Взаимоотношения человека и природы

С древних времен до наших дней

В раннюю пору формирования человеческого общества воздействие людей на природу, в частности на численность добываемых животных, было малозаметным и походило на простое взаимоотношение хищника и жертвы. В то далекое время люди селились обычно на высоких берегах рек, чтобы обезопасить себя и свои жилища от паводков. Такие поселения были удобны тем, что по ним можно было легко передвигаться: ведь тогда большая часть суши была покрыта непроходимыми лесами, грозящими многими опасностями первобытному человеку. Кроме того, реки и озера давали пищу, главным образом рыбу, добывать которую было проще и безопаснее, чем охотиться на наземных животных. Именно рыба была основной пищей человека каменного века. Этому способствовали регулярные нересты и другие миграции рыб, на путях которых первобытные люди и собирали богатые дары реки.

Только после изобретения лука добыча наземных животных, в том числе и крупных, стала значительно проще. Действительно, дальность полета копья, брошенного рукой, — 30-40 м, стрелы, пущенной из лука, — 100 м, а из тяжелого индейского лука — 450 м; сила боя индейского лука такова, что стрела пробивает человека насквозь с расстояния 300 шагов, а его скорострельность — до 20 выстрелов в минуту. Становится понятным выражение классика, что лук и стрела в эпоху неолита были таким же решающим оружием, как железный меч в рабовладельческую эпоху.

С развитием технической стороны охоты увеличилось и влияние человеческой деятельности на природу. Существует, например, мнение, что мамонты были уничтожены первобытными людьми; охота на них была особенно выгодна из-за обилия мяса.

Новый каменный век характеризуется приручением животных и развитием земледелия. Оседлость стала возможной и необходимой, когда первобытная община начала заниматься скотоводством и научилась консервировать копчением и другими способами добычу, полученную на охоте. Само скотоводство возникло, вероятнее всего, в результате поисков надежного способа консервации пищи: пойманных раненых или молодых животных держали на привязи или в загонах, кормили, чтобы сохранить мясо на период, когда охота переставала быть добычливой и наступал голод, прежде нередко приводивший к вымиранию целого племени. Скотоводство было первым шагом осмысленного вмешательства человека в процесс естественного воспроизводства природных ресурсов.

С развитием скотоводства воздействие человека на животный мир изменилось — охота перестала быть единственным способом добывания пищи. Зато возросло влияние на растительность, так как при пастьбе неизбежна высокая концентрация скота на малых территориях.

Оседлость стала стимулом к появлению и развитию земледелия. Оно в наибольшей мере освобождало людей от голода, так как давало возможность создавать долговременные непортящиеся запасы пищи. Человек научился отбирать съедобные растения, возделывать почву, сеять и собирать урожай. Мир растений для человека-земледельца становился не менее важным для существования, чем мир животных для первобытного человека-охотника.

Приручение домашних животных стало важным этапом развития взаимоотношений человека и природы. Однако лишь через несколько тысячелетий после приручения собаки человек научился использовать животных как рабочую силу. Сначала он стал ездить верхом на лошади и мог теперь догнать чуть ли не любую добычу. Потом появилась корова, которая давала молоко и на которой можно было пахать. Египтяне пахали даже на козах и антилопах, о чем рассказывают сохранившиеся фрески. Они ловили их с помощью арканов и привязывали к ним сельскохозяйственные инструменты. Изображение на чертомлыцкой вазе свидетельствует что египтяне приручили и «фараонову крысу» — ихневмона — маленького, священного тогда хищника из семейства виверровых, заменявшего им кошку. Были приручены и птицы, среди которых был серый журавль.

Рабовладельческий строй, концентрация рабочих рук способствовали развитию земледелия, особенно пашенного, ставшего наиболее эффективным и надежным средством производства продуктов питания. Одновременно происходили существенные изменения в окружающей природе. Например, долина Нила трудом рабов была превращена в плодороднейшую житницу.

Древние рабовладельческие культуры Ближнего Востока и Азии оказывали столь большое влияние на ход естественных процессов., что уже тогда возникла потребность регулирования, ограничения этого воздействия.

В «Книге мертвых», созданной в Древнем Египте, в которой собраны заклинания душ умерших на суде бога Осириса, говорится: «Я не истреблял животных на их пастбищах. Я не ловил сонной рыбы. Я не сгонял животных с божьих земель…» Перечисленные действия, очевидно, тогда уже считались вредными и грешными и ощущалась необходимость ограничения добывания стадных животных, рыбы и наличия «божьих земель», т. е. первых заповедников, откуда нельзя было выгонять животных.

Во время феодализма были освоены громадные территории Евразии и вовлечены в сельскохозяйственное производство новые природные ресурсы: черноземные почвы России, колоссальные лесные богатства. Место лесов и болот заняли массивы пахотных земель, а такие промыслы, как охотничий и рыбный, которые были главными в производстве мясной пищи в дофеодальную эпоху, уступили место животноводству.

Леса ранее всего начали уничтожать в Западной Европе, и лесистый материк был превращен в почти безлесный. Вырубке лесов содействовала и большая нужда в древесине — для всякого рода строительства, главным образом кораблей. В то время был усовершенствован парусный флот, европейцы открывали новые заморские земли и целые материки. Для постройки только одного корабля требовалось 4000 дубов. Известно, что из всех стран Европы лесные запасы были подорваны раньше и сильнее всего в Испании. Такова цена, которую заплатили испанцы за морское могущество страны. Строительство одной только «непобедимой Армады» потребовало более полумиллиона вековых дубов. И до настоящего времени эта страна прилагает большие усилия для скорейшего восстановления своего разрушенного лесного хозяйства.

