Морская игуана

Предполагают, что предки морских игуан (Отряд Чешуйчатые, подотряд Ящерицы, семейство Игуаны) были принесены на Галапагоссы мощным Перуанским течением вместе с упавшими в воду деревьями. По совершенно непонятным причинам они не стали осваивать земли своей новой родины, а обратили взоры на морские просторы. Поселившись на неуютных скалистых побережьях, игуаны стали вырабатывать навыки плавания и ныряния в бурных водах и успешно справились с этой задачей. В связи с переходом на полуводный образ жизни им пришлось приобрести и ряд физиологических особенностей, без которых они вряд ли смогли бы так успешно просуществовать до наших дней.

Сейчас трудно восстановить облик тех морских игуан, но, кажется, их потомки мало чем от них отличаются. Современные рептилии выглядят достаточно внушительно, чтобы можно было угадать в них потомков древнего рода. Это крупные ящерицы с массивным телом, которое держится на довольно коротких, но мощных пятипалых когтистых ногах. Все тело покрыто чешуями разного размера, а вдоль хребта идет гребень из шипов, которые достигают наибольшей длины в затылочной части головы. Из крупных, утолщенных, с выростами чешуй на голове образовалось что-то типа шлема, который помогает самцам отстаивать свое право на территорию. Хвост практически такого же размера, как и тело, и, в связи с приспособлением к плаванию, уплощен с боков. Глаза небольшие, но хорошо развитые. Наиболее крупные особи могут достигать в длину полутора метров и весить 3,5 кг.

Галапагосский архипелаг — это такое место, где практически любой представитель растительного или животного мира является природным шедевром, уникальным и неповторимым. Но именно такие райские уголки наиболее подвержены разрушительному воздействию человека. Причем в некоторых случаях прямого насильственного давления не наблюдается, а животное исчезает, уникальное растительное сообщество замещается самыми распространенными видами, плодородные земли становятся пустынями и т. д. История с морскими игуанами относится именно к таким, якобы не имеющим отношения к человеку, случаям.

Окраска животных разнообразна. Одни могут быть практически черными, другие бурыми, коричневыми, зеленоватыми, темно-серыми и даже красными. У многих есть большие размытые пятна, разбросанные по всему телу. Причем самцы с разных островов архипелага имеют свою характерную окраску, по которой можно отличить, откуда родом животное.

Как уже отмечалось выше, морские игуаны населяют скалистые берега Галапагосса. Здесь, на больших камнях около самого моря, можно увидеть хаотичные группы этих животных. Рептилии самого разного размера лежат друг на друге, подыскивая наиболее обогреваемые места. По ним ползают крабы, питающиеся паразитическими насекомыми с кожи игуан, а животные не обращают на крабов никакого внимания. Вообще многие исследователи отмечают удивительное равнодушие и спокойствие игуан при появлении любого существа на суше, в то время как их сухопутные сородичи весьма шустро убегают при появлении малейшей опасности.

Данную странность объясняют условиями формирования этого уникального вида животных. Ведь в природном сообществе Галапагосских островов не было наземных хищников, и все эндемичные виды птиц и животных развивались в условиях относительной безопасности (не стоит упускать из вида, что существовали хищные птицы, способные нападать на молодь и птенцов, но их было мало). Некоторые птицы даже разучились летать, т. к. исчезла потребность в полете. Еды было достаточно на земле и под водой, а убегать, точнее, улетать, было не от кого. От воздушных пиратов легче было спрятаться в траве, чем устраивать гонки в воздухе. У животных исчезло само чувство опасности по отношению к другим существам, атрофировались способы защиты и маскировки. Зато видам, связанным с морем, пришлось приобретать новые навыки. Ведь воды вокруг архипелага кишат хищными рыбами, среди которых много акул самого разного размера.

Вот таким образом и получилось, что морские игуаны не осознают опасности, приходящей с суши. К ним можно спокойно подойти, поймать несколько раз одну и ту же особь, но они так и останутся сидеть на одном месте, не предпринимая попыток к бегству, причем то же самое относится и к отпущенному животному. Но если опасность приходит с моря, то здесь рептилии не растеряются. Они быстро устремляются к спасительной земле, ловко вылезая из воды на скалистый берег.

