Общие черты рельефа Южных материков

Высота рельефа и орографическая структура

Наибольшей высотой и контрастностью рельефа отличается Южная Америка. На ее территории расположены гигантская высокая горная система Анды и обширные низменные равнины Амазонская, Лаплатская и др. Самый низкий материк — Австралия (средняя высота 210 метров). Антарктида имеет очень большую высоту (более 2000 метров) за счет ледового покрова, подледная поверхность поднята в среднем на 410 метров. Африка в целом — довольно высокий материк (средняя высота 650 метров), однако гипсометрический уровень ее поверхности не отличается контрастностью: в рельефе преобладают возвышенности, плато и плоскогорья. На материке нет крупных горных систем и обширных низменностей.

В строении поверхности Южных материков есть некоторые схожие черты, которые связаны, в первую очередь, с этапами их общей геологической истории. Равнины, плато и плоскогорья занимают основные участки территории всех Южных материков, а крупные горные страны располагаются по окраинам — на западе Южной Америки и Антарктиды, на востоке Австралии, на севере и юге Африки. Значительная часть территории всех четырех Южных материков представляет собой фрагменты древней Гондваны. После раскола Гондваны и расхождения материков оказалось, что Африка, ранее занимавшая центр суперматерика, почти целиком представляет собой платформенную структуру, ограниченную с востока и с запада линиями разломов. Лишь на крайнем севере и юге, где материк выходил когда-то к окраинам Гондваны, находятся в настоящее время складчатые сооружения герцинского и альпийского орогенезов. Складчатые пояса примыкают к гондванским платформенным структурам Южной Америки и Антарктиды с запада, Австралии — с востока.

Рельеф платформенных блоков земной коры создан неотектоническими движениями эпейрогенического и разломного характера. Орографическая структура этих частей материков предопределена древними тектоническими процессами. На них преобладает прямой рельеф: в крупных синеклизах расположены низменные равнины: Амазонская, Оринокская, Лаплатская низменности в Южной Америке, северо-восток Сахары в Африке, Большой Артезианский Бассейн в Австралии, впадина Бентли в Антарктиде, а на щитах сформировались в большинстве случаев возвышенные равнины, плоскогорья и глыбовые горы.

Иногда днища котловин, сформированных в синеклизах, находятся на довольно высоком гипсометрическом уровне: котловины Северной Африки имеют абсолютные высоты днищ от 250 метров до 400 метров, Конго — от 350 метров до 500 метров, Калахари — от 950 метров до 1000 метров. Но они все же ниже, чем окружающие плоскогорья и горы. В котловинах на протяжении долгого времени накапливались продукты разрушения окружавших их поднятий.

На Южных материках есть участки и обращенного рельефа: высокие плато в пределах синеклиз Параны, Карру, Кимберли, Каннинг. Высокие равнины сформировались и в областях предгорных и краевых платформенных прогибов вдоль Анд, Атласской, Капской и Восточно-Австралийской горных систем.

Основные типы эндогенного рельефа (морфоструктур)

Морфоструктуры древних платформ

Основу рельефа в пределах платформенных структур Южных материков составляют цокольные равнины и плоскогорья щитов докембрийских платформ и пластовые и аккумулятивные равнины плит разного гипсометрического уровня.

Цокольные равнины и плоскогорья, созданные процессами денудации в пределах древних складчатых структур щитов, занимают на всех четырех континентах обширные пространства. Они есть на Гвианском и Бразильском нагорьях, в Западной Австралии и в Восточной Антарктиде. Особенно характерен этот тип рельефа для Высокой Африки и районов выхода кристаллических пород на Леоно-Либерийском и Регибатском щитах. Аккумулятивные равнины имеют ограниченное распространение, располагаясь, главным образом, по окраинам материков или в центральных и осевых частях внутриплатформенных синеклиз. Пластовые низменности, возвышенности и плато распространены на плитах платформ гораздо шире.

Рельеф глыбовых возрожденных эпиплатформенных гор, широко распространенный на Южных материках, создан дифференцированными сбросовыми движениями по разломам в пределах платформенных щитов, а местами и плит. Такие горы обычны для Гвианского, Бразильского, Восточноафриканского нагорий, окраинных уступов Южной Африки, Западной Австралии и Восточной Антарктиды.

