Лошадь Пржевальского

Изображения лошадей Пржевальского встречаются в наскальных рисунках древнего человека. В то далекое время табуны песчано-желтых лошадей были неотъемлемой частью пейзажей полупустынных и степных районов Азии. Наши предки хорошо знали образ жизни лошади Пржевальского, чего не скажешь о нас. Мы успели уничтожить этих животных прежде, чем изучили их биологию.

В настоящее время лошадь Пржевальского буквально возрождается из небытия. Ученым пришлось по крупицам собирать и очищать от чужеродных примесей уникальный генофонд данного вида. И это удалось сделать только благодаря сохранившимся в зоопарках одиночным чистокровным особям. Все остальные животные, количеством более сотни, оказались гибридами, т. е. помесью дикой лошади с домашней.

Чем же отличается этот вид от остальных представителей семейства лошадей, если так заботятся о его восстановлении? На данный вопрос можно ответить довольно кратко: перед нами единственный ныне живущий вид дикой лошади. Остальные бесследно исчезли с лица Земли, оставив нам большое число нераскрытых загадок своего происхождения и жизни. Человека давно интересует вопрос происхождения домашней лошади, и некоторое время считали лошадь Пржевальского ее предком. Но дальнейшие исследования выявили несостоятельность данной гипотезы. Слишком много различий не только в анатомии этих животных, но и на генетическом уровне. Это показали современные исследования, проведенные на генетическом материале домашней и дикой лошадей.

По внешнему виду лошадь Пржевальского похожа на небольшую, крепкую лошадку. У нее коренастое тело, сильные ноги, песчано-желтая или рыже-желтая окраска. Цвет шкуры в зависимости от сезона несколько меняется. Зимой он становится более тусклым, а шерсть вырастает густая и длинная. В теплое время года лошади приобретают свою исконную, яркую окраску, которая тем не менее прекрасно маскирует их на желтоватом фоне степей.

Лошади Пржевальского никогда не имели таких красивых свисающих грив, как домашние лошади. Гривы у них короткие, стоячие (жесткие волоски стоят вертикально), черно-бурого цвета. Такой же раскраски хвост. Интересно, что и в его верхней части волосы короткие, как на гриве.

Вообще, эти лошадки имеют очень приятный, симпатичный внешний вид. Большие глаза, маленькие аккуратные ушки, пропорциональное строение — все это наводит на мысль, что неплохо было бы их приручить. Но не обольщайтесь. Лошадь Пржевальского не из тех простачков, которые ради ласки и вкусного кусочка готовы пойти за человеком на край света. Она не приручается, так же как и зебры. Эти животные созданы для свободы, для степей, и ничто не заменит им родной запах полыни и ковылей. Даже прожив всю жизнь в зоопарке, лошади остаются отчужденными и осторожными, ни в коей мере не доверяя человеку. Это свойство передается и гибридным животным. Они никогда не сдаются без долгого боя, и их легче усыпить, чем заставить смириться и выполнить волю людей. Иногда лошади даже умирают, не пережив стресса после отлова. Согласитесь, домашняя лошадь гораздо менее свободолюбива.

Как уже отмечалось, лошади Пржевальского — прирожденные жители степей и полупустынь. Суровые условия обитания требовали определенной адаптации для существования в таких районах, и действительно, лошадь Пржевальского превосходно прижилась на своей неласковой родине. К сожалению, уже к концу XIX столетия она обитала в основном в Джунгарии, отдаленном и труднодоступном регионе Китая и Монголии. Именно к этому времени приурочено ее открытие (в 1879 году во время экспедиции ее обнаружил Н. М. Пржевальский, в честь которого она и была названа). Поэтому мы можем судить о ее жизни, исходя из данных, полученных на основании наблюдений за ее существованием только и этой местности.

Джунгария не балует своих жителей мягким климатом. Это холмистая пустыня, располагающаяся на высоте около 700 метров над уровнем моря, с каменистой почвой и невысокими горами. Есть небольшие массивы барханных и грядовых песков. Но из-за высокого залегания грунтовых вод она богата живительной влагой. Множество ключей и родников вполне обеспечивают потребности всех обитателей на этой территории. Благодаря воде лошади Пржевальского спокойно переносили весеннюю засуху и жаркое лето, ведь они очень неприхотливы при выборе корма, лишь бы был обильный водопой. Во время сухих сезонов эти непарнокопытные поедали растительность, непригодную для кормления домашних лошадей. Они с удовольствием ели сухой ковыль, полынь, осоку, саксаул и т. д. Впрочем, были не прочь полакомиться и сочными травами, покрывающими пустынные земли во второй половине лета, когда начинают идти дожди.

Труднее приходилось лошадям зимой. Скудные остатки летних трапез быстро сходили на нет, что заставляло животных совершать постоянные кочевки в поисках корма. Но сильные ноги и выносливость помогали им преодолевать все трудности пути. Кстати, зимы в Джунгарии довольно мягкие, сухие и малоснежные, только по ночам температура воздуха может опускаться до -36 °С. Это очень важно для лошадей, т. к. многоснежные и холодные зимы приводили к большому падежу в табунах.

