Социальная и биологическая детерминация высшей нервной деятельности человека

Высшая нервная деятельность человека отличается качественными и количественными особенностями, так как у людей в процессе общественно-исторического труда возникла новая форма отображения внешнего мира.

При действии внешнего мира на органы чувств человека в его головном мозге возникают ощущения. Только через ощущения можно познавать окружающий материальный мир. Ощущения — это субъективные образы внешнего мира. Отделение истинных образов от ложных, проверка соответствия образов предметам и явлениям внешнего мира, которые они отображают, осуществляется в процессе общественной и личной практики.

Ощущение — это непосредственная связь сознания с внешним миром. Отображаемое, т. е. внешний мир, существует независимо от отображающего его человека, а отображение (ощущение, мысль, сознание) не может существовать самостоятельно без отображающего. В головном мозге людей совершается переход от ощущений к понятиям, к мыслям об окружающей действительности. Понятия отражают сущность предметов и явлений внешнего мира. Это обобщенные знания о природе и обществе. Понятия передаются другим людям посредством слов или знаков, их заменяющих, т. е. только материальным путем. Передача мысли на расстояние другим, не материальным путем невозможна. Всякое слово является обобщением в понятии, в идее предметов и процессов внешнего мира. Следовательно, главное в слове — его содержание.

Функциональное единство первой и второй сигнальных систем

У животных окружающий мир отражается непосредственными раздражениями рецепторов и их следами в анализаторах больших полушарий. Эта первая сигнальная система, как ее назвал И. П. Павлов, существует в преобразованном виде и у человека. Это конкретные сигналы внешнего материального мира, вызывающие у людей ощущения, впечатления и представления как от окружающей природы, так и от социальной среды.

Первая сигнальная система людей отличается скоростью иррадиации и концентрации нервного процесса, подвижностью нервного процесса, обеспечивающей быстроту переключения, образованием условных рефлексов высших порядков, преобладанием следовых рефлексов и др. Мозг человека лучше различает всевозможные комбинации раздражителей, а животные — отдельные раздражители. Условные рефлексы наиболее стойки не у людей, а у животных. Способность прочно удерживать выработанные навыки, несмотря на их несоответствие изменившимся условиям окружающей среды, характеризует недостаточную лабильность нервной системы, невысокий уровень ее развития.

И. П. Павлов отрицательно относился к повторению на людях опытов по условным рефлексам, сделанных на животных. «Я отношусь довольно индифферентно, — говорил он, — к полному повторению наших собачьих условных рефлексов на людях, считаю, что это никчемное дело»

Высшая нервная деятельность человека несравненно сложнее высшей нервной деятельности животных. Но отличие функций головного мозга человека заключается не только в их чрезвычайной сложности. Кроме первой сигнальной системы, у человека есть еще и вторая, или словесная, сигнальная система, т. е. речь — слова, слышимые и видимые, которые сигнализируют о раздражителях первой сигнальной системы в большие полушария головного мозга. При произнесении и написании слов афферентные импульсы поступают прежде всего из рецепторов органов речи, обеспечивая рефлекторную регуляцию речевого акта. Кинестезические раздражения, идущие от речевых органов, — это вторые сигналы, которые представляют собой физиологическую основу отвлечения от действительности и обобщения, формирования понятий.

Решающее значение кинестезического анализатора в формировании и развитии абстрактного мышления доказывается тем, что у потерявших в раннем детстве зрение, слух и речь нормальное мышление восстанавливается и развивается после систематических специальных логопедических упражнений, вызывающих образование функции устной и письменной речи.

Физиологи изучают функцию речи — участие нервной системы в произнесении и написании слов и действие слов как условных раздражителей, например латентный период условного рефлекса на слово, образование положительных и отрицательных рефлексов на разные слова и т. п.

