Комодский варан

Комодский варан (Отряд Чешуйчатые, подотряд Ящерицы, семейство Вараны) с острова Комодо! Трудно найти человека, который бы не слышал об этом легендарном чудовище нашего времени. Тем не менее открыли его сравнительно недавно, в 1912 году. До этого времени все слухи о гигантских рептилиях считались вымыслом. Разве можно верить кучке диких аборигенов, тем более что никаких вещественных доказательств существования неких доисторических животных с Малайского архипелага не поступало.

Так бы и оставался современный комодский варан не открытым еще долгое время, если бы не вездесущие искатели жемчуга. В поисках богатых мест они зашли на остров Комодо, с его единственной деревушкой. Каково же было их удивление, когда у местных жителей они обнаружили шкуры гигантских ящеров, а после расспросов еще и оказалось, что таких страшилищ на острове много. Аборигены называли их «буая-дарат» — сухопутные крокодилы. Ловцы не пошли на поиски этих животных, но все же послали сообщение на остров Ява, откуда на Комодо выслали первую экспедицию.

Она увенчалась полным успехом. Ее участники действительно обнаружили и отловили несколько особей доселе неизвестного вида рептилий. Их доставили в Бейтензоргский музей, которым руководил директор Оуэн. Именно он, после тщательного изучения и описания животных, дал им название «комодский варан».

Но наибольшую известность в научном мире эти вараны получили после второй экспедиции, которая была организована в 1926 году под руководством Дугласа Бурдена. В ходе этой экспедиции был обнаружен самый большой представитель семейства, и казалось просто невероятным, что такое крупное животное смогло просуществовать до сих пор, не будучи открытым.

Недаром жители острова Комодо назвали комодского варана сухопутным крокодилом. Рептилии могут достигать в длину трех метров, весить 150 кг и вполне соизмеримы по размерам с привычными для нас водными крокодилами. Вдобавок к внушительным размерам и соответствующие привычки: ведь комодские драконы — хищники. Но к описанию их трапез мы перейдем попозже, а сейчас постараемся набросать портрет этого замечательного животного.

Многие люди, наблюдавшие варанов в естественной среде, отмечали неизгладимое впечатление, которое вызывали у них эти рептилии. От них как будто исходит ощущение опасности, доисторической мощи, которая до поры до времени скрыта в их мускулистых телах. Ореол таинственности и холодной невозмутимости окутывает этих животных. У одних они вызывают первобытный страх, у других восхищение, третьи при первой встрече впадают в оцепенение, не в силах оторвать глаз от гигантской рептилии. Но никто не останется равнодушным и никто не сможет забыть холодный, разумный взгляд комодского дракона.

Если отбросить огромные размеры, этих комодских варанов можно назвать даже красивыми, на свой лад, конечно. Мощное удлиненное тело держится на сильных пятипалых лапах с внушительными когтями. Голова удлиненная, напоминающая змеиную, с небольшими, но выразительными глазами (зрачок круглый). Хвост сильный и массивный. Все тело покрыто бронированной чешуйчатой кожей, которая образует на шее горловой мешок. Язык длинный, сильно раздвоенный. Взрослый варан имеет однотонную серо- или темно-бурую окраску. Молодую особь можно легко отличить по более ярким тонам, включающим в себя оранжевые, зеленоватые, красноватые, коричневые, серые цвета.

Комодские вараны встречаются не только на острове Комодо, но и на островах Ринджа, Падар, Флорес, которые расположены поблизости от первого. Все они имеют вулканическое происхождение и входят в состав Малайского архипелага. Флора и фауна этих островов формировалась в условиях изоляции от природных сообществ материков, и до сих пор не понятно, как могли попасть на эти осколки суши некоторые виды животных. В отношении других есть некоторые предположения, но пока что их не могут ни опровергнуть, ни подтвердить. Так обстоит дело и с варанами.