Большие площади на Южных материках занимают морфоструктуры лавовых плато на эффузивных покровах, так как раскол Гондваны и дифференцированные движения по разломам на протяжении всей истории формирования поверхности Южных материков сопровождались вулканическими процессами. Эти плато, имеющие, как правило, ступенчатый характер, занимают огромные площади в пределах синеклизы Параны, на Эфиопском нагорье, а меньшие их участки есть практически во всех районах, испытавших дифференцированные движения в разные эпохи. На древних гондванских платформах имеются также вулканические массивы и горные цепи. В рифтовых зонах Африки и Антарктиды нередки действующие и потухшие вулканы. Формы рельефа, связанные с вулканизмом, характерны для нагорий Ахаггар и Тибести, окаймления Красного моря, для Восточноафриканского нагорья. Известны крупные действующие вулканы: Ньира-Гонга, отдельные кратеры массивов Меру и Килиманджаро, Камерун и др. Еще больше потухших вулканов и вулканических образований: конусов, щитов, кальдер, иногда заполненных водой. Есть крупные действующие вулканы и в Антарктиде, например Эребус. В Австралии нет современного вулканизма, но участки вулканических плато имеются на платформенных равнинах западной части материка, например на востоке плато Кимберли.

Морфоструктуры подвижных поясов

Рельеф подвижных поясов, примыкающих к гондванским платформам, имеет сложный характер, но при всем его разнообразии и здесь можно проследить некоторые общие черты и закономерности расположения морфоструктур. Во всех горных системах складчатых поясов Южных материков молодые тектонические зоны альпийского и тихоокеанского орогенезов окаймляют континенты со стороны океанов.

Даже эпипалеозойский Восточно-Австралийский пояс имеет такое «молодое» окаймление в виде островных дуг, сопровождающих тихоокеанское побережье Австралии. В Андах также со стороны Тихого океана тянутся Береговые Кордильеры, в которых, по-видимому, еще продолжаются процессы складкообразования — результат незавершившейся субдукции океанических плит. Береговая зона запада Южной Америки, как и островные дуги вдоль Восточной Австралии, сопровождается глубоководными желобами. Невысокие антиклинальные или вулканические цепи гор имеют очень большое превышение над дном желобов. Местами, например в районе Центральных Анд, общая амплитуда высот рельефа больше, чем высота Гималаев. В этих горных цепях развиты процессы современного вулканизма, есть поствулканические явления, высока степень сейсмичности.

Хорошо известны вулканы и гейзеры Новой Зеландии, землетрясения, нередко катастрофические, в прерывистых Береговых Кордильерах Чили и Перу, сложенных смятыми в складки кайнозойскими породами либо вулканогенным материалом.

Следующая оротектоническая зона Анд при продвижении внутрь Андийской системы — омоложенные и возрожденные глыбово-складчатые и складчато-глыбовые высокие и средневысотные хребты Западной Кордильеры.

Они непрерывно тянутся с самого севера Андийской системы от Дарьенского залива до Магелланова пролива на юге. С 28° ю. ш. эта цепь хребтов носит название Главной, а с 42° ю. ш. — Патагонской Кордильеры. Складчатость здесь прошла в эпоху альпийского орогенеза. Неотектоническими движениями альпийские антиклинории были подняты по разломам на большую высоту (4000-6000 метров). В Главной Кордильере находится высшая точка Анд — г. Аконкагуа (6960 метров). В этой оротектонической зоне широко распространены проявления мезо-кайнозойского вулканизма в виде гранитоидных интрузий, лавовых покровов, потухших и действующих вулканов Западной Кордильеры Центральных Анд, Главной и Патагонской Кордильер. Некоторые из вулканов имеют высоту, превышающую 6000 метров, многие проявляют активность до настоящего времени.

Восточнее (от полуострова Гуахира на севере до 38° ю. ш.) протянулись хребты Восточной Кордильеры. Это возрожденные складчато-глыбовые и глыбовые горы, главным образом на герцинском основании.

Хребты достигают больших высот — 4000-5000 метров, отдельные вершины свыше 6000 метров. На севере (около 3° с. ш.) горы разветвляются, образуя Центральную и Восточную Кордильеры Колумбии и Венесуэлы. Еще восточнее, там где на стыке подвижного пояса и древних платформенных структур местами в активные тектонические движения были вовлечены края платформы, между 20° и 37° ю. ш. поднимаются системы возрожденных глыбовых гор на докембрийском и палеозойском складчатом основании. Это Пампинские (Пампийские) Сьерры и Прекордильеры. Сравнительно узкие глыбовые хребты разделены долинами.

