Шиншиллы

Для многих людей обладание ценным мехом считается престижным и модным. А вот для животных, носителей этого меха, человеческие желания превращаются в трагедию. Стоит вспомнить соболя, коала, бобра, дальневосточного леопарда, снежного барса и многих, многих других пушных зверей, ставших жертвами человеческой алчности. К ним относится и герой нашего рассказа — симпатичный грызун шиншилла.

Как обладателя уникального меха его заметили еще древние индейцы. Ведь зверек обитает только на территории Южной Америки, занимая гористые местности Перу, Чили, Боливии. Раньше его можно было встретить в предгорьях и на высоте более пяти тысяч метров над уровнем моря. Именно здесь и добыли первых шиншилл индейцы из горного племени чынча, или чинчас. Немного видоизменившись, название этого племени перешло на удивительных зверьков, встретившихся инкам после покорения горных индейцев. Они сразу отметили все достоинства меха шиншилл, и одежда из их шкурок стала привилегией знати. Кроме того, из нежной шерсти зверьков делали пряжу. Употребляли и мясо шиншилл. Оно оказалось вкусным и даже лечебным. Предполагали, что больной туберкулезом человек может вылечиться, поедая мясо зверьков. Поэтому уже в то время шиншиллы очень ценились, и охота проходила строго регламентировано. Уже тогда индейцы приручали симпатичных, чистоплотных зверьков.

Положение изменилось после прихода испанцев. Страна инков поразила их воображение своим богатством, и среди прочих сокровищ они обнаружили одежду из удивительно красивого, легкого и теплого меха. Испанцы быстро разузнали про шиншилл, и вот уже первые шкурки стали поступать в Европу. Это были первые струйки будущего мощного потока «мягкого золота» инков.

Благодаря своей тонкости, эластичности и хорошим теплоизолирующим качествам новый мех быстро нашел поклонников среди европейцев. Тем более что он был еще и красивым. Разнообразные горжетки, шубы и шапочки из меха шиншилл выглядели изящно и элегантно. Естественно, такие изделия пользовались большим спросом и стоили немало. Но количество желающих одеться в ценный мех вовсе не уменьшалось. Добыча животных в Южной Америке достигла гигантских оборотов, и шкурки вывозились тысячами. Ведь шиншиллы невелики. Их максимальная длина — 38 см, а вес — 1 килограмм. Впрочем, из-за длинного пушистого хвоста шиншиллы кажутся крупнее.

Тем не менее зверьков было очень много. Еще А. Э. Брэм писал: «Путешественник, поднимающийся с запада на Кордильеры, достигнув высоты 7-10 тысяч футов (1 фут примерно равен 30,5 сантиметра), замечает, что все скалы покрыты шиншиллами. В светлые дни последние сидят перед своими норами, в тени, своими быстрыми, живыми движениями оживляя голые, бесплодные скалы... Из каждой щели, из каждой расщелины выглядывает головка зверька с черными глазами». Естественно, появились охотники— «шиншиллеросы», специализирующиеся на добыче этих зверьков. Они спокойно разоряли целые колонии симпатичных грызунов, оставляя после себя безжизненную пустыню.

В конце концов варварская охота подвела шиншилл к порогу, за которым начинается автоматическое сокращение численности вида. Популяции животных перестали справляться с воспроизводством из-за массового отстрела особей репродуктивного возраста, а молодые животные не успевали вырастать. Но уменьшение численности этих грызунов только подстегнуло коммерческие интересы торговцев мехом, создав ажиотаж вокруг несчастных животных. Цены на шкурки быстро поднимались, достигая баснословного уровня. Естественно, охота на шиншилл стала еще более интенсивной, но все же количество добываемых зверьков с каждым годом сокращалось.

Некоторые энтузиасты пытались привлечь внимание общественности к назревающей трагедии. Даже Симон Боливар, руководитель борьбы за независимость испанских колоний в Южной Америке, попытался ввести в 1825 году закон об охране этих ценных животных, но его попытки не привели к желаемому результату. Слишком хорошие деньги платили за «мягкое золото». И указ просто проигнорировали.

Только в 1910 году правительства Перу и Чили, осознав ценность шиншилл, издали закон, запрещающий добычу и вывоз этих зверьков с территории своих стран. Однако охранять было уже практически некого. На некогда таких оживленных горных склонах воцарились тишина и безмолвие.

Может быть, так и канули бы в бездну веков вместе с древними инками эти уникальные зверьки, если бы не аргентинский инженер М. Ф. Чапмен. Работая в Андах, он попутно изучал шиншилл и наконец решился попробовать разводить их в искусственных условиях. Наняв индейцев-охотников, Чапмен с огромным трудом изловил двенадцать особей. Он и не мог надеяться на лучшее, т. к. долгое время охотники вообще не могли найти следов уцелевших животных. Исследователь понимал, что высокогорных зверьков нельзя сразу увозить из родных мест. Вначале их необходимо приучить к высокому давлению и к более плотному воздуху равнин, иначе они будут обречены на гибель. Так начались опыты по акклиматизации шиншилл к обитанию в других условиях.

В течение двух лет Чапмен содержал зверьков на высоте три тысячи метров над уровнем моря. Затем спустил их на тысячу метров ниже, и здесь они прожили еще год. И только спустя три года после отлова, в 1923 году, живые шиншиллы впервые прибыли в Калифорнию. В пути погиб всего один зверек, остальные успешно прижились и, к великому счастью своего спасителя, стали приносить потомство. А в 1926 году открылась специальная лаборатория по содержанию и изучению шиншилл в неволе.

