Роль животных в жизни и хозяйственной деятельности человека

В нашей стране хозяйственное значение диких животных особенно велико. Россия занимает одно их первых мест в мире по добыче пушнины. Возможности ведения дичного охотничьего хозяйства в России также огромны. В лесных охотничьих хозяйствах разводят лосей, оленей разных видов, косуль, численность этих видов в стране от полумиллиона до миллиона, а поголовье обитателей пустынь — сайгаков даже достигло двух миллионов.

На специальных фермах разводят наиболее ценных пушных зверей, а полувольно — маралов, пятнистых оленей и экспериментально — лосей. Диких животных используют для получения новых пород домашнего скота.

В стране обитает 700 разных видов птиц. Многие из них стали объектом промысловой и любительской охоты.

По рыбным ресурсам Россия также занимает первые места в мире, что объясняется обширной площадью морских и внутренних водоемов. В них водится около тысячи видов рыб, среди которых 250 промысловых.

Как бы ни было велико хозяйственное значение отдельных видов животных, оно все же не важнее значения животного мира в биоценозах, в жизни нашей биосферы. Эту глобальную роль животных исследовал еще В. И. Вернадский, основатель учения о биосфере.

Вместе с растениями животные играют исключительную роль в миграции химических элементов, которая лежит в основе существующих в природе взаимосвязей. Питаясь растениями и друг другом, животные участвуют в биологическом круговороте веществ благодаря своей подвижности, что недоступно растениям.

В этой роли неотъемлемой части природы животный мир выступает как единое целое. Здесь важны все виды, причем в соответствии с большей биомассой особенно заметной становится роль беспозвоночных животных. Действительно, в процессах почвообразования, например, ведущее место занимают одноклеточные организмы, черви, отчасти насекомые и в некоторой мере позвоночные животные.

Две трети цветковых растений опыляются насекомыми, и если бы их вдруг не стало, все эти растения перестали бы существовать. Ягодные растения размножаются с помощью птиц, которые питаются мягкой частью ягод, а хорошо защищенные от переваривания семена переносят далеко от материнского растения и выбрасывают на землю вместе с пометом.

Мелкие насекомоядные птицы, насекомые-хищники и паразиты растительноядных насекомых обеспечивают равномерность развития всех видов без катастрофических для биоценоза колебаний численности отдельных видов. Все сказанное обязывает нас с большим вниманием относиться к окружающему миру животных. Бывает, что совершенно незначительные, казалось бы, действия приводят к тяжелым последствиям больших масштабов.

Вот пример цепной реакции в природе, вызванной хозяйственной деятельностью человека. Широкое применение инсектицидов — химикатов для борьбы с вредителями — как известно, приводит к массовому размножению сосущих насекомых — тлей, растительноядных клещей. Обилие тлей в Подмосковье привело к ускоренному размножению муравьев, которые используют в пищу их сахаристые выделения. К семидесятым годам численность муравейников рыжих лесных муравьев возросла в несколько раз по сравнению с сороковыми-пятидесятыми годами. Вслед за ними в Подмосковье появилось множество зеленых дятлов, зимой и летом кормящихся муравьями. Увеличилось число больших пестрых дятлов, которые стали кормить птенцов тлей, научившись соскабливать их с листьев клювом. Каждая пара дятлов, как правило, ежегодно выдалбливает новое дупло, а старые заселяют вторичные дуплогнездники, чаще всего скворцы и мухоловки-пеструшки. Численность их также сильно возросла. Вместе с тем пожиратели тлей — божьи коровки — дали вспышку численности, а сами стали добычей мухоловок-пеструшек, хотя считалось, что их предупреждающая красная или желтая окраска отпугивает птиц. За 2-3 года зеленые дятлы уничтожили более половины муравейников в подмосковных лесах (главным образом зимой, когда дятлы выкапывают в муравейниках норы для кормежки и ночлега). К середине семидесятых годов численность дятлов заметно снизилась, а лесные биоценозы пришли более или менее в равновесие. Однако численность больших пестрых дятлов продолжает оставаться высокой. Когда лето холодное и тли не размножаются, дятлы начинают вести образ жизни хищников, они разоряют дупла синиц-гаичек и уничтожают яйца и птенцов, включая и вполне оперившихся. Более всего от дятлов страдают мухоловки-пеструшки. В холодное лето 1982 г. они разорили более половины гнезд мухоловок-пеструшек в одном из кварталов заказника Звенигородской биологической станции Московского университета.