Оротектонические пояса Анд разделены зонами депрессий. Между Береговыми и Западной Кордильерами находится полоса опусканий.

В ее пределах расположена, например, впадина пустыни Атакама, южнее — Продольная (Центральная) долина Чили, к которой приурочена целая цепь вулканов по линиям разломов.

Между Западной и Восточной Кордильерами к северу от 10° ю. ш. тянутся узкие грабенообразные продольные депрессии, занятые долинами рек, днища которых лежат на значительной высоте.

По линиям разломов многочисленны вулканы, в том числе и действующие — Котопахи, Сангай и др.

Западная и Восточная Кордильеры в Центральных Андах обрамляют высокогорные равнины — Пуны, которые сформировались в пределах срединного массива, частично перекрытого лавовыми покровами.

Древняя глыба расположена на более низком гипсометрическом уровне, чем окружающие горы (3000-4000 метров). В это понижение сносится материал с гор, и здесь формируются слабоволнистые аккумулятивные равнины и лавовые плато с отдельными останцовыми массивами и вулканами. В котловинах ранее были многочисленные озера, к настоящему времени частично пересохшие.

Северные Анды отделены тектоническим разломом от так называемых Карибских Анд. Это структуры, завершающие с юга Карибско-Антильскую подвижную зону, которая, как предполагают, сформировалась в западной части океана Тетис. Зона сейсмична, но современного вулканизма здесь нет.

Анды на крайнем юге через систему островов Южной Георгии, Южных Сандвичевых и Южных Оркнейских соединяются с горными цепями Западной Антарктиды. Складчато-глыбовые горы Антарктического полуострова, западного побережья материка и так называемые Антарктические Анды (Антарканды) продолжают тектонические зоны Андийского подвижного пояса (высота — 3000-4000 метров, на Земле Элсуорта расположена высшая точка континента — массив Винсон, 5140 метров). Этот складчатый мезо-кайнозойский пояс отделяется от докембрийских и палеозойских структур Восточной Антарктиды системой разломов, идущих от моря Уэдделла к морю Росса. Вдоль них поднимаются горстовые хребты Трансантарктических глыбовых гор. К разломам приурочены проявления вулканизма на материке и островах.

Восточно-Австралийская горная система, окаймляющая гондванские платформы с востока, значительно проще по орографической структуре и ниже по абсолютным высотам, чем Андийская. Она протянулась на 4000 км вдоль восточного побережья Австралии и отделена от островных дуг окраинными морями. Здесь преобладают складчато-глыбовые горы, низкие и средневысотные: как правило, их высота составляет 1000-1500 метров (высшая точка г. Косцюшко — 2230 метров).

Эта горная страна была создана дифференцированными неотектоническими движениями на месте постгерцинского пенеплена. Движения сопровождались излияниями лав, но современного вулканизма здесь нет. Горы Восточной Австралии отличаются также невысокой сейсмической активностью, что указывает на их относительную тектоническую стабильность в настоящее время. Хребты имеют крутые восточные склоны, а к внутриматериковым равнинам спускаются пологоволнистыми предгорьями, которые носят в Австралии название дауне.

К Африканской платформе с севера также примыкает подвижный пояс, в пределах которого сформировалась Атласская горная система. Здесь проявляется та же закономерность: с внешней стороны материка вдоль побережья Средиземного моря расположены хребты молодых складчатых гор — Эр-Риф и Тель-Атлас. Большая часть Атласской системы представляет собой возрожденные складчато-глыбовые горы и межгорные плато на герцинском основании. В северных хребтах сохраняется высокая степень тектонической активности, часто бывают землетрясения.

Горы системы невысоки — в среднем 2000-2500 метров. Наибольшей высоты они достигают в Высоком Атласе (г. Тубкаль, 4165 метров — высшая точка системы). Молодые альпийские хребты Эр-Риф и Тель-Атлас едва достигают 2500 метров.

Капская горная система, занимающая крайний юг Африки, — возрожденные горы с унаследованной складчатой структурой.