Морские игуаны — прекрасные пловцы. Ныряя в воду, они прижимают все конечности и плывут, плавно изгибая тело и хвост. Под водой могут оставаться до 20 минут. Здесь срабатывают специальные механизмы, позволяющие сохранять кислород в организме и приобретенные в процессе адаптации животных к водным условиям. Одними из самых важных являются уменьшение кровяного давления и снижение частоты пульса. Еще одну интересную особенность в физиологии морских игуан выявили в связи с их способностью приспосабливаться к низким температурам, которые характерны для водных течений вокруг Галапагоссов; сужение сосудов помогает уменьшить потери тепла и поддержать температуру на оптимальном уровне.

Питаются рептилии водорослями, растущими на подводных скалах вдоль побережий островов. Причем при выборе корма довольно консервативны. В их рацион входят только определенные виды водорослей. Зубы игуан прекрасно справляются с перекусыванием стеблей, т. к. действуют по принципу ножниц. Потеря зуба также не является трагедией. Через некоторое время на его месте вырастает новый.

Вместе с кормом в организм рептилий попадает большое количество соли. И здесь природа позаботилась об обеспечении своих подопечных специальными железами, которые позволяют эффективно выводить ее обратно. Протоки этих желез открываются в носовую полость, через которую соль в виде раствора выводится наружу. Рептилии, встряхивая головой, разбрызгивают скопившуюся жидкость вокруг. Часть ее попадает на морду животного, отчего она покрывается белым налетом, что отнюдь не красит ее обладателя.

После заплыва в море животные вылезают на прибрежные скалы греться. У морских игуан распространены «гаремы», подобные таковым у млекопитающих. Собравшиеся в одном месте рептилии распределяются на более мелкие группы, состоящие из одного самца, нескольких (5-10 особей) самок и молодняка. Самцы ревностно охраняют своих самок от посягательств чужаков, смело вступая с ними в драку.

Для откладки яиц самка тщательно выбирает место. Иногда она ищет его недалеко от побережья или отправляется вглубь острова в поисках сухого, теплого вулканического песка. Интересно, что вместе с ней в это путешествие отправляется самец, но он не принимает никакого участия в рытье ямы, которую делает самка, найдя подходящее место. У него другая задача: охранять занятую территорию от посягательств других самцов. Сначала он предупреждает чужака частым подергиванием головы, но если последний не воспринимает поданного сигнала, то переходит в наступление. В ход идут когтистые лапы и удары бронированной головой.

Самка, выкопав яму, откладывает одно-три яйца, которые засыпает песком. После этого спокойно удаляется обратно, нисколько не заботясь о своем будущем потомстве. Малыши вылупятся из яиц через три-четыре месяца, но это будут вполне самостоятельные Существа. Кроме растительной пищи они поедают и мелкую живность, что совершенно не свойственно взрослым особям.

Несмотря на отсутствие хищников, популяция морских игуан очень нестабильна. Одним из факторов, влияющих на численность вида, является изменение солености океанской воды, что бывает примерно раз в десять лет. Под воздействием изменившегося состава воды меняется и видовой состав морских водорослей, что крайне негативно отражается на игуанах. Они не могут быстро адаптироваться к новым кормам, и в результате многие погибают. Иногда таким образом численность вида сокращается наполовину.

В настоящее время общая численность морских игуан достигает двухсот-трехсот тысяч особей. Все вроде бы благополучно. Игуаны избежали участи слоновых черепах. Их никто не ел, не отлавливал для зоопарков, не добывал ради шкуры. Но с каждым годом животных становится все меньше, несмотря на то что Галапагоссы — это заповедные места. Почему? На этот вопрос ученые затрудняются дать прямой ответ, но предварительные данные говорят, что на уникальный вид влияют разливы нефти и топлива при авариях кораблей вблизи островов. Причем влияют опосредованно, т. к. сильное течение не дает губительной пленке подойти к берегам. Эту связь заметили после разлива нефти с танкера «Джессика», севшего на мель около островов 17 января 2001 года. Количество морских игуан с того времени уменьшилось в три раза, причем наибольшие потери понес остров Санта Фе, оказавшийся в непосредственной близости от места катастрофы. На нем погибло больше половины живущих там рептилий.

Каким-то образом нефть влияет на среду обитания морских игуан, вызывая незаметные, на первый взгляд, нарушения в биологическом равновесии. Предполагают, что первый удар пришелся не по самим рептилиям, а по определенным бактериям, помогающим переваривать водоросли. Гибель животных оказалась лишь вторым, а то и третьим звеном в этой цепочке.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.