Изменение ландшафта, превращение лесистых местностей в безлесные, степей в поля отразилось и на животном мире. Так, почти полное исчезновение сурков и стрепетов в Европе было обусловлено распашкой степей. В ту пору в Центральной и Западной Европе сильно сократилась численность многих ценных животных: северных оленей, туров, сайгаков, тарпанов, выдр, лебедей, дроф, гусей и многих других. В то же время различные виды насекомых и грызунов получили благоприятные условия существования, что привело к резкому увеличению вредителей сельского хозяйства.

Вполне естественно, что в феодальную эпоху впервые охрана природы начала принимать определенные формы. Феодалы, заинтересованные в обилии дичи в своих угодьях, издавали охраняющие ее законы. Наказания за нарушения были суровы: за оленя, убитого в угодьях французского короля, полагалась смертная казнь. Начали возникать и первые заповедники, чаще всего в виде территорий, охраняемых для королевских, княжеских или царских охот. Некоторые сохранились до наших дней. Польские короли охраняли исчезавших животных— тура и тарпана, хотя и безуспешно, несмотря на специальную охрану и выделенные заповедные территории.

Существенно возросли мировая торговля и общение между странами по морям и океанам. Из Америки в Европу были вывезены и получили распространение картофель, табак, кукуруза, тыква, фасоль. Эти культуры сильно повлияли на структуру сельского хозяйства Старого Света.

Известный путешественник английский капитан Джемс Кук совершил три кругосветных путешествия (1768-1779). Он положил начало акклиматизации европейских видов животных (более всего птиц) в Новой Зеландии и на других островах. «Европеизации фауны» отдаленных мест содействовали и многие другие мореходы, что привело к непредвиденным и пагубным последствиям: кролики в Австралии и козы в Новой Зеландии стали бичом для сельского и лесного хозяйства.

Изменения в природе планеты, наступившие при феодализме, были вызваны преимущественно развитием сельскохозяйственного производства. Как ни велики они были, но в индустриальном обществе с его быстро развивавшейся промышленностью, эти изменения стали несравненно глубже и шире и охватили всю природу от глубоких недр до атмосферы.

Частная собственность на средства производства, ничем не ограничиваемое предпринимательство, единственный стимул которого жажда наживы, оказывали гибельное воздействие на природу.

На новый уровень взаимоотношения человека с природой перешли в индустриальную эпоху. Во времена бурного развития промышленности большое экономическое значение приобрел морской китобойный промысел — один из первых видов коммерческого производства. Можно отнести развитие мануфактур, организацию китобойного промысла и переход к плодосменной системе в земледелии к трем основным факторам, способствовавшим росту производительных сил человечества. Рост мануфактур стимулировал развитие сального промысла, снабжавшего предприятия китовым техническим и осветительным жиром. Китовый жир в эпоху первоначального накопления капитала играл такую же роль в экономической политике европейских стран, как нефть в эпоху империализма. В XVII веке была создана мощная для того времени китобойная и салотопная промышленность. «Жировой город» Шмеренбург на островах Шпицберген в XVIII веке давал ежегодную прибыль в 200 миллионов золотых рублей.

К концу XVIII века китобойный промысел потерял свое значение, так как основная масса китов в Арктике была уничтожена. Это была первая весьма существенная потеря природы в эпоху раннего капитализма. Впрочем, если бы киты и добывались в прежних масштабах, они не смогли бы обеспечить быстро возраставшую потребность в топливе. «Хлебом» бурно развивавшейся промышленности стал каменный уголь.

При малоразвитом индустриальном обществе древесный уголь был еще необходим, и притом в огромных количествах, для выплавки чугуна. Это давало новый стимул для вырубки лесов.

Индустриальная система хозяйства внесла столь заметные нарушения в природу, что во многих случаях они уже стали препятствием к дальнейшему развитию производительных сил. Например, в Западную Европу приходилось ввозить лес, из-за загрязнения рек иссякали запасы рыбы и ее приходилось добывать только в морях. Это вынуждало многие государства принимать решительные меры в области охраны природы, как ни сложно это было в условиях хищнической системы хозяйствования.

Как мы видим, на протяжении всей истории развития человеческого общества животные и растения давали человеку пищу, кров, одежду, рабочую силу, средства передвижения. В наш век роль живой природы, казалось бы, стала неизмеримо меньшей. Ничуть не бывало! Хотя мускульная сила животных теперь почти полностью заменена машинами, источники питания человека остались те же — растения и животные, только потребность в них возросла во много раз, что вызвано ростом населения. Все так же и даже в большей мере современное сельское хозяйство невозможно без насекомых — опылителей растений. Все так же человек продолжает «осваивать» и использовать новые виды животных для хозяйственных нужд. Например, растительноядные рыбы надежнее машин очищают оросительные каналы от зарастания. Химические методы защиты растений от вредителей еще недавно казались универсальными, а ныне прилагаются усилия к их замене биологическими: разводят миллионы трихограмм, привлекают птиц в сады и леса. Даже чудо современной биологической техники — создание организмов, которых не знала природа, — методами генной инженерии возможно лишь при наличии генофонда существующих животных и растений. С развитием культуры человеческого общества многие животные и растения приобрели новые качества, возросло их эстетическое значение. Послушать соловья в лесу или парке, держать в квартире собаку, выращивать цветы стало естественной потребностью многих горожан.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.