Складкообразовательные движения прошли здесь в эпоху герцинского орогенеза, когда Гондвана была единым материком и южная оконечность Африканского континента входила в подвижный пояс на его окраине. Процессы складкообразования закончились здесь в триасовом периоде, и сразу вслед за этим началось интенсивное опускание территории. Горные сооружения, еще не сглаженные денудацией, были перекрыты чехлом морских осадков мезозойского возраста. Неотектонические поднятия, охватившие в палеоген-неогеновое время всю Южную Африку, привели к тому, что герцинские антиклинальные хребты оказались на поверхности. Рыхлые осадочные породы, которые перекрывали складчатые структуры, были снесены. Подъем сопровождался усилением глубинной эрозии. В результате Капские горы представляют собой несколько параллельных антиклинальных гребней высотой до 1500 метров, разделенных продольными синклинальными долинами. Их пересекают узкие глубокие речные каньоны, иногда приуроченные к тектоническим трещинам.

Особенности экзогенного рельефа (морфоскульптуры)

Из экзогенных факторов, формирующих поверхность Южных материков, ведущая роль принадлежит процессам выветривания (гипергенеза), работе поверхностных и подземных вод, в Африке и Австралии — работе ветра, в Антарктиде и некоторых районах Анд — ледников.

Роль процессов выветривания

Деятельность всех экзогенных факторов на большей части Южных Тропических материков протекает в условиях высоких температур. Гипергенезу подвергаются разнообразные по генезису и составу горные породы: кристаллические, вулканогенные, осадочные. Их верхний слой на значительных пространствах представляет собой коры выветривания, которые формировались в течение длительного времени (начиная с мезозоя) в меняющихся условиях.

Это зона гипергенеза как древних пород докембрийского фундамента и протерозойских синеклиз, так и более молодых осадочных и эффузивных отложений. Мощные, обычно рыхлые коры выветривания имеют разное строение и состав в зависимости от условий их образования и литологии исходных горных пород. На обширных пространствах они формировались в условиях повышенного увлажнения, если не круглогодичного, то сезонного, и представляют собой продукт биохимической переработки (в основном ферралитизации) поверхностных пород. Эти коры состоят из тонкодисперсных частиц глинистых минералов и гидроокислов железа, алюминия и марганца. В зависимости от условий формирования на разной глубине образуются плотные железистые или железисто-глиноземные латеритные слои. Мощность таких кор может быть от нескольких до сотен метров. Это зависит и от длительности формирования, и от состава и структуры исходных пород, и от современных процессов как их образования, так и разрушения.

В аридных областях Южных Тропических материков встречаются участки реликтовых гидроморфных кор — наследие плювиальных эпох. Особенно широко они распространены на равнинах и в глыбовых горах Австралии и Северной Африки. Железистые латеритные коры, разрушаясь под воздействием физического выветривания, превращаются в россыпи красноцветного щебня, гальки, песка.

Процессы физического выветривания, широко развитые в районах аридного климата из-за больших перепадов температур, разрушают скальные породы. Образуются острые гребни и пики, скалы причудливой формы с нишами, арками, выступами. Продукты разрушения — крупный обломочный материал — засыпают нижние части склонов и окружающие равнины. Это каменистые пустыни — гамады (хамады). Они приурочены большей частью к тектоническим поднятиям, вулканическим массивам, интрузивным останцам и т. п. и широко распространены во всех аридных зонах равнин и гор Южных материков.

На поверхности твердых горных пород развиваются процессы десквамации (шелушения), образуется и так называемый «пустынный загар» — скальные выступы покрываются темными пленками. Эти процессы действуют не только в жарких аридных областях Южных Тропических материков, но и в Антарктиде, в ее оазисах и горных областях, поднимающихся местами над поверхностью льдов.

Флювиальный рельеф

Для речной сети постоянно влажных районов с экваториальным, тропическим и субтропическим климатом характерен неглубокий эрозионный врез русел. На плоских пластовых и аккумулятивных равнинах воды размывают коры выветривания, несут массу мелкозема, отлагают тонкий илистый материал. Реки постоянно разливаются, меняют русла, блуждают по широким днищам долин, ветвятся на рукава, разделенные низкими островами, образуют меандры.

Аллювиальные равнины — системы пойм, обычно нескольких уровней, и широких надпойменных террас — основной тип флювиальной морфоскульптуры в пределах тектонических депрессий: Амазонской, Оринокской, Лаплатской, Пантанала — в Южной Америке, котловин Конго, Окаванго, Белого Нила, среднего Нигера — в Африке, бассейна Муррея — в Австралии. Недаром большинство из этих равнин носят названия дренирующих их рек.