Функция речи состоит в рефлекторном регулировании сокращений мускулатуры, участвующей в акте устной и письменной речи, благодаря афферентным импульсам, притекающим из рецепторов двигательного аппарата, участвующего в речи, в соответствующие речевые анализаторы головного мозга. При произнесении, написании и прочтении слов сигналы в головной мозг поступают не только из органов речи, т. е.. из мышц, участвующих в функции устной речи, из слизистой оболочки гортани и т. д., но и из органов слуха, зрения, а также из тех групп скелетных мышц, сокращение которых сопровождает произнесение слов (жестикуляция, мимика) и обеспечивает акт письма (письменная речь). Следовательно, функция второй сигнальной системы осуществляется многими речевыми анализаторами: кинестезическим, зрительным, слуховым.

Функция речи по способу возникновения относится к заученным рефлексам (Куссмауль, 1879). В. М. Бехтерев (1908) считал, что речь — особый вид сочетательных рефлексов, а его сотрудники показали, что речь представляет собой сложную форму сочетательно-рефлекторной реакции организма на внешние и внутренние раздражения (М. И. Аствацатуров, 1908).

И. П. Павлов отмечал, что важное значение имеет качественное и количественное отличие слов от условий раздражителей животных.

Пользуясь речью, у человека можно вызвать различные двигательные и вегетативные рефлексы, усиливать или ослаблять их. Слова — условные раздражители, вызывающие у человека безусловные двигательные рефлексы, например оборонительный двигательный рефлекс отдергивания руки при упоминании о действии болевого электрокожного раздражителя. Слова вызывают и ранее образовавшиеся в течение жизни условные двигательные рефлексы. Например, выполнение определенных заученных движений по словесному приказу.

Слова — условные раздражители, вызывающие вегетативные рефлексы, например слюноотделение, глотание, сокращение гладкой мускулатуры кровеносных сосудов (И. С. Цитович, 1918), изменения электрокардиограммы (Л. Л. Васильев и В. А. Подерни, 1930), отделение желудочного и поджелудочного соков, перистальтику тонких кишок.

Однако неверно, что слова — это только физические условные звуковые или письменные раздражители. Слова действуют на людей тем главным, что в них заключается, — понятием, мыслью, отображающими объективную реальность. Реакция человека на слово зависит от его мировоззрения, убеждений, характера, воспитания и т. д. В отличие от животных у людей есть сознание. История сознания начинается лишь с развитием человеческого общества. У животных нет общественно-трудовой деятельности и речи, а без труда и речи не существует сознания, способности мыслить понятиями.

Следовательно, главное отличие человека от животных состоит в том, что только человек мыслит понятиями, только у него есть отвлеченное, абстрактное мышление.

Вторая сигнальная система состоит не только из наличных раздражителей, но и из следов в головном мозге: звуковых на слышимое слово, зрительных на письменное слово и, наконец, кинестезических, т. е. на след раздражения кинестезического анализатора. Для мышления непременно должны быть следы, образы, обобщения слов. Вторая сигнальная система составляет, таким образом, анатомо-физиологическую основу устной (звуковой) и письменной речи.

И. П. Павлов указывал, что детальному высшему физиологическому анализу и синтезу, производимому большими полушариями, подвергаются процессы, происходящие в скелетно-мышечной системе, Этим достигается разнообразнейшее и тончайшее приспособление скелетно-мышечной деятельности к условиям окружающей, постоянно колеблющейся среды и осуществляются мельчайшие приобретенные движения, например рук. Сюда же относятся и речевые движения.

Следовательно, афферентным импульсам из проприоцепторов в большие полушария головного мозга принадлежит ведущая роль в осуществлении производственно-трудовой деятельности людей и функции устной и письменной речи (моторно-церебральные рефлексы).

Основные законы, установленные в деятельности первой сигнальной системы, проявляются также и во второй сигнальной системе, так как обе системы — функция одной и той же нервной ткани больших полушарий головного мозга человека.

Анатомо-физиологические основы речи

Функция речи осуществляется координированной деятельностью всей нервной системы, но в коре мозга человека имеются особые области, которые специально участвуют в выполнении речевой функции. У высших животных эти области по сравнению с человеком значительно меньше и не дифференцированы, так как у них нет функции речи. Эти образования являются новыми, позднее других развивающимися в филогенезе и в онтогенезе.

