Народы России

Территория бывшего Советского Союза, расположенная на стыке Европы и Азии, относилась культурологами к разным «культурным мирам» (или даже к разным цивилизациям).

В западных частях бывшего СССР несомненно доминировало европейское влияние.

Эстония и Латвия (ранее находившиеся под властью немцев, а затем — до XVIII века — шведов) представляли собой своего рода «продолжение» протестантской Северной Европы. Литва, западные части Белоруссии и Украины, долгое время принадлежавшие Польше (и в определенной мере полонизированные. Преобладающая религия в Литве — католицизм, а в Западной Украине и Западной Белоруссии — «униатство», признающее главенство папы римского, но при сохранении православных обрядов и богослужения на родном языке) продолжение «католического мира». Православная Молдова, исторически и культурно связанная с Румынией, — продолжение православного «балканского мира».

Такой сложный регион как Кавказ, образующий самостоятельную целостность на карте мира, в то же время очень сильно связан с Передней Азией, Ближним и Средним Востоком: им владели римляне, парфяне, византийцы, турки, персы и лишь с XIX века — русские.

Интерес современного Ирана к нынешнему независимому Азербайджану определяется, в частности, тем, что из 15—16 миллионов азербайджанцев половина живет в Иране (в начале XIX века, после последней русско-персидской войны, государственная граница поделила почти пополам этническую территорию азербайджанцев). А для Турции важна судьба грузин-мусульман (в Аджарии), а также очень близких к ним по языку и культуре азербайджанцев (языки турецкий и азербайджанский мало отличаются друг от друга). Турция традиционно поддерживала кавказских горцев, сопротивлявшихся России; именно в Турцию эмигрировали сотни тысяч абхазов, шапсугов, черкесов и других кавказских народов (а также и сотни тысяч крымских татар).

Кавказ — место «стыка» христианского и мусульманского мира, при численном преобладании последнего. Из всех народов Кавказа христианами являются лишь армяне, грузины и осетины, почти все остальные — мусульмане.

Центральная Азия — место встречи столь разных культур как парфянская и тюркская, арабская и китайская, иранская и монгольская и многих других. Здесь преобладает мусульманская религия (и относительно небольшие православные общины русских). На этой территории всегда взаимодействовали культуры оседлых земледельцев (их потомки — большая часть таджиков и узбеков) и кочевников (туркмены, киргизы, казахи). Здесь проживает и немного китайцев (дунгане — это китайцы-мусульмане), и белуджей (выходцев из Белуджистана — на стыке Ирана, Афганистана и Пакистана). В этом районе, как и на Кавказе, государственные границы разрезают этнические территории: в северном Афганистане проживает несколько миллионов таджиков и чуть меньше узбеков (что делает очень вероятным проникновение афганских междоусобиц на территории Таджикистана и Узбекистана), в Иране — несколько сот тысяч туркмен, в Китае — сотни тысяч казахов.

Особенно «стыковое», «переходное» положение у современного Казахстана, вся северная часть которого заселена русскими (их чуть менее половины всего населения республики, и часть из них появилась на этой территории раньше, чем казахи), много немцев (высланных в 1941 году из Европейской части России, с Украины и из Прибалтики), на юге — узбеки, дунгане, уйгуры (мусульманский тюркский народ, основная часть которого живет на Западе Китая) и другие. Поэтому для Казахстана особенно опасны любые проявления межнациональной напряженности; видимо, в современных границах эта страна может существовать лишь при «прозрачности» этих границ и очень «мягкой» национальной политике.

Крайний Север России (северную часть лесной зоны) иногда называют частью «четвертого мира» (это название восходит к еще недавно общепринятому делению всего мира на страны: 1) развитые капиталистические; 2) социалистические; 3) развивающиеся — «страны третьего мира».) — то есть мира малых народов, ведущих первобытный или близкий к нему образ жизни, связанный в основном с присваивающим хозяйством (охота, рыболовство, собирательство) или с пастбищным оленеводством. Всего в России насчитывается 26 таких народов, общей численностью 180 тысяч человек.