Неглубоко врезаны и, русл а многоводных африканских рек, стекающих с гор и плоскогорий и пересекающих приподнятые окраины материка, таких, например, как верхнее и нижнее течение р. Конго (Заира) или низовья рек Замбези, Оранжевой, Кунене и др.

Эти реки имеют ступенчатый продольный профиль падения с порогами и водопадами, медленно отступающими вверх по течению. Это нельзя объяснить только молодостью долин, так как некоторые из них, например верхнее течение р. Конго, развивались в более или менее стабильных тектонических условиях по крайней мере с мезозоя. По образному выражению французского географа Биро, реки «перепрыгивают» неровности рельефа, а не прорезают их. Это связано, по-видимому, с тем, что воды рек несут в основном мелкозем. Крупный обломочный материал быстро подвергается разложению биохимическими процессами в условиях высоких температур и большой влажности, поэтому влекомые наносы не обладают сильной эродирующей способностью, тем более что днища долин часто сложены твердыми кристаллическими породами. Русла нередко бывают бронированы железистыми корками и пленками. В районах переменно влажного климата экваториально-тропических широт латеритные панцири лежат на небольшой глубине или даже непосредственно на поверхности. Разрушаясь, они превращаются в твердую гальку, которая обладает значительными эродирующими возможностями. Но в то же время латеритные коры бронируют дно русел, затрудняя врезание. В результате и в постоянно, и в переменно влажных тропиках при более или менее стабильных тектонических условиях эрозионный врез неглубок и рельеф имеет мягкие очертания.

В пустынях Северной и Южной Африки и Австралии сохранились реликтовые эрозионные формы рельефа — русла бывших рек и ручьев (вади или уэдды Африки, подобные аравийским, и крики Австралии).

Эти обычно неглубокие и пологосклонные ложбины тянутся на десятки и сотни километров и заканчиваются, как правило, в котловинах пересохших озер. В периоды редких ливневых дождей по ним текут потоки воды. Это мешает полному исчезновению русел, которые вновь углубляются после каждого такого периода. Во время дождей ненадолго заполняются и бывшие озерные котловины, превращаясь опять в озера, обычно в соленые. Такие впадины на северо-востоке Сахары и в пределах Атласа называются шоттами или себхами.

Солифлюкционный и оползневой рельеф

При постоянном или сезонном переувлажнении развивается склоновый сток. Размокающий рыхлый грунт буквально течет между корнями и стеблями растений, смещается вниз по склонам, даже и пологим. Возникают солифлюкционные формы. Широко распространен процесс образования оползней. Развитие склоновых процессов резко усиливается, если исчезает растительный покров, что происходит обычно в результате хозяйственной деятельности людей. Вырубка и выжигание лесов и кустарниковых зарослей, неумеренный выпас скота и другие воздействия на растительный покров, скрепляющий грунт и затрудняющий сток и вынос материала вниз по склонам, приводят к обвально быстрому развитию солифлюкции и оползневых процессов. Этим процессам способствует наличие плотных водоупорных слоев — латеритных панцирей, а местами и залегающих близко к поверхности монолитных кристаллических пород.

На более или менее плоских и пологосклонных участках поверхности в рыхлых корах выветривания развивается также суффозия, образуя западины.

Деятельность поверхностных и подземных вод приводит в целом к образованию слабоволнистого пологосклонного рельефа с останцовыми горами, кряжами, участками столовых плато. Такие поверхности выравнивания вырабатывались в периоды стабильного тектонического режима на всем протяжении геологической истории.

Восходящие неотектонические движения подняли их на разную высоту, в процессе поднятия они подверглись интенсивному расчленению, но все же в рельефе Южных материков фрагменты пенепленов и педипленов различного геологического возраста играют довольно большую роль. На всех материках прослеживаются остатки нескольких поверхностей выравнивания.

