Теория И. П. Павлова о высшей нервной деятельности

Изучая «настоящую физиологию» головного мозга собак, И. П. Павлов точно определил понятие высшей нервной деятельности: «Деятельность больших полушарий с ближайшей подкоркой, деятельность, обеспечивающую нормальные сложные отношения целого организма к внешнему миру, законно считать и называть вместо прежнего термина «психической» — высшей нервной деятельностью, внешним поведением животного, противопоставляя ей деятельность дальнейших отделов головного и спинного мозга, заведующих главнейшим образом соотношениями и интеграцией частей организма между собой под названием низшей нервной деятельностью».

Ясно, что физиология высшей нервной деятельности — это закономерности нервного процесса головного мозга, а не психических функций нервной системы. Отождествление высшей нервной деятельности и психики вульгарными механистическими материалистами привело к отрицанию существования психологии как самостоятельной науки. И. П. Павлов изучал высшую нервную деятельность животных, а не человека и специально подчеркивал недопустимость отождествления высшей нервной деятельности животных с психикой людей. «Величайшую сдержанность надо проявить при переносе только что впервые получаемых точных естественнонаучных сведений о высшей нервной деятельности животных на высшую деятельность человека. Ведь именно эта деятельность так поражающе резко выделяет человека из ряда животных, так неизмеримо высоко ставит человека над всем животным миром». Отождествление высшей нервной деятельности и психики привело к биологизации людей, к отрицанию общественно-исторической сущности психики людей. После павловской сессии «получило широкое распространение практически вредное и методологически порочное негативное отношение к психологической науке, предмет которой некоторые ученые пытались растворить в физиологии высшей нервной деятельности… представить физиологию высшей нервной деятельности как единственную возможность изучения психики человека».

Высшая нервная деятельность головного мозга высших животных обеспечивает поведение животного во внешнем мире, соответствующее условиям жизни. Низшая нервная деятельность обеспечивает рефлекторную саморегуляцию работы всех внутренних органов. П. П. Павлов, как это видно из его определения, противопоставлял высшую нервную деятельность низшей нервной деятельности. Однако, вопреки этому утверждению И. П. Павлова, получило распространение отождествление высшей нервной деятельности с низшей. В единстве обоих видов нервной деятельности, т. е. в единстве двигательных и вегетативных рефлексов, ведущая роль принадлежит двигательным рефлексам, которые определяют рефлекторную саморегуляцию работы сердечнососудистой, пищеварительной и других систем внутренних органов. Ведущая роль двигательных рефлексов обеспечивается моторно-церебральными и моторно-висцеральными рефлексами.

Высшая нервная деятельность животного организма состоит из условных и безусловных рефлексов. Образование условных рефлексов без безусловных невозможно.

И. П. Павлов подчеркивал, что у высших животных органом высшей нервной деятельности являются большие полушария и подкорковые центры.

«Общее поведение наше и высших животных в норме (имеются в виду здоровые организмы) управляется высшим отделом центральной нервной системы — большими полушариями с ближайшей подкоркой».

Высшая нервная деятельность — объединенная функция больших полушарий головного мозга и подкорковых центров.

Более того, И. П. Павлов считал, что «не исключается возможность, что… при каких-нибудь особенных условиях условные рефлексы образуются и вне больших полушарий, в других частях мозга».

Взрослые собаки без коры больших полушарий теряют все приобретенные в течение жизни условные рефлексы. Они не реагируют на свою кличку, на хозяина и т. д. Следовательно, связь такой собаки с внешним миром резко нарушена. Но и после полного удаления коры больших полушарий у них могут быть образованы условные двигательные рефлексы (Г. П. Зеленый и С. С. Полтырев, 1929; Н. Н. Дзидзишвили, 1959). Многими авторами установлено, что у кроликов, кошек и собак после удаления коры больших полушарий образуются условные вегетативные рефлексы.

После удаления неокортекса у кошек и собак вырабатываются двигательные пищевые и оборонительные условные рефлексы, а если дополнительно удаляются палео- и архикортекс, то возможность образования настоящих условных рефлексов значительно уменьшается, и у животных, у которых удалены большие полушария и сохранены зрительные бугры, условные рефлексы образуются только в редких случаях и при этом сильно отличаются от настоящих (Г. П. Зеленый. 1930). У кошек после полного удаления неокортекса при сохранении подкорковых центров вырабатываются условные зрительные и слуховые двигательные рефлексы, оборонительные и пищевые (Н, Ю. Беленков, 1950, 1953), сердечные и дыхательные (В. А. Сосенков, 1959, 1961).

