Демографическая ситуация

Демографическую ситуацию можно определить как сложившиеся в данном районе соотношение рождаемости, смертности и миграционной подвижности, создающих в данное время определенную половозрастную структуру населения и динамику его численности.

Структура населения России

Ярким показателем демографической ситуации и одновременно «запечатленной демографической историей» является половозрастная структура населения. На рисунке показана структура населения России на начало 1993 года, хранящая следы всех демографических потрясений.

Численность населения в возрасте 58—59 лет (то есть — родившихся в 1933—1934 годах, во время спада рождаемости и высокой детской смертности вследствие голода) гораздо меньше, чем в соседних возрастных группах. Во второй половине 1930-х годов демографические процессы несколько стабилизировались: об этом свидетельствует большое число живущих в возрасте 53—54 в 1993 году (то есть родившихся в 1938—1939 годы).

Следующий «обвальный» спад рождаемости приходится на 1942—1945 годы, в результате чего пирамида 1993 года имеет самый сильный «шрам» в возрасте 47—50 лет. Поколения военных лет рождения стали образовывать семьи во второй половине 1960-х годов, что вызвало очередное снижение рождаемости (с минимумом числа родившихся в 1968 году). В свою очередь, родившиеся в конце 1960-х годов вступают в брак в начале 1990-х, что вызывает новый спад рождаемости, усиленный к тому же экономическим кризисом и снижением уровня жизни.

Самый простой способ анализа возрастной структуры — это выявление доли во всем населении:

—       лиц моложе трудоспособного возраста (до 16 лет) — детей и подростков;

—       лиц в трудоспособном возрасте (в России это 16-59 лет для мужчин и 16-54 года для женщин);

—       лиц старше трудоспособного возраста (мужчины 60 лет и старше, женщины 55 лет и старше — с этого возраста граждане России имеют право получать пенсию по старости).

В целом для населения России соотношение «дети — трудоспособные — пожилые» составило в 1989 году примерно 25% — 57%—18%. Чтобы выявить различия между регионами, строится так называемый «треугольник Перэ», — график в виде равностороннего треугольника, где из трех его вершин отходят оси (медианы, они же биссектрисы и высоты), на одной из которых откладывается доля детей, на другой — доля трудоспособных и на третьей — доля пожилых («пенсионеров»).

Такие графики используются в тех случаях, когда какая-то величина (принятая за 100%) состоит из трех составных частей — например, когда геологи или строители выявляют соотношение глины, песка и гальки в горных породах.

На рисунке приведены графики для городского и сельского населения России. Возрастной состав населения регионов России отражает их демографическую историю: территории с длительным оттоком населения чаще всего имеют более старое население, и наоборот, наиболее молодое население — в районах пионерного освоения. Особенностью последних является минимальная доля пожилых возрастов. Точки, обозначающие эти регионы, сосредоточены в левой верхней части графика: наименьшую долю пожилых (4—6%) имеют Камчатка, Магаданская область и автономные округа севера Сибири. Другой полюс — южные регионы (Дагестан, Ставропольский край), где велика как доля детей, так и доля пожилых людей, многие из которых переехали сюда из северных районов после выхода на пенсию. В итоге у этих регионов минимальна доля трудоспособных (50—54%, в то время как на Крайнем Севере она достигает 68%).

Гораздо большее разнообразие регионов показывает рисунок, отражающий возрастную структуру сельского населения. В правой части графика находятся точки, показывающие регионы наибольшей депопуляции в Нечерноземной зоне (Псковская, Новгородская, Смоленская, Тверская и другие) и все области Центрально-Черноземного района. Здесь минимальна доля детей (18—20%) и трудоспособных (46—50%) и максимальная доля престарелых (30—38%). Крайняя левая часть графика — перечисленные выше районы Крайнего Севера. Все остальные регионы России разместились между этими «полюсами». Доля детей достигает максимума в сельском Дагестане (42%), немного отстает от него ряд других республик Северного Кавказа. Это следствие высокого естественного прироста здесь и очень слабого миграционного оттока (города республик, в значительной степени «русские», не могут принять мигрантов из села, а отток в другие регионы в последние годы практически прекратился из-за недоброжелательного отношения жителей русских территорий и притоку «кавказцев»). В результате доля безработных, особенно среди молодежи, в этих республиках наибольшая в России и в ближайшее время будет возрастать — что в свою очередь усилит политическую нестабильность на Северном Кавказе, и без того изобилующим поводами для конфликтов.

Рисунок, показывающий структуру городского населения, гораздо менее разнообразен: большая часть горожан России — относительно недавние выходцы из села; быстро выросшие за счет притока молодых мигрантов города еще не успели столь дифференцироваться, как сельские регионы. В целом городское население несколько моложе сельского, и в нем в среднем на 10 пунктов выше доля трудоспособного населения (60% вместо 50% в селах).

Для регионов Крайнего Севера разницы между городским и сельским населением почти нет, поскольку оно не местное по рождению и «непостоянное» — приезжающее лишь на срок контракта.

А максимальны различия между сельским и городским населением — в Нечерноземье, где отток из сел происходил в значительной степени в города своих же областей; в итоге сельское население здесь — самое постаревшее, а городское по своей структуре близко к «среднему». Читайте так же статью «Население Земли«.