Останцовые столовые плато высотой 1000-1500 метров, а местами и 2000-3000 метров — это фрагменты расчлененной «гондванской» поверхности, которая была создана денудацией в юрском периоде. Они есть в пределах нагорий Африки и Южной Америки. Широко распространены более поздние поверхности, созданные денудационными циклами позднего мела — олигоцена, неогена и, наконец, плейстоценовым циклом, который продолжается до настоящего времени. В результате на Южных материках часто встречаются столовые возвышенности и плато, плосковершинные горы и слабоволнистые равнины, осложненные останцовыми массивами или невысокими кряжами на выходах более плотных коренных пород, на интрузивных массивах. Пенепленизированные равнины с останцами очень характерны для Западной и Центральной Австралии. Столовые формы часто связаны с наличием бронирующих пластов, например твердых песчаников и кварцитов: шаппады Бразильского, тепуйи Гвианского нагорий, столовые горы Южной Африки.

Эоловый рельеф

Формы эоловой аккумуляции: различные типы барханов, песчаные гряды распространены в тех районах аридных областей, которые с поверхности сложены песками (обычно древним речным или морским аллювием). Барханный рельеф характерен для прибрежных пустынь запада Южной Америки и Южной Африки. Обширные песчаные пространства пустынь Австралии представляют собой, главным образом, гряды, вытянутые по направлению господствующих ветров. В африканских песчаных пустынях (в эргах Сахары, в Намибе) можно найти практически все типы эолового аккумулятивного рельефа. В Сахаре есть отдельные барханы, достигающие сотен метров высоты.

В аридных областях Южных материков широко распространены и формы, связанные с дефляцией (выдуванием) и корразией. Скальные выступы превращаются в каменные грибы, часто встречающиеся на Бразильском нагорье, в аридных горных районах всех Южных материков. На сухих плато Южной Африки есть участки, где гранитные скалы превращены совместной работой выветривания и ветра в гигантские шары и пирамиды почти геометрически правильной формы.

Карстовый рельеф

В отличие от Северных материков на Южных он имеет ограниченное распространение. Его образование требует сочетания выходов карстующихся пород с достаточным количеством осадков. Таких районов в пределах Южных материков немного.

Наиболее широко распространен карст в Австралии, где известняковые толщи выходят на поверхность на плато Баркли в пределах субэкваториального климатического пояса с летними осадками, в Восточно-Австралийских горах, где осадки выпадают круглый год, на равнине Налларбор, в субтропическом климате с зимними осадками. В бассейне рек Дарлинга и Муррея под слоем аллювиальных осадков залегают известняки, и развит покрытый карст.

Карстовые формы разных районов различаются в зависимости от местных условий. На севере и северо-востоке Австралии образуется в основном тропический башенный карст с коническими известняковыми останцами. На равнинах и плато субтропического пояса распространены самые разнообразные формы голого и покрытого карста. В горах и на абразионных уступах многочисленны пещеры, гроты и ниши. У подножья известнякового уступа, которым равнина Налларбор обрывается к Большому Австралийскому заливу, море как будто кипит от выходов подводных карстовых источников. Береговой обрыв имеет фестончатую форму, так как морская вода интенсивно растворяет горную породу вдоль трещин, перпендикулярных линии берега. Образуются узкие глубоко вдающиеся в сушу заливы, которые разделяют округлые выступы берегового уступа.

В Африке и Южной Америке карстовые формы встречаются на небольших участках в Андах, на Бразильском нагорье (там есть и пещеры), в Восточной и Южной Африке. Значительные площади карстовые формы рельефа занимают в Атласской горной системе, на полуострове Сомали и в северной Сахаре (например, в куэстовых грядах Тасилли, окаймляющих нагорье Ахагарр). В этих аридных районах образование карста связывают с плювиальными эпохами плейстоцена (такой рельеф имеет реликтовый характер). В карстовых пещерах Тасилли и других гряд найдены настенные рисунки первобытных людей, населявших Сахару, когда она еще не была безводной пустыней.

Рельеф берегов

Типы берегов Южных материков очень разнообразны. Среди них есть и первично-ровные, и расчлененные, и созданные абразионной и аккумулятивной деятельностью моря, неволновыми и волновыми процессами. Весьма широкое распространение имеют побережья, сформированные сбросовыми движениями, так как большая часть окраин — это пассивные окраины материков. Они, как правило, окаймлены узкими полосами аккумулятивных низменностей у подножия высоких крутых обрывов, обычно обработанных абразией. Широко развиты лагунные берега, часто сопровождающиеся мангровыми зарослями. Мангровый тип побережий характерен для низких участков берегов в экваториально-тропических областях Южных материков.

Интересна восточная окраина Австралии, где береговая линия сопровождается многочисленными коралловыми постройками.