У кошек после удаления новой коры больших полушарий замыкание условных рефлексов может происходить в поясной извилине и гиппокампе, но в отличие от условных рефлексов новой коры условные рефлексы древней коры не упрочиваются (М. А. Нуцубидзе, 1963). Следовательно, для образования условных рефлексов необходима древняя и старая кора, которая создает эмоциональный фон, необходимый для выработки условных рефлексов, и содержит широкое представительство всех афферентных систем. Раздражение древней и старой коры тормозит протекающую условно-рефлекторную реакцию.

Повреждением или раздражением доказано, что в образовании условных рефлексов важная роль принадлежит обонятельным областям коры (О. Затер и др., 1959), гиппокампу (Э. Граштьян, К. Лишшак, 1956, 1959), ядрам полосатого тела (Роиг и др., 1959). Удаление гиппокампа не изменяет скорости образования условных пищевых рефлексов, но затрудняет их упрочение, так как резко усиливается ориентировочная реакция вследствие выпадения тормозящего влияния гиппокампа на ретикулярную формацию. Удаление гиппокампа нарушает внутреннее торможение условных рефлексов, затрудняет выработку отставленных условных рефлексов или кратковременной памяти.

После повреждения гиппокампа невозможно образование условных оборонительных рефлексов. Гиппокамп и миндалевидные ядра раньше рассматривались как часть обонятельного мозга, теперь их считают областями, регулирующими висцеральные функции, и полагают, что через них проходит часть корковых путей, по которым распространяется эмоциональное возбуждение. Гиппокамп тормозит ретикулярную формацию и влияет на образование условных рефлексов лишь через ее посредство (Э. Граштьян, К. Лишшак, 1956, 1959).

Удаление у собак коленной части передней поясной извилины растормаживает тормозные пищевые двигательные рефлексы, а удаление задних отделов поясной извилины не оказывает влияния на эти рефлексы. Эти факты привели к заключению, что коленная часть передней поясной извилины — одна из наиболее важных областей торможения некоторых аффективных реакций (голода, жажды, ярости и др.). Удаление миндалевидных ядер вызывает у животных нарушения нормального поведения, соответствующего ситуации (С. Брутковский, 1961, 1962). Удаление миндалевидных ядер почти не изменяет пищевые условные рефлексы и ведет к исчезновению оборонительных, которые восстанавливаются с трудом.

Полное удаление коры больших полушарий невозможно, так как после операции остается значительная часть древней коры (обонятельная область). После удаления коры и местных повреждений специфических и неспецифических ядер таламуса, а также гиппокампа и миндалевидного ядра условный пищевой слюноотделительный рефлекс не изменялся, а при местном разрушении ретикулярной формации среднего мозга этот рефлекс исчезал, соответствующий же безусловный рефлекс сохранялся (Эриандес-Пеон, 1956). Это доказывает, что условные пищевые рефлексы осуществляются при обязательном участии ретикулярной формации среднего мозга.

После двустороннего удаления премоторных зон коры больших полушарий у собак образуются условные двигательные рефлексы на движения пищеварительного канала, но в 30-40% случаев они заторможены (С. И. Гальперин, 1941, 1960).

Резкие нарушения внутреннего торможения слюнных и двигательных условных рефлексов после удаления передних частей лобных долей у собак обнаружили Ю. Конорский, С. Брутковский (1952-1959).

В школе Л. А. Орбели показано, что после двустороннего удаления лобных долей и повреждения разных участков зрительных бугров и подбугровой области у собак наступают разнообразные нарушения условных и безусловных слюнных и двигательных рефлексов (Н. А. Шустин, 1951, 1959; В. С. Дерябин, 1938, 1946; М. Ф. Васильев, 1941, 1946).

Двустороннее повреждение у собак срединной или передней группы ядер зрительных бугров резко уменьшает условные пищевые слюнные рефлексы, но незначительно изменяет безусловные пищевые и условные проприоцептивные пищевые двигательные рефлексы (П. А. Шустин, 1967).

Образование условных рефлексов облегчается при возбуждении симпатических ядер подбугровой области, а после повреждения этих ядер условные оборонительные рефлексы исчезают.

Нарушения условных рефлексов были обнаружены и после повреждения ретикулярной формации (Ю. Унгер и др., 1959). У кошек после двустороннего разрушения хвостатых ядер условные рефлексы восстанавливаются.

В настоящее время в хронических экспериментах на животных широко используется вживление микроэлектродов как для раздражения различных участков мозга, например ретикулярной формации, так и для отведения с них потенциалов при раздражении других участков мозга или при образовании условных рефлексов. В этих экспериментах доказательства образования условных рефлексов в ретикулярной формации, а не в коре больших полушарий получены при одновременном отведении потенциалов от коры и от ретикулярной формации (Гасто, Фессар, Иошии, 1957).

