Демография населения в мире

Архетип воспроизводства характерен для самых ранних этапов существования человеческого общества, когда оно благодаря коллективному труду и использованию орудий выделяется из окружающей природы. Экономической базой такого общества являлось присваивающее хозяйство — охота, рыболовство, собирательство. Человек при этом лишь использовал продовольственные ресурсы природного ландшафта, отнюдь не способствуя их увеличению. Поэтому численность населения на определенной территории была строго ограничена этими ресурсами и население могло существовать длительное время лишь при условии, что смертность примерно равна рождаемости. Рост населения мог происходить лишь за счет освоения новых территорий.

Первая демографическая революция происходит при переходе от присваивающегося хозяйства к производящему (земледелие и скотоводство). Археологи назвали это «неолитической революцией», первым экономическим переворотом в истории человечества» Происходит переход к оседлости (см. статью «Первые земледельцы«), образование постоянных поселений: в результате улучшаются условия жизни, питание населения становится более стабильным, смертность несколько снижается, и население начинает расти, хотя и очень небольшими темпами.

Традиционный тип воспроизводства неразрывно связан с аграрной экономикой и присущими ей общественными отношениями. Эти отношения «традиционные», то есть поведение людей ориентировано на повторение неизменных образцов («как жили наши отцы и деды»). Вопрос о регулировании рождаемости здесь появиться не мог — такие мысли были чужды человеку традиционного общества. Для традиционного типа воспроизводства характерна высокая рождаемость, высокая смертность (в том числе — очень высокая младенческая смертность — до 200-300%), небольшой естественный прирост и низкая продолжительность жизни (25-35 лет).

Вторая демографическая революция (демографический переход) начинается в странах Западной Европы и постепенно распространяется почти на весь мир. Ее глубинные причины кроются в изменении характера самого общества в результате индустриализации и урбанизации, повышения роли человеческой личности. Основной признак перехода к современному типу воспроизводства — регулирование числа детей в семье — то есть семья осознанно принимает решение, сколько детей она будет иметь.

Хронологические изменения в воспроизводстве начинаются чаще всего со снижения смертности, вызванного следующими причинами: 1) успехи здравоохранения (вакцинация, пастеризация, позднее — антибиотики и другое); 2) общее улучшение условий жизни, в том числе улучшение питания и жилищно-коммунальных условий (водопровод, канализация, мусоропровод, так далее), с чем связано и внедрение санитарно-гигиенических навыков (привычка умываться, мыть руки перед едой вошла в быт широких масс населения в Западной Европе лишь с XIX века); 3) изменение психологии населения по отношению к болезням и условиям своей жизни: если в сплошь религиозной средневековой Европе земная жизнь, полная страданий, считалась лишь прологом к вечному блаженному существованию на небесах (и поэтому не было особого смысла бороться с болезнями, со смертью), то после Возрождения и Реформации утверждается новая психология: человек — сам хозяин своей судьбы, и его задача — улучшать жизнь земную, в том числе бороться с болезнями и продлевать свою земную жизнь.

Снижение рождаемости обычно происходит позднее, чем снижение смертности, и в этом первом периоде демографического перехода (при резком снижении смертности и сохранения высокой рождаемости) часто происходит увеличение естественного прироста в несколько раз — «демографический взрыв». Во втором периоде смертность продолжает снижаться (хотя и медленно), а рождаемость снижается гораздо сильнее, и естественный прирост уменьшается. В третьем периоде при продолжении снижения рождаемости смертность начинает повышаться (в результате постарения населения), а в четвертом — при почти постоянной рождаемости (стабилизировавшейся на низком уровне) — смертность продолжает повышаться, пока не сравняется с рождаемостью (или даже не превысит ее), естественный прирост прекращается, а в некоторых случаях (ФРГ, Дания, Нидерланды, Венгрия) сменяется убылью.

Причины снижения рождаемости труднее «разложить по полочкам», обычно перечисляется комплекс взаимосвязанных причин: снижение детской смертности (в результате чего отпадает необходимость иметь «запасных» детей), организация социального обеспечения (то есть заботу о стариках берет на себя государство, и дети уже не являются единственными кормильцами в старости), распад старой патриархальной семьи (которая являлась и производственной ячейкой) и появление малых семей, где воспитание большого числа детей затруднено, эмансипация женщин и появление новой системы ценностей, основные из которых для них теперь — вне дома; рост уровня образования и расширение круга интересов людей, рост затрат на воспитание и образование детей (если в аграрной экономике дети уже с малых лет себя «окупают», работая на земле, то сейчас в них надо лишь «вкладывать» деньги лет до 20), урбанизация — своего рода интегральный показатель изменения условий и образа жизни: в урбанизированных районах (и прежде всего в крупных городах) все выше перечисленные факторы действуют сильнее.