К сожалению, очень мало известно о внутривидовых взаимоотношениях и образе жизни в естественных популяциях. Определенно, животные держались табунами, во главе с жеребцом. Вожак обладал полной властью, и все остальные члены группы беспрекословно его слушались. Он являлся главным защитником табуна, первым вставал на пути опасности.

Немногочисленные исследователи, которым посчастливилось наблюдать этих животных в природе, отмечали их повышенную осторожность. К табунам практически невозможно было подойти на небольшое расстояние. Лошади всегда успевали заметить наблюдателя и отбегали, сохраняя безопасную дистанцию. Они обладали великолепным слухом и обонянием, острым зрением.

Хотя животные предпочитали уходить от опасности, тем не менее они были очень грозными противниками, особенно жеребцы. Для них не составляло никакой сложности расправиться с волком. Из драк с домашними лошадьми дикари всегда выходили победителями, несмотря на меньшие размеры. Особенно агрессивными становились самцы во время гона. Тогда они устраивали настоящие бои, нередко заканчивавшиеся тяжелой травмой одного из соперников. Бывали случаи, когда дикий жеребец отбивал от табуна домашних кобылок и уводил в степь.

С момента открытия лошади Пржевальского было довольно много попыток отловить и привезти в европейские зоопарки живых особей, но только часть из них увенчалась успехом. С одной стороны, возникли трудности с отловом животных, с другой — проблемы с доставкой. Некоторые лошади погибали от стресса, жеребята умирали от неправильного кормления. Тем не менее все-таки со временем в Европу удалось привезти 52 чистокровных лошади Пржевальского.

Благодаря им в настоящее время удалось восстановить этот интереснейший вид непарнокопытных. Уже начали поговаривать о реинтродукции (возврате) лошадей в природу. Причем возвращать надо как можно быстрее, т. к. многолетнее содержание и разведение в неволе постепенно приводит и к изменениям во внешнем облике животных. Лошади стали менее выносливыми, менее агрессивными, практически разучились поедать жесткую растительность, даже их челюсти ослабли в результате постоянного жевания мягкой травы и сена.

Наилучшие условия содержания были созданы на Украине, в заповеднике Аскания-Нова. Здесь лошади обитали практически на свободе. До Великой Отечественной войны на этой территории жили 37 чистокровных лошадей Пржевальского. Но война внесла свои коррективы в судьбу этих животных: редчайшие экземпляры пошли на обед захватчикам. Поэтому после ее окончания пришлось все начинать сначала. Сейчас поголовье лошадей Пржевальского в Аскания-Нова достигло примерно девяноста особей. Это великолепный результат, если иметь в виду, что в естественных условиях их больше нет.

Как отмечалось выше, еще до открытия этой лошади ее ареал значительно сократился, также уменьшилось количество животных. В последующие годы темпы исчезновения продолжали оставаться столь же высокими, и к концу XIX века лошади встречались только на юго-западе Монголии. После войны, в пятидесятых годах XX столетия, наши ученые, обследовав предполагаемый район обитания этих животных, обнаружили всего два небольших табуна. В одном было четырнадцать особей, а в другом только девять. Но они тоже долго не продержались. В шестидесятых годах лошадь Пржевальского исчезла из естественных популяций. Последний раз ее видели в 1968 году в том же регионе Монголии.

Что же послужило толчком к исчезновению вроде бы многочисленного, хорошо приспособленного к условиям окружающей среды уникального вида диких лошадей? Они оказались слишком чувствительными к фактору беспокойства, возникшему при освоении степей человеком. В первую очередь их стали вытеснять из родных мест быстро увеличивающиеся табуны домашних лошадей. Это привело к уменьшению территорий, на которых происходили кочевки животных. Соответственно, уменьшились и площади зимних пастбищ.

Рядом с табунами домашних животных всегда находились люди, представлявшие для дикарей реальную опасность. Ведь на них охотились ради мяса или просто ради сохранения целостности домашних табунов. Положение стало особенно тяжелым после появления у китайцев и монголов огнестрельного оружия. До сих пор лошади Пржевальского благодаря своей повышенной осторожности могли вовремя обнаружить опасность. Но ружья и пистолеты поставили последнюю точку в их судьбе.

После того как численность их популяции достигла критического уровня, сокращение количества особей стало происходить автоматически. Лошади встречались все реже. Их табуны уходили в самые труднодоступные и отдаленные регионы, часто не соответствующие образу жизни этих животных. Так, в результате особенно холодных и многоснежных зим в 1948, 1956, 1964 и других годах погибло большое количество лошадей Пржевальского, что нанесло непоправимый ущерб всему виду.

Так или иначе, данный вид исчез из естественной среды обитания. Поэтому особи, находящиеся в зоопарках, представляют огромную ценность как носители уникального генофонда. И они уже сыграли положительную роль в возрождении своего вида, а у нас появилась надежда увидеть вольные табуны лошадей Пржевальского на их исторической родине.