Здесь есть уникальное образование — Большой Барьерный Риф.

Это прерывистая гряда коралловых рифов и островов, протянувшаяся вдоль северо-восточного побережья материка на 2300 км и отделенная от берега широкой лагуной. Несмотря на довольно большое местами удаление от берега материка, риф оказывает значительное влияние на природу и хозяйство побережья. О Большой Барьерный Риф разбиваются волны океана, он перестраивает течения, подходящие к материку, создает особые условия для жизни организмов в спокойных и теплых водах лагуны. Разрушение рифовых построек, происходящее под воздействием как естественных, так и антропогенных процессов, может иметь существенные последствия для природных комплексов и населения австралийского побережья. Коралловые рифы сопровождают северное побережье Австралии и Южной Америки и практически отсутствуют у обрывистой береговой линии пассивных окраин Африканского континента.

Ледниковый рельеф

Ледниковые, в том числе и реликтовые формы рельефа, так характерные для Евразии и Северной Америки, распространены на Южных Тропических материках очень ограниченно. Ледниковый рельеф, как экзарационный, так и аккумулятивный, есть на равнинах Патагонского плато, в горах Восточной Австралии (горные реликтовые формы) и в Андах. Ледниковой обработке подвергались в прошлом и подвергаются сейчас Андийские высокогорья и почти полностью район Южных Анд, где имеется весь комплекс форм, связанных с горным оледенением, включая троги, ледниковые озерные котловины и фьордовое побережье.

Оледенение — ведущий экзогенный фактор формирования рельефа Антарктиды. Почти для всей территории материка приходится говорить о подледном рельефе каменного ложа гигантского ледникового щита. Лишь 0,2-0,3% площади континента свободно ото льда. Воздействие и других внешних рельефообразующих процессов испытывают горы, выступающие над ледяной поверхностью, небольшие участки так называемых антарктических оазисов, не покрытых льдом, и скальные обрывы, занимающие 8% длины морского побережья. Но и здесь преобладают горно-ледниковые экзарационные и аккумулятивные, а в оазисах и водно-ледниковые формы рельефа.

Ледниковые формы рельефа в горах материка имеют, по-видимому, древний возраст и сохранились с тех времен, когда климат был теплее, так как при очень низких температурах, господствующих в Антарктиде, каровые и долинные ледники теряют подвижность. Процессы физического выветривания носят характер десквамации горных пород, придающей их поверхности ячеистую структуру. Протекают и некоторые химические реакции, в результате которых образуются красно-бурые корочки — «пустынный загар», или белые выцветы гипса и кальцита. Значительная роль в скульптурной обработке поверхности принадлежит ветру. Продукты физического выветривания переносятся ветром. Благодаря большой силе ветрового потока перекатывающиеся по поверхности обломки могут иметь до 10-20 см в поперечнике. Они обладают немалыми коррадирующими возможностями: твердый материал шлифует и обтачивает скальные поверхности. В оазисах идут и процессы эоловой аккумуляции: там обнаружены песчаные барханы и валы наряду с флювиогляциальным рельефом — главным образом ложбинами стока талых ледниковых вод.

Интерес представляет рельеф снежно-ледовой поверхности ледникового щита с многочисленными и разнообразными неровностями: снежными холмами, застругами, ледниковыми трещинами, извилистыми «долинами» потоков, текущих по ледовой равнине в периоды таяния, и т. п. Этот очень подвижный, быстро меняющийся рельеф формируется под воздействием большого количества взаимодействующих факторов: движения льда по неровному каменному ложу, процессов таяния и замерзания, работы ветра, талых вод и многих других.

Побережье Антарктиды на протяжении тысяч километров — высокий ледяной барьер, аналогов которому нет нигде на Земле. От него постоянно откалываются айсберги. Скальные берега (около 8% береговой линии) обычно представляют собой высокие крутые обрывы, в нишах которых лежат ледники и снежники.

Таким образом, для Южной Америки наиболее характерен флювиальный рельеф, в Африке развита главным образом флювиальная и эоловая морфоскульптура, в Австралии на большей части территории ведущая роль принадлежит эоловым процессам, в Антарктиде основные формы поверхности созданы работой ледников и ветра. При этом флювиальный и эоловый рельеф Южных Тропических материков имеет много общих черт. Это связано с тем, что в их пределах сходные климатические условия: преобладают климаты экваториально-тропических широт.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.