Таким образом, выключение из биоценоза некоторых видов или, наоборот, повышение численности вида нарушает природное равновесие, и расстроенный биоценоз зачастую теряет свою жизнеспособность. Нарушение принципа равновесия может привести к серьезным результатам негативного характера, последствия которых к тому же очень часто невозможно предвидеть.

Вот пример взаимовлияния животных в природе. В дельте Кубани в начале пятидесятых годов селились тысячи бакланов. Каждый баклан способен съедать до 2 килограммов рыбы за сутки. Рыбоводы сделали, казалось бы, единственно верный вывод: нужно уничтожить бакланов и уловы рыбы возрастут. С помощью местных охотников отстреляли практически всех бакланов. Но улов рыбы не возрос, а упал: массовыми стали глистные заболевания рыбы. Паразитологи подсказали: баклан, выборочно ловя ослабленную больную рыбу, вместе с ней переваривает и ее паразитов. Значит, если численность бакланов не чрезмерна, они полезны для рыбного хозяйства.

Еще один пример влияния животных на жизнь и хозяйственную деятельность человека, но несравненно значительнее по своим масштабам. Известно, что перуанское гуано — сухой помет птиц собирали на островах близ берегов Перу и использовали как органическое удобрение. Переход мирового сельского хозяйства на минеральное удобрение привел к упадку промысла гуано. Чтобы поднять рыболовство, начали отстреливать не нужных уже рыбоядных птиц, и в начале нашего столетия их колонии были почти полностью уничтожены. Однако уловы рыбы, а там добывают преимущественно анчоуса, стали совершенно ничтожными. Когда поняли связь между соотношением количества рыб и птиц, последних начали усиленно охранять, запретили охоту, организовали заповедник. Численность птиц не только восстановилась, но и превысила прежнюю. К тому времени, когда число морских рыбоядных птиц достигло 22-25 миллионов, продуктивность океана у побережья Перу стала фантастически высокой — в год вылавливали до 50 тонн рыбы с каждого квадратного километра акватории. (Азовское море, которое считается самым продуктивным в мире, дает не более 2 тонн с квадратного километра). Такая баснословная продуктивность обусловлена тем, что тихоокеанские анчоусы питаются не зоопланктоном, как все другие, а фитопланктоном — одноклеточными растениями, взвешенными в воде. А этого корма у побережья Перу в 15-20 раз больше обычной океанской нормы благодаря тому, что значительная часть птичьего помета попадает в океан и служит своего рода удобрением. В шестидесятых годах добыча рыбы в Перу достигла 10 миллионов тонн в год. В установлении закономерности: рыбоядные птицы — продуктивность моря — принимали участие и советские экологи, в частности академик Л. А. Зенкевич.

Подобные же пищевые взаимосвязи были установлены и для Баренцева моря, где на Новой Земле имеются большие колонии рыбоядных птиц. По видовому составу птицы здесь иные. Наиболее многочисленны кайры, но в круговороте веществ не малую роль играют чайки, чистики, тупики, некоторые нырковые утки, в том числе гага. Птичьи базары севера охранялись государством. Здесь еще в тридцатых годах был организован заповедник «Семь островов», впоследствии вошедший как филиал в Кандалакшский заповедник. Однако птичьи базары охранялись лишь как замечательное явление природы. Тогда считалось, что это нужно делать даже ценой некоторых потерь промысловой рыбы. Но после проведенных исследований оказалось, что птичьи базары существуют на полной «самоокупаемости», так как не уменьшают, а увеличивают уловы промысловой рыбы. Пищевые связи просты: Гольфстрим приносит сюда фито- и зоопланктон, но только в воде, удобренной пометом тысяч птиц, происходит бурное размножение планктона. Зоопланктон привлекает мелких рыб и их потребителей — треску и другие промысловые виды. Таким образом, повышается концентрация жизни и возле птичьих базаров рыбы ловится больше.