Вошерия

Вошерия (Vaucheria) весьма распространенная водоросль принадлежит к организмам, требующим много кислорода, и встречается поэтому в быстро текущих водах или в стоячих, но тогда она или плавает на поверхности воды, или живет у самого берега, или, наконец, на илу на отмелях, на влажной почве в оранжерее и даже на земле в горшках с комнатными растениями, если они содержатся достаточно влажно.

Все растение вошерии состоит из цилиндрических трубок с закругленными концами. Внутренних перегородок она совершенно лишена. Встречаются и боковые ветви, всегда отходящие под углом. К субстрату вошерия прикрепляется бесцветными или слабо окрашенными ветвистыми лапчатыми ризоидами. Разрастается она нередко очень обильно, целыми подушками или дерновинами.

Внутри трубок полость с клеточным соком, постенная протоплазма и многочисленные мелкие хлоропласты, лишенные пиреноидов. Многочисленные мелкие ядра видны только после окраски, для чего рекомендуется метиловая зелень с уксусной кислотой. Особенно многочисленны они у концов ветвей.

Движение протоплазмы настолько медленно, что заметить его трудно. Опуская и подымая трубу микроскопа движением микрометрического винта, мы убеждаемся в том, что протоплазма дифференцируется здесь на два слоя: один — неподвижный зеленый с хлоропластами и другой — бесцветный с клеточными ядрами; в этом последнем движение наблюдается почти всегда. Запасные питательные вещества встречаются исключительно в виде капель жирного масла.

При разрезе оболочки давление клеточного сока выбрасывает наружу часть протоплазмы вместе с хлоропластами. Если в этой выброшенной протоплазме есть хоть одно ядро, то возможно восстановление оболочки, постройка новой трубки и дальнейшее существование, так же как и при отделении боковых ветвей.

Рост трубки совершается исключительно за счет концов ее, где сосредоточены участки лишенной хлорофилла густой бесцветной плазмы, в наружном слое которой лежат многочисленные клеточные ядра. В более старых частях эти ядра переходят во внутренний слой плазмы, лежащий глубже слоя с хлорофилльными зернами. Кроме ядер окраска обнаруживает в плазме вошерий еще так называемые метахроматические тельца или зерна волютина.

Вегетативное размножение у вошерий, живущих в воде, состоит в том, что концы ветвей несколько вздуваются, приобретая более интенсивную окраску, затем образуется перегородка, выгнутая сводообразно к вершине ветви. Наконец, содержимое обособляется и, благодаря разрыву оболочки, выходит наружу, образуя у большинства видов подвижную многоресничатую зооспору, а у меньшинства — неподвижную аплапоспору. Появлению зоогонидий способствует слабое освещение, жизнь под водой и плохое питание. Согласно опытам Клебса, можно по произволу вызывать у вошерии то рост, то появление зооспор, подвергая ее чередованию света и темноты или сменяя питательный раствор дестиллированной водой и обратно.

Зоогонидии вошерии так крупны, что их видно простым глазом, как подвижные темнозеленые точки, особенно если держать эту водоросль в белой фарфоровой чашке. Под микроскопом они представляют собою овальное тело, несколько расширенное к передней части, со всех сторон густо усеянное парами ресничек. Так как каждая пара соответствует одному клеточному ядру, то можно сказать, что эти зоогонидии представляют собой целые колонии элементов, подобно вольвоксу; только здесь не полый шар, а строение, подобное клеточному, т. е. налицо полость с клеточным соком и периферический толстый слой протоплазмы с хлоропластами. Оболочка отсутствует.

Хлоропласты лежат в протоплазме глубже, чем клеточные ядра, распределенные равномерно довольно густым слоем. По данным Страссбургера, каждое ядро окружено ровным слоем гиалоплазмы, соприкасающейся с гиалоплазмой поверхностного слоя.

При изучении зооспор следует положить под покровное стекло кусочек кисеи. Петли кисеи образуют в воде род камер, и попавшие в эти камеры зооспоры будут удерживаться ими в поле зрения. При изучении ядер зооспор их фиксируют 1% осмиевой кислотой и окрашивают квасцовым кармином или лучше — паракармином. Можно применить также метиленовую зелень с уксусной кислотой.

