Багрянки

Багрянки — типичные представители морской флоры и по преимуществу флоры теневой. Несравненно более тонкие и нежные, чем бурые водоросли, они ютятся на скалах в более глубоких слоях воды, или на стеблях ламинарий, фукусов и других крупных обитателей моря, наконец, в виде коралловидных образований или корок одевают подводные рифы. Они спускаются на значительную глубину, где свет чрезвычайно слаб и куда доходят преимущественно синие и фиолетовые лучи спектра. И эти водоросли обладают особыми дополнительными к хлорофиллу и каротину пигментами, известными под названием фикоэритрина. Фикоэритрин представляет собою азотистое тело, растворимое в воде, т. е. он принадлежит к группе гидрохромов. Чистые водные растворы фикоэритрина в проходящем свете дают карминово-красное, а в отраженном свете оранжевое окрашивание с сильной флуоресценцией. Такой раствор получается довольно легко, если значительную массу живых водорослей опустить в дестиллированную воду и часто сменять последнюю. Водоросли отомрут, и пигменты из хроматофоров перейдут в клеточный сок. Уже через несколько минут можно заметить, что водоросли начнут флуоресцировать. Затем водоросли заливают таким количеством воды, чтобы она как раз их покрыла, и прибавляют несколько капель тимола, чтобы ускорить отмирание водорослей и предупредить гниение. Все это ставят на окно на сутки; если температура будет доходить до 35° С, то пигмент перейдет в воду. Раствор отфильтровывают и разбавляют абсолютным алкоголем до прекращения флуоресценции. Через сутки пигмент выпадет в форме объемистого аморфного осадка, который отфильтровывают и растворяют в воде. Это и будет чистый раствор фикоэритрина.

Если положить кусочек живой ткани багрянок в каплю 10% раствора поваренной соли, то уже через 1/4 часа хроматофор значительно изменится, и пигменты начнут переходить в клеточный сок, хроматофор при этом позеленеет, а клеточный сок покраснеет; через 1—3 часа в клеточном соке начнут образовываться кристаллы. Молиш делал все это с водорослью Nitopbyllum, для других водорослей время и концентрация могут оказаться иными.

Значение этого пигмента, по мнению большинства ботаников, писавших о нем, — усиление процесса ассимиляции. У багряцок, выросших на поверхности скал, близ черты прилива, фикоэритрина мало, и они не имеют розовой или пурпурной окраски; пресноводные багрянки также окрашены совершенно иначе.

Сложность тканей у багрянок значительно менее, чем у бурых; сложность же процессов развития значительно больше. Для нашего исследования мы возьмем лишь такие примеры, которые позволят усвоить главнейшие черты этого интересного типа.

Практически большую важность имеет студень, в которую при разваривании превращаются клеточные оболочки и межклетное вещество багрянок. На обилии студени основано приготовление агара и различных питательных веществ, близких к нему, в Японии, где лов багрянок, как и лов бурых водорослей, является правильно организованным промыслом.

В противоположность бурым багрянки господствуют более в южных морях, хотя и на севере нет в них недостатка. Н. Н. Воронихин приводит для Черного моря 97 видов багрянок, принадлежащих к 42 родам и 11 семействам. Особенно обильна там Pbyllophora rubens Grev., образующая обширные заросли на ракушечниках и проч., даже на значительной глубине. К северу от линии устье Дуная—Севастополь С. А. Зернов указывает даже «филлофорное море», так велики заросли этой водоросли. Е. С. Зинова на Мурмане собрала 60 видов багрянок в 35 родах. X. Я. Гоби в Финском заливе собрал только 9 видов причем особенно обильным оказался род Ceramium, встречающийся на прибрежных камнях даже восточнее устья Наровы.