Изучая историю формирования фауны Австралии, ученые высказали предположение, что в ее северо-западной части некогда обитали вараны, которые могли бы быть предками комодских драконов. Современные рептилии прекрасно плавают, без труда преодолевая водные преграды шириной в 0,5 км. Если их предполагаемые предки обладали такими же плавательными способностями, то они бы могли, переплывая с острова на остров в Тиморском море, достичь мест своего сегодняшнего пребывания. В пользу этой гипотезы говорит еще и наличие большого количества мелких, безымянных островов, на которые современные вараны легко переплывают. Ведь в давние времена в промежутке между Австралией и Малайским архипелагом их могло быть и больше. Но, к сожалению, гигантские вараны Австралии вымерли, нет их и на других островах архипелага, так что подтвердить данную теорию трудно.

Острова покрыты лесами муссонного типа. Во время засухи они сбрасывают листву, дожидаясь более благоприятного времени года. Между лесами встречаются участки саванны. Интересно, что вараны настолько неприхотливы при выборе местообитания, что их можно встретить в любой части острова, от морских побережий до скалистых вершин.

В качестве убежища рептилии роют огромные норы, глубиной до пяти метров, в которые без труда может залезть человек. Чаще всего они устраивают подкопы под корнями деревьев, но стараются, чтобы их жилище было не далеко от проложенных оленями троп. Молодые животные неплохо лазают по деревьям, чем успешно пользуются, поселяясь в их дуплах.

Ходят рептилии, приподняв тело над землей. Хвост в это время служит им балансиром. Бегают медленно, но, как отмечают местные аборигены, могут догнать ребенка. К данному способу передвижения животные прибегают редко. У них не часто бывают такие жизненные ситуации, когда необходимо спасаться бегством, а методы охоты включают в себя по большей части скрадывание жертвы.

Увидеть активного варана можно в любое время суток. Иногда он неторопливо вышагивает по тропинке среди бела дня, а может устроить засаду ночью. Главное для него — достаточное количество корма. Природа щедро наградила свое оригинальное чадо разнообразными возможностями обнаружения жертвы, и вараны с успехом их используют. Они хорошо видят, отлично осязают и обоняют. Кроме этого, они очень непривередливы при выборе корма. Грозные комодские вараны с одинаковым аппетитом поедают как свежее мясо, так и падаль. Не побрезгуют отобедать и своим младшим собратом, если таковой попадется на пути.

Главным методом охоты, как уже отмечалось выше, гигантские рептилии выбрали затаивание. Дело в том, что основу их рациона составляют тиморские олени и кабаны, в изобилии населяющие данные острова. Догнать таких быстроногих животных варан не способен, зато обладая железным терпением, может подстеречь жертву на тропе, среди густой травы и неожиданным мощным ударом хвоста сбить ее с ног. Но есть и другой способ, который рептилии применяют для охоты на более крупных копытных, в том числе на одичавших лошадей и коров, завезенных людьми. Варан, подкараулив жертву, кусает ее, нанося глубокую, болезненную рану. Есть предположение, что слюна этих рептилий обладает некоторой токсичностью, но и без нее зубы драконов не отличаются чистотой. На остатках мяса, застрявшего между зубами, развивается большое количество гнилостных микроорганизмов, которые при укусе попадают в рану. Заражение наступает неизбежно. Варану остается только следить за своей жертвой, которая быстро слабеет и примерно через три дня погибает в страшных мучениях.

Наиболее лакомой частью добычи эти рептилии считают внутренности. Их они съедают в первую очередь. Своими огромными когтями рептилии разрывают живот жертвы и выедают все лакомство за 15-20 минут. Затем наступает очередь мяса, и тут остается только удивляться. Животные заглатывают огромные куски мяса вместе с костями, помогая глотанию подергиванием головы и шеи. Иногда кусок все же застревает в пасти, и тогда варан яростно трясет головой из стороны в сторону, пока он не вылетит наружу. Эта особенность сближает варанов со змеями, обладающими эластичной глоткой и способными заглотить жертву гораздо большего размера, чем видимый объем рта. Как и у змей, мозг у варанов защищен специальной костной перегородкой, предохраняющей его от травмирования во время глотания крупных кусков с костями.