Американцы добились великолепных результатов в разведении шиншилл и уже в 1960 году смогли прислать в СССР целых сто пар этих ценных животных. Хотя они прибыли на самолете, все же четыре зверька погибли, но остальные находились в хорошем состоянии. У нас животных разделили на две партии, одну из которых направили в Научно-исследовательский институт кролиководства и звероводства, а вторую — в Киров, во Всесоюзный научно-исследовательский институт охотничьего хозяйства и звероводства.

К сожалению, шиншиллам не хватило пластичности кроликов, и первая партия вся погибла из-за неправильно организованного содержания. Животным из второй группы повезло больше. Ученые смогли подобрать для них оптимальные условия, и зверьки прекрасно прижились на опытной звероферме. Они стали так хорошо размножаться, что уже в 1964 году исследователи предприняли попытку выпустить животных на свободу, выбрав подходящие территории. Более трех сотен шиншилл было выпущено в течение нескольких лет в горах Кавказа и Памира.

Так, с помощью всего двенадцати зверьков, был спасен от полного уничтожения целый вид. Но это не значит, что все трудности позади. Популяция шиншилл восстанавливается очень медленно, к тому же до сих пор процветает браконьерство, сильно замедляющее темпы воспроизводства вида. И тем не менее прямая угроза исчезновения шиншилл миновала, т. к. в любой момент естественная популяция может быть поддержана особями, выращенными искусственно.

В настоящее время оставшиеся животные населяют самые труднодоступные для человека участки своих ареалов, т. е. забрались высоко в горы. Их места обитания выглядят малопривлекательно для большинства живых существ. Это суровые, пустынные районы, где мало воды и растительности. Здесь часто наблюдаются резкие перепады температуры и влажности. И, конечно, не стоит забывать про разреженный воздух и низкое давление, препятствующие заселению этих территорий.

Тем не менее нежные на вид шиншиллы великолепно приспособились к жизни в таких неблагоприятных условиях. Адаптируясь к суровому климату своей родины, зверькам пришлось приобрести мех, обладающий очень интересными особенностями. Их шкурки — одни из самых волосатых в мире. Только манулы могут посоревноваться с ними в волосатости. У шиншилл из каждого фолликула растет не менее шестидесяти волосков, и на каждом квадратном сантиметре располагается около двадцати пяти тысяч шерстинок. Волосяной покров состоит в основном из пуха, причем каждая волосинка не прямая, а волнистая. Густота и волнистость помогают сохранять тепло вокруг тела животного. Но, несмотря на мягкость и воздушность, мех шиншилл обладает большой прочностью. Зверьки спокойно снуют в расщелинах скал, проползают между камнями, а шкурка сохраняет свой прежний аккуратный, пушистый вид. Благодаря такой теплой и прочной шубке шиншиллы спокойно переносят резкие перепады температур и влажности. Правда, мех немного гигроскопичен, но животные часто просушивают и очищают его с помощью пылевых ванн.

Мех имеет маскирующую окраску. Каждый волосок окрашен в три цвета. Нижняя часть темно-серая, средняя — белая, а кончик — черный. Пока зверек неподвижен, шкурка сохраняет общий серый тон, великолепно маскируя его среди скал. Но стоит ему шевельнуться, как мех начинает переливаться бело-серыми волнами, сбивая с толку хищника, размывая контуры тела животного. Именно эта переливчатость придает шубам из шкурок шиншилл их неповторимость.

Другая интересная особенность шиншилл связана с их строением. Скелет этих удивительных животных способен сплющиваться в вертикальном направлении, а не в горизонтальном, как у всех остальных грызунов. Это позволяет зверькам пробираться по узким пространствам между валунов, проникать в расщелины, недоступные для врагов, устраивая надежные убежища.

Глядя на бесплодные скалы, где обитают шиншиллы, трудно понять, как животные ухитряются найти здесь пропитание и воду. Но зверьки оказались на удивление неприхотливыми. Любая растительность, семена, встречающиеся в горах, идут им на корм, тем более что едят они очень мало. В основном это редкие дерновинные злаки, кустики эфедры. Даже жесткие лишайники они поедают с большим удовольствием. Воду животные получают вместе с кормом, а также слизывая капельки росы.

Как и многие грызуны, шиншиллы предпочитают вести сумеречный образ жизни. Основной пик активности приходится на раннее утро и поздний вечер. Ориентироваться в сумерках им помогают хорошее зрение (у зверьков красивые, большие глаза), острый слух и длинные вибриссы. Животные стараются не отходить далеко от своих нор, и только поиски корма могут заставить их уйти от надежных укрытий.

Живут эти грызуны колониями, в которых раньше насчитывалось до ста особей. Шиншиллы моногамы. В парах главенствующее место занимает самка. В естественных условиях она приносит потомство один или два раза в год. Беременность длится примерно три месяца. В помете два-три детеныша, которые рождаются вполне самостоятельными. У них есть зубы, открыты глаза, они могут бегать. Детеныши становятся взрослыми спустя два месяца, но к размножению приступают только в полугодовом возрасте.

Вот такие удивительные существа чуть не исчезли с лица Земли благодаря человеку. Оживленные некогда склоны Анд чуть не превратились в безжизненную пустыню. Слишком дорогую цену пришлось заплатить человечеству за шиншилловые шубы, но, к сожалению, об этом мало кто знает или хотя бы догадывается.