Задний отдел левой верхней височной извилины — поле 42 — при звуке слова участвует в его понимании. Эта область называется сенсорным, или слуховым, анализатором речи (А. Я. Кожевников, К. Вернике). После разрушения или удаления этого анализатора отсутствует способность понимания речи при сохранении восприятия слов как звуков — сенсорная афазия, словесная, или речевая, глухота. Больной воспринимает все звуки и шумы, он слышит слова, но не в состоянии их понять, теряется смысл слов. Этот анализатор формируется первым в процессе развития речи, и он всегда господствует над другими анализаторами речи. При его поражении страдает и устная и письменная речь (письмо и чтение).

Связи звуковых образов слов со всеми анализаторами, в которых возникают представления о предметах и явлениях, фиксируются и в задней части поля 22. Поражение этой области также приводит к сенсорной афазии.

Двигательный анализатор речи (П. Брока) начинает формироваться несколько позднее. Он расположен впереди поля 6, в нижнем отделе передней центральной извилины — поле 44. Это область простейших движений речевой мускулатуры, связанная с остальной корой через задний отдел третьей лобной извилины. У правшей в большинстве случаев величина площади этого анализатора в нижней лобной извилине левого полушария превалирует над такой же площадью правого полушария. Сохранность этого анализатора необходима для произнесения слов. После разрушения или удаления этого анализатора человек неспособен произносить и повторять слова, но может производить простейшие движения речевой мускулатуры — кричать и петь — моторная, двигательная, афазия. В некоторых случаях моторная афазия связана с апраксией языка и остальной речевой мускулатуры. Вследствие сохранности слухового анализатора речи понимание речи при этом сохраняется.

При поражении поля 44 нередко нарушена не только устная речь, но и способность без произнесения слов формулировать мысли словами на основе накопленных словесных звуковых образов, имеющих определенное смысловое содержание, — внутренняя речь. Затрудняется чтение про себя, расстраивается письмо — произвольное и под диктовку, но сохраняется копирование букв при письме. В молодом возрасте под влиянием систематических логопедических занятий афазия проходит. Остаются только едва заметные расстройства произношения. У правшей афазия наблюдается при поражении левого полушария, а у левшей — при поражении правого полушария. Задержка в развитии речи у детей при сохраненном слухе называется алалией.

Поле 45 участвует в построении грамматически правильных сочетаний слов и в пении. Поля 39 и 40 принимают участие в произнесении фраз. Их поражение вызывает расстройство речи, которое называется смысловой (семантической) афазией.

При поражении поля 40 теряется способность ориентировать движения в последовательности и в пространстве, поэтому теряется способность писать. Потеря способности к письму не связана с потерей способности к движениям, так как все движения в руке сохранены.

Специальные логопедические упражнения формируют функцию речи и мышление после полной потери зрения и слуха.

Процесс письма не связан с функцией изолированного участка коры. В осуществлении письма у здоровых правшей участвуют височная, затылочная, нижнетеменная и нижнелобная области левого полушария. В понимании устных и письменных слов особое значение имеют поля, расположенные на границе височной, теменной и затылочной областей, а также ассоциационные пути, в которых объединяются зрительные и кинестезические импульсы, зрительные и слуховые.

Слова, которые слышит ребенок на первом году жизни, постоянно сочетаются с определенными предметами, которые он видит. Благодаря этому в промежуточном поле 37 образуются стойкие замыкания между зрительными полями 18, 19 и слуховыми полями 21, 22. Поэтому при поражении затылочно-височного поля 37 наблюдается смысловая афазия, потеря памяти на слова — амнестическая афазия — потеря способности назвать хорошо известные предметы вследствие затруднения находить соответствующее слово. Клинические наблюдения показывают, что у правшей в связи с развитием функций правой половины тела и особенно правой руки особенно развиты сложнейшие психические функции левого полушария головного мозга.

Следовательно, в осуществлении функции речи участвуют большие полушария в целом, вся нервная система, но особенное значение имеют отдельные анализаторы.