Комодские вараны очень прожорливые существа.. Уже через три-четыре часа после первой трапезы они способны вернуться к останкам и продолжить их пожирать. Наевшись, они располагаются неподалеку, не утруждая себя возвращением в свою нору.

Иногда на запах падали собираются несколько животных, и тогда уже через сутки от туши не остается и следа.

Бывает, что на обед к варанам попадают и обезьяны, мелкие грызуны, насекомые и другая живность. Конечно, чаще всего мелочью промышляют молодые рептилии, не обладающие мощными хвостами и челюстями, а главное опытом охоты, но и взрослые особи не станут упускать шанса подкрепиться перед обедом.

Вообще, сложившиеся взаимоотношения в природных сообществах данных островов очень интересны. Вараны играют здесь роль санитаров, поедая падаль и уничтожая в первую очередь слабых, больных животных, т. е. берут на себя ту ответственную работу, которую в материковых сообществах выполняют тигры, львы, волки и другие хищники. Без их контролирующих чисток островные популяции копытных просто бы не сформировались. В то же время, как отмечают некоторые исследователи, копытные животные не видят в рептилиях хищников. Вараны могут заходить в самый центр стада, а животные будут продолжать спокойно пастись. Рептилии, обладая железным терпением, медленно и неторопливо передвигаются между оленями, как будто не обращая на них внимания. Они могут несколько часов простоять неподвижно в одной позе, наблюдая за окружающей обстановкой. Приподнявшись на передних ногах, вытянув шею вверх, эти рептилии среди травы напоминают мертвые стволы деревьев или обломки скал. Может быть, и олени воспринимают их как неодушевленные предметы, тем более что открыто вараны нападают очень редко. Чаще всего они поджидают свою жертву на тропе, где резким ударом хвоста сбивают ее с ног и умерщвляют. Остальное стадо просто не замечает виновника трагедии в высокой траве и кустарнике. Так или иначе, у копытных животных не сформировался образ рептилии-хищника.

Для человека гигантское пресмыкающееся тоже представляет потенциальную опасность. В настоящее время случаев нападения не отмечалось, но жители островных деревень помнят такие истории и с удовольствием их пересказывают. В то же время они нисколько не боятся этих животных. Вараны довольно часто заходят на местные помойки или неторопливо шествуют мимо по своим делам, а деревенские ребятишки спокойно продолжают играть чуть ли не у них под носом. Конечно, каждый заботится о своей безопасности самостоятельно, но все-таки одинокие прогулки по комодской саванне — вещь сомнительная.

В июле у комодских варанов начинается очень ответственный период — спаривание. В это время самцы становятся агрессивными и постоянно вступают в жестокие драки друг с другом. Можно себе представить, какие раны способны нанести противнику эти животные, вспомнив их огромные когти, большие, немного загнутые зубы и стальную мощь мускулов. У всех взрослых самцов морда и тело покрыты беловатыми шрамами, следами былых битв.

В августе самка откладывает до 30 яиц, которые зарывает в землю. Инкубационный период довольно большой, и маленькие варанчики выходят на белый свет только спустя восемь-восемь с половиной месяцев. Это вполне самостоятельные особи, размером до 30 см, которые прекрасно лазают по деревьям, что для них очень актуально. Ведь для маленьких рептилий наибольшую опасность представляют их же взрослые сородичи, а укрыться от них можно только на высоте. Выживают самые ловкие и осторожные.

В настоящее время на островах запрещен отлов и вывоз гигантского варана без специального разрешения. Созданы заповедники, в которых ведутся научные исследования данных экосистем. Существует стабильная популяция, но все равно количество животных не очень велико. Для сохранения этих рептилий необходимо сохранить в первозданном виде их место обитания, и это, пожалуй, наиболее сложная задача, стоящая не только перед местными властями, но и перед всем человечеством.