Выхождение зооспоры из зооспорангия продолжается около 1 минуты, затем следует период движения, который продолжается около 274 часа. После этого зооспора останавливается, теряет реснички, утолщает понемногу оболочку, тогда как ядра переходят в более глубокие слои протоплазмы. Через 16-24 часа зоогонидия прорастает, образуя трубку, типичную для зрелого организма. Апланоспоры соответствуют жизни в стоячей воде или на суше и образуются лишь некоторыми видами вошерии, они отличаются от зоогонидий  лишь отсутствием ресничек и тонкой целлюлозной оболочкой. Прорастание то же, что и у зоогонидий.

Половое или генеративное размножение начинается с образования оогониев и антеридиев. Для их получения водные виды вошерии культивируют в течение нескольких дней в 2-4% растворе тростникового сахара на ярком свету. Наземные формы дают оогонии и антеридии через 2-3 дя при культуре во влажной атмосфере, например в коховских чашках на окне лаборатории. Под лупой с увеличением в 6 раз оогонии уже видны отчетливо в виде зеленых шариков, как бы приклеенных к нитям.

Чаще оогоний, т. е. материнская клетка яйцеклеток, и антеридий т. е. материнская клетка сперматозоидов, сидят рядом. Оогоний имеет вид косо поставленного яйцевидного образования и густо наполнен протоплазмой с хлоропластами и каплями жирного масла; от произведшей его нити он отделен перегородкою немного повыше спайки его с нитью. Антеридий представляет собою короткую, крючком изогнутую, боковую ветку вегетативной нити. Конец ее на треть длины от основания отделен перегородкою. Обособленная часть и есть собственно антеридий. Передняя часть оогония, обращенная к антеридию, несколько вытянута наподобие клюва и выполнена бесцветною протоплазмою. Перед созреванием оогония у самого края клюва бесцветная масса содержимого образует сосочкообразный придаток, который малопомалу округляется и, наконец, отделившись от содержимого оогония, выбрасывается наружу, где медленно расплывается.

Этим открывается путь внутрь оогония. После этого округляется и содержимое оогония, при чем его бесцветная часть образует воспринимающее пятно. К этому времени воосфере остается только одно ядро. Антеридий, созревая, также становится бесцветным, в то время как несущая его веточка все время сохраняет свои хлоропласты. По мере дальнейшего созревания содержимое антеридия распадается на продольно расположенные палочкообразные участки и лежащую между ними слизь. Наконец, вершина антеридия раскрывается и выбрасывает свое слизистое содержимое, которое можно затем видеть в окружности антеридия в форме бесцветных пузырьков. Сперматозоиды очень мелки и выступают только после обработки препарата иодом в иодистом кали, форма их палочковидная, они бесцветны и спабжепы двумя боковыми ресничками. Двигаясь, они собираются в массе слизи в отверстии оогония. Некоторые из них проникают и к бесцветной части оосферы, а одиниз них проникает и внутрь нее. Уже через несколько минут после этого оосфера одевается оболочкой, превращаясь в зиготу.

Старая зигота имеет толстую слоистую оболочку и содержит внутри крупные капли мирного масла.

К сожалению, раскрывание оогония имеет место около 4 часов утра. Антеридий раскрывается несколькими минутами позже. Таким образом, мы должны довольствоваться изучением или еще незрелых оогониев и антеридиев, или зигот и пустых оболочек антеридиев.

И в этой главе мы имеем ряд организмов, расположенных по возрастающей сложности их строения и цикла. Только здесь сложность гистологического строения идет в одном порядке, а сложность цикла развития в другом. У каулерпы цикл развития до сих пор еще плохо выяснен, у ботридия размножение состоит в образовании изогамет, у бриопсиса — гетерогамет, наконец, у вошерии — ооспор. Вошерия, кроме полного цикла, дает еще интересный материал для выяснения роли ядер, их передвижений в протоплазме сообразно производимой ими работе и для выяснения влияния на организм внешних условий.

Нельзя не отметить также, что у Botrydium зоогонидии и гаметы имеют реснички неравной длины, что на ряду с некоторыми особенностями в наборе пигментов заставляет относить этот интересный организм к классу разножгутиковых водорослей — Heterocontae, тогда как все остальные сифонные водоросли имеют зоогонидии и гаметы С жгутиками равной длины и относятся к классу равножгутиковых Isocontae. Сифонность же их и сифонность Botrydium рассматривается, как проявление параллелизма в двух различных ветвях водорослевого типа.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.