Таким образом, факты доказывают, что после удаления новой коры больших полушарий условные рефлексы могут образоваться в древней и старой коре и в подкорковых центрах головного мозга. Мнение о том, что условные рефлексы образуются у животных только в коре больших полушарий, противоречит также бесспорным фактам образования условных рефлексов у животных, у которых нет коры больших полушарий (насекомые, рыбы и др.). И. П. Павлов на основании этих фактов утверждал, что высшая нервная деятельность имеется у всех животных, обладающих нервной системой, и осуществляется высшим отделом нервной системы данного животного организма. В этом состоит общебиологическое значение учения И. П. Павлова о высшей нервной деятельности.

И. М. Сеченов и И. П. Павлов — создатели нового этапа в изучении физиологии головного мозга

Основная идея теории высшей нервной деятельности состоит в том, что внешний материальный мир действует на органы чувств, из которых нервные импульсы поступают в головной мозг и вызывают его отражательную или рефлекторную деятельность.

И. М. Сеченов был основоположником рефлекторной теории деятельности головного мозга. В его книге «Рефлексы головного мозга» введено понятие об анализаторах, состоящих из: 1) органов чувств, воспринимающих материальные процессы внешнего мира, 2) афферентных нервных путей в головной мозг и 3) из тех отделов головного мозга, в которые поступают нервные импульсы из органов чувств.

И. П. Павлов экспериментально обосновал рефлекторную теорию деятельности головного мозга. Законы высшей нервной деятельности, открытые павловской школой, имеют значение для Понимания образования у детей новых навыков, особенно в младенчестве и раннем детском возрасте, а также для дальнейшего изучения высшей нервной деятельности взрослых людей. И. П. Павлов не отрицал значения психологии для познания внутреннего мира человека и призывал физиологов и психологов к совместной дружной работе по изучению функций нервной системы.

Рефлекторная теория И. М. Сеченова и И. П. Павлова представляет собой материалистический детерминизм в изучении функций центральной нервной системы и является основой дальнейшего развития физиологии высшей нервной деятельности и психологии.

Основные принципы рефлекторной теории: 1) детерминизм — каждый процесс в головном мозге вызывается материальными изменениями, происходящими вне и внутри организма; 2) структурность — функции головного мозга связаны с его строением и 3) физиологические — анализ и синтез. Это принципы диалектического материализма.

Естественнонаучный объективный метод изучения высшей нервной деятельности. Его значение для материалистической физиологии

Метод условных рефлексов И. П. Павлова основан на том, что нервный процесс в больших полушариях головного мозга возникает только при раздражении рецепторов. Это раздражение вызывается действием внешнего материального мира (существующего вне человека и независимо от его сознания) на внешние рецепторы, расположенные на поверхности тела. Значительно более скромную роль в возникновении нервного процесса в больших полушариях играют раздражения рецепторов внутренних органов, а также нервно-гуморальные химические раздражители.

Метод условных рефлексов позволяет изучать деятельность головного мозга здорового неповрежденного животного, а также человека в нормальных естественных условиях. Это метод естественнонаучного исследования функций высшего отдела нервной системы. Знание строения головного мозга и основных законов деятельности центральной нервной системы и точный учет качества раздражителей, их интенсивности и продолжительности действия на рецепторы, а также времени появления рефлекса, его характера и величины позволили раскрыть основные законы высшей нервной деятельности.

Показателями высшей нервной деятельности служат прежде всего сокращения скелетной мускулатуры — двигательные рефлексы, а у человека — и функция речи. В последние годы в качестве показателей высшей нервной деятельности стали пользоваться и потенциалами больших полушарий.

Показателями высшей нервной деятельности могут служить и вегетативные рефлексы: изменения сердечной деятельности, кровяного давления, дыхания, секреции и др.

Естественнонаучное изучение сходства и различий функций высшего отдела нервной системы у животных, стоящих на разных ступенях эволюционного развития, дает основной материал для предыстории сознания как высшей формы психики, присущей человеку.

Метод И. П. Павлова и его труды по высшей нервной деятельности животных позволяют исследовать коренные, качественные особенности деятельности мозга человека и составляют одну из естественнонаучных основ диалектико-материалистического мировоззрения. Философия диалектического материализма неизменно опирается на них в идеологической борьбе с идеалистическими и метафизическими представлениями.

При изучении деятельности головного мозга человека невозможно ограничиваться только учетом его двигательных и вегетативных рефлексов и потенциалов головного мозга. Такой объективный» метод вульгарных механистических материалистов исключает исследование абстрактного, отвлеченного мышления. способности человека мыслить понятиями — основного свойства головного мозга человека, отличающего его от животных.

Диалектический материализм не отрывает субъективное от объективного, но и не отождествляет их. Поэтому деятельность головного мозга человека нужно изучать также и методами материалистической психологии, исследовать общественно-историческую сущность психики человека, раскрыть роль труда, речи и практики в формировании психики человека и активный характер сознания. Необходимо преодолеть разрыв в творческой деятельности физиологов и психологов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.