Современный демографический переход происходит по-разному в странах различного типа (хотя все четыре указанных выше периода прослеживаются во всех странах, его завершивших). Например, Швеция прошла его за 150 лет, а население страны за это время увеличилось в 3,7 раза; в развивающихся странах это происходит за десятки лет и население возрастает гораздо быстрее, например, население Египта увеличится в 4-5 раз (в зависимости от того, как быстро завершится переход), Лексики — в 7-10 раз и так далее.

Для составления прогнозов роста населения мира сейчас принята гипотеза, разработанная демографами ООН, согласно которой стабилизация числа жителей начнется при достижении средней продолжительности жизни 74,8 года, суммарного коэффициента рождаемости 2,08 и нетто-коэффициента воспроизводства, равного единице. При этом рост населения еще некоторое время будет продолжаться, поскольку в фертильный возраст будет входить все больше возрастных групп. Лишь через несколько десятилетий, когда численность и возрастная структура женщин в фертильном возрасте перестанут изменяться, общие коэффициенты рождаемости и смертности сравняются (на уровне 13,4%) и рост населения прекратится. Это уже будет так называемое стационарное население, все параметры которого (возрастная и половая структура, коэффициенты рождаемости, смертности и воспроизводства населения) остаются неизменными.

Население мира, согласно этой гипотезе, может стабилизироваться на уровне 12—15 миллиардов человек в середине или в конце XXI века. При этом в наибольшей степени возрастает население стран Южной Азии и Африки, в которых демографический переход завершится позже, чем в других регионах. Например, население Индии стабилизируется не ранее, чем достигнет 1,7 миллиарда (Индия обгонит Китай и станет крупнейшей по численности населения страной мира уже в середине XXI века).

Различия в естественном движении и половозрастной структуре населения различных стран и регионов мира в первую очередь обусловлены той стадией демографического перехода, в которой находится эта территория, а во вторую очередь — внешними связями населения: притоком или оттоком населения извне. Поскольку в миграциях участвуют в основном относительно молодые возраста, то в районах оттока население обычно более старое, а в районах притока — более молодое, чаще всего с большей долей мужчин в трудоспособном возрасте.

Страны, почти завершившие демографический переход (в Западной и Северной Европе), уже вплотную приблизились к состоянию «стационарного» населения, основные параметры которого были приведены выше. Противоположный полюс демографической ситуации — в странах Южной Азии и Африки, которые пока проходят «пик» демографического взрыва. Остальные страны мира находятся как бы между этими полюсами, постепенно приближаясь к «европейскому» состоянию.

На территории бывшего СССР почти завершен был демографический переход (то есть смертность сравнялась с рождаемостью и численность населения не менялась) в Эстонии и Латвии; несколько выше продолжала оставаться рождаемость в Литве (которая позже была индустриализована и урбанизирована, и где католическая религия, в отличие от протестантской, в какой-то степени сдерживала переход к регулируемой рождаемости). Другой полюс — государства Средней Азии, особенно Таджикистан, где демографический взрыв почти в самом разгаре (а сейчас, вследствие происходящей исламизации общества и возврата к традициям наметившееся было снижение рождаемости вполне может смениться ее ростом).

Промежуточное положение занимает Азербайджан, где снижение рождаемости (в большей степени суммарного коэффициента, но уже также и общего) началось с 1960-х годов; а Армения и особенно Грузия уже близки к «европейскому типу». На общие показатели Казахстана оказывает влияние большая (около половины) доля славянского населения; тот же фактор (но в меньшей степени) действует и в Киргизии; кроме того у кочевых народов женщина всегда была более эмансипирована, чем у оседлых, и степень их исламизации была гораздо меньше. Поэтому у казахов и киргизов рождаемость начала снижаться раньше, чем у узбеков и таджиков.

Славянские страны СНГ имеют в среднем демографическую ситуацию, очень близкую к «европейскому» типу, но внутри они, особенно Россия, крайне неоднородны. В пределах России районы «демографического взрыва» (правда, уже «на спаде» его) — ряд регионов Северного Кавказа (особенно Дагестана) и Тува. Регионы с почти завершившимся демографическим переходом — крупнейшие города и их зоны влияния, особенно Москва и Санкт-Петербург (правда, в данном случае нельзя говорить о численности населения как постоянной величине, поскольку все крупнейшие города России, особенно столичные, до последних лет привлекали массу мигрантов, «омолаживающих» их население).