Если сравнить ареалы расселения этих народов с картой природных условий жизни населения, то окажется, что они проживают на территориях с «неблагоприятными» природными условиями. Это еще раз говорит об условности любых человеческих оценок: карта составлялась с точки зрения жителя Центральной России, для которого, например, жизнь на Таймыре совсем не привлекательна; но для ненцев, коренных жителей этого района, это именно та природа, к которой они приспособились в течение многих веков. В других условиях, «лучших» с точки зрения европейца, они жить не смогли бы, так как не смогли бы заниматься своим традиционным хозяйством — пастбищным оленеводством (а если бы и выжили в других условиях, то стали бы совершенно другим народом).

В настоящее время Крайний Север для хозяйства России выполняет функции «кладовой природных ресурсов», прежде всего, полезных ископаемых: отсюда поступает большая часть нефти и газа, все алмазы, золото, много других цветных металлов. Промышленное освоение территории разрушает природную основу жизни этих народов (выводит из строя оленьи пастбища, места рыбной ловли), поэтому очень острой проблемой является охрана природной среды в этих районах: иначе малые народы просто исчезнут с лица земли (см. так же статью «Население Земли«).

Национальный состав Российской Федерации

Рассмотрим теперь национальный состав населения Российской Федерации. По переписи населения 1989 года русские составляли 82% всех жителей России, еще 4% приходилось на другие восточно-славянские народы (украинцы — 4,4 миллиона и белорусы — 1,2 миллиона). Таким образом, 86% населения России составляют восточно-славянские народы, исповедующие православную религию.

Самым крупным народом России после русских были татары — 5,5 миллиона человек, из которых в самой республике Татарстан проживало 1,8 миллиона; 1,1 миллиона — в соседней Башкирии, а остальные были рассеяны по территории Урало-Поволжья и Сибири. Вместе с башкирами (1,3 миллиона) татары составляют наиболее многочисленную группировку исламских народов, расположенную почти в центре России, недалеко от северной границы мусульманского ареала Центральной Азии и Казахстана, где языки большинства народов (тюркские) очень близки к татарскому и башкирскому. Из крупных народов Центральной Азии лишь таджики говорят на языке не тюркской группы (а иранской). В Поволжье еще один народ — чуваши (1,7 миллиона) говорит на языке тюркской группы, но они исповедуют не ислам, а православие.

Другой массив мусульманских народов в пределах России — на Северном Кавказе. Здесь исповедуют ислам все народы, говорящие на кавказских языках (черкесы, адыгейцы, кабардинцы, ингуши, чеченцы, аварцы, даргинцы, лезгины, лакцы и другие —     из них наиболее многочисленны чеченцы (около 900 тысяч), а также все тюркские народы (балкарцы, карачаевцы, ногайцы, кумыки — последних более всего, около 300 тысяч). Общая численность мусульманских народов Северного Кавказа — около 3,5 миллиона человек.

Православные осетины (потомки аланов, говорящие на языке иранской группы) живут в самом центре Кавказа, образуя как бы «христианский коридор» из русских районов России в Грузию и Армению через мусульманские горские народы. Из 600 тысяч осетин около 1/3 еще недавно проживало на южных склонах Кавказа (в Южной Осетии), но после осетино-грузинского военного конфликта значительная часть их переехала в Северную Осетию.

Предгорья Северного Кавказа сейчас — один из самых неспокойных регионов России. Это связано как со сложной экономической ситуацией (высокий естественный прирост, нехватка сельскохозяйственных земель, невысокий уровень промышленного развития), так и с последствиями национальной политики России. Еще в период кавказских войн администрация Российской империи переселяла некоторые народы: либо из недоступных горных аулов на равнину (чтобы держать под контролем), либо —   наоборот, с равнины в предгорья, чтобы создать на освободившейся территории цепочку казачьих станиц. Многие народы насильственно выселялись в Турцию.

