории Сибири. И хотя там проживает лишь незначительная часть населения, там добывается подавляющая часть всех полезных ископаемых, в том числе — вся нефть и газ, алмазы, платина, медь.

Население, проживающее в зоне Крайнего Севера, пользуется особыми льготами: дополнительные отпуска, частично оплачиваемый проезд до места проведения отпуска и обратно и так называемые «северные надбавки» — повышение зарплаты за каждый дополнительный год пребывания в зоне Севера (в течение 5 лет).

В результате общие денежные доходы населения этой зоны раньше (до 1990—1991 гг.) были гораздо выше, чем в других районах России, что должно было компенсировать проживание в неблагоприятных природных условиях и в отрыве от «большой земли» (часто не имея возможности уехать большую часть года — например, когда нет навигации). Поэтому среди населения Крайнего Севера была велика доля людей, приехавших сюда на небольшой срок (от года до 5—10 лет), чтобы заработать денег и уехать «на материк».

Перспективы Сибири связаны с ее переходом от роли поставщика сырья на российский и мировой рынок к глубокой переработке своей продукции. Это тем более необходимо, что запасы ряда ресурсов (например, лесных) уже начинают истощаться, а многие виды производств требуют реконструкции или даже закрытия, чтобы оздоровить окружающую среду. Возможно, что помочь в этом сможет военно-промышленный комплекс Сибири, прежде всего, предприятия атомного комплекса, в том числе и находящиеся в закрытых городах (Томск-7, Красноярск-35, Красноярск-26 и другие). Например, расположенный на глубине в сотни метров в кристаллических породах (рассчитанный так, чтобы продолжать работать даже после прямого попадания атомной бомбы) подземный завод в городе Красноярск-26 имеет огромные возможности для производства ядерного топлива, обезвреживания и захоронения отходов, производства особо чистых веществ. Предприятия столь высокого технологического уровня, для создания которых ранее вся страна недоедала, могут в перспективе «отдать долги» населению страны и способствовать новому технологическому «прорыву» всего хозяйства России.