В советский период эта практика продолжалась. Вначале, после гражданской войны, центральные власти покровительствовали горским народам (которые будучи традиционными противниками казачества, поддерживали Советскую власть во время гражданской войны на Кавказе, а казаки были опорой «белого движения», боровшегося с большевиками), и многим из них в 1920-е годы предоставлялись земли на равнине (откуда предварительно были выселены казаки — часто это были те же земли, с которых горцы были выселены в XIX веке). Еще одно выселение казаков (в основном в Сибирь) прошло в начале 1930-х годов, когда центральные власти решили «наказать» непокорное население, не желавшее отдавать хлеб государству (после неурожайных лет). Хлеб был все-таки отобран (что явилось главной причиной последующего голода, унесшего сотни тысяч жизней), а многие казачьи станицы (большие села, с многотысячным населением) были в полном составе выселены.

Однако во время Второй мировой войны политика по отношению к казачеству изменилась. Чтобы разбудить патриотические чувства казаков, были сняты ограничения на их службу в Красной Армии (до этого их туда не брали, считая ненадежными из-за «контрреволюционного прошлого»), сформированы казачьи воинские соединения, носящие традиционную казачью форму.

Как уже отмечалось, в 1943—1944 годах многие народы были в полном составе выселены в восточные районы СССР. Эта участь постигла чеченцев, ингушей, карачаевцев, балкарцев, а также калмыков. Освободившиеся земли занимались частично русскими переселенцами, частично — другими кавказскими народами, и когда в 1956—1957 годы высланным народам было разрешено вернуться, возникла масса конфликтных ситуаций, часть которых не разрешена до сих пор.

Помимо христианства и ислама, на территории России представлен и буддизм: его исповедуют говорящие на монгольских языках буряты и калмыки (калмыки — потомки монгольских кочевых народов, переселившихся в XVII веке из района Монгольского Алтая в низовья Волги), а также тюрко-язычные тувинцы (но последние исповедуют не буддизм в чистом виде, а его смесь с язычеством — так называемый «бурханизм»). Иудаизм распространен незначительно, главным образом среди евреев крупных городов в Европейской России (общая численность евреев в России в 1989 году составила 537 тысяч человек, но за счет интенсивной эмиграции с тех пор эта цифра сократилась примерно вдвое).

Помимо славянских народов, православную религию исповедуют и народы, говорящие на финских языках. Это жители севера Европейской части и Урало-Поволжья (их общая численность — около 3 миллионов человек): карелы, коми, коми-пермяки, удмурты, марийцы, мордва (последний народ самый крупный — около 1 миллиона человек). В отличие от тюркских народов представители финских народов довольно легко ассимилировались русскими (чему способствовали и их ранняя христианизация, а также рассредоточенное расселение — села этих народов часто располагаются среди русских сел). Особенно это характерно для района Средней Волги, где налицо чрезвычайная мозаичности национального состава населения: села русские, мордовские, чувашские, башкирские, татарские и другие расположены чресполосно.

Особенно рассредоточена этническая территория мордвы: лишь 1/3 живет на территории Мордовии (а среди всего населения Мордовии мордва составляет тоже около 1/3; остальное население — в основном, русские, немного татар и чувашей). Наименьшая доля «коренного населения» — в Карелии: там карелы составляют лишь 10% всех жителей. В результате численность карелов и мордвы в последние десятилетия сокращалось за счет ассимиляции.

Рассредоточенность многих народов по территории России (когда значительная их часть живет за пределами основного этнического ареала) и общая «перемешанность» населения делают почти невозможным выделение «чистых» в этническом отношении ареалов. Отсюда следует очень важный вывод для государственного устройства России: все виды национальных автономий на ее территории должны иметь «мягкий» характер и ни в коем случае не ущемлять права представителей любого из народов, проживающих на территории автономных образований. Видимо, в перспективе большую роль в России должны играть не территориальные